Премиальный список
«Ошибка героя» как прием
Анатолий Найман в воспоминаниях приводит следую­щий эпизод1: Анна Андреевна Ахматова хвалилась тем, что поймала Достоевского на ошибке: герой романа «Подрос­ток» Аркадий Долгорукий, желая представить Ламберту пример истории, когда удовлетворение любовной страсти немедленно влекло бы за собой отвращение к объекту же­лания, восклицает: «Знаешь ты историю Ависаги?» Досто­евский, говорила Ахматова, перепутал историю Ависаги с историей Фамари (2 Цар. 13). Сам Найман, однако, делает примечание, где оговаривает, что, возможно, ошибается во­все не автор, а его герой. Очевидно, Найман совершенно прав, и все же «ошибка Ахматовой» тоже неслучайна и вскрывает нечто в произведении Достоевского, что никоим образом не характерно для других литературных текстов, ибо Анна Ахматова была все же профессиональным лите­ратором, мастером высочайшего класса и секреты мастер­ства знала (и чувствовала) недурно.

Весь архив "Вопросов литературы" Откройте безлимитный доступ
Спецпроекты
Учитесь, читайте, смотрите вместе с «Вопросами литературы»

Образовательный подкаст «ВопЛи». Ведущая подкаста — Яна Семёшкина. Все выпуски

Легкая кавалерия
12 критиков говорят о современной литературе

Курсы и видео
Больше лекций и дискуссий в проекте «Онлайн-образование»
Feedback
О кукольных персонажах на пальце Стивена Кинга
Георгия Адамовича мы знаем по нескольким стихотворениям, оставшимся в русской поэзии, что уже много, а также по книгам эссе «Одиночество и свобода» и «Комментарии». Там много «экзистенции», недурных размышлений о мировой культуре, значении Толстого, Бунина, Мережковского. Несколько в тени остались тексты, которые Адамович регулярно в 1920–1930-е публиковал в эмигрантской прессе – «Звене», а потом в «Последних новостях». В них присутствует то, что я очень ценю – сиюминутное, написанное вроде наспех, без претензии на вечность. Но сквозь необязательность пробивается дух времени, интересен и сам Адамович, незаметно превратившийся в первого критика отечественной литературы за границей. Учитывая мощную словесную составляющую русской эмиграции – звание более чем серьезное.
Feedback Михаила Хлебникова

Наши партнеры