Курсы и циклы

Цикл лекций о критике и литературоведении XX–XXI

Цикл лекций критика, эссеиста, профессора и главного редактора журнала «Вопросы литературы» Игоря Шайтанова в рамках школы писательского мастерства «Пишем на крыше».
Все видео, курсы и номера "Вопросов литературы" Откройте безлимитный доступ

Жанры литературной критики

Критика неохотно признают «писателем», а, тем не менее, критика это литература, со своими жанрами и, желательно, узнаваемым стилем. У нее иная степень творческой рефлексии. Современный писатель (раньше это было не так!) может не знать о жанрах и законах, соблюдать и нарушать их интуитивно. Критик должен их знать, чтобы применить ради понимания. Что значит парадокс В. Шкловского о том, что литература развивается «не от отца к сыну, а от дяди к племяннику»? Почему поэзия это «рефлексирующее слово» (Г. Винокур)? Формулировки современных законов парадоксальны и индивидуальны. Попробуем в них разобраться, чтобы сделать инструментом, реально востребованным в разных критических жанрах.

Критика в «Вопросах литературы»

Первые слова на обложке Вопросов литературы» — «журнал критики и литературоведения». Они разделяют или объединяют два обозначенные пути подхода к пониманию литературы? В этом соседстве есть взаимная ответственность. У литературоведения в ВЛ обязательства — перед критикой и читателем. Мы говорим нашим ученым авторам: писать о своем, не понижая уровня, но так, чтобы заинтересовать и того, кто открыл ваш текст не для того, чтобы пополнить диссертационную библиографию. У критики в ВЛ — обязательства не только перед литературой, но и перед наукой о литературе. Эссеизм приветствуется, но не в качестве своего мнения, опережающего знание, но — за ним следующего. Научная ответственность и стилистическая свобода — общее требование для всех жанров, но в каждом из них по-разному проявляющее себя.

Как понимать историческую поэтику

Студенту-филологу имя Александра Николаевича Веселовского и название его системы поэтики, названной ее создателем «исторической», известны с 1 курса. О нем говорят — великий, иногда — создатель русской филологической школы, в пространстве которой расположились и формалисты, и Бахтин, и Пропп, и Лотман. В последние годы совершается запоздалое открытие Веселовского в мировом масштабе, и становится ясно, что без него все вышеперечисленные имена оказываются вне способного объяснить их контекста. Так что же такое «историческая поэтика», почему само словосочетание пишут то в кавычках, то без них? Почему долго бытовало мнение, оформленное строительной метафорой, будто грандиозное здание современной поэтики Веселовский не вывел выше фундамента, что великая идея, поманившая многих, так и осталась не воплощенной? Какое значение для понимания имеет план «исторической поэтики», обнаруженный через полвека после смерти ученого и воплощенный в ее издании только в XXI веке?

Классическая поэтика неклассической эпохи

В области гуманитарного знания значение русской филологической школы общепризнанно, имена хорошо известны, за каждым — несколько расцитированных терминов. Но насколько верно поняты основания школы, насколько умело применены ее идеи? Дефицит понимания и, следовательно, адекватного применения идей — очевидное следствие того, что весьма смутно видятся основные положения исторической поэтики; как связать синкретизм с вопросом о различии языка поэзии и языка прозы, какое отношение история поэтического стиля имеет к поэтике сюжета и истории идеалов? Наконец, почему свою систему поэтики А. Н. Веселовский собирался завершить таким — не устаревшим ли? — понятием как «жанр»? И какое отношение историческая поэтика имеет к сегодняшнему искусству слова, способствует ли его пониманию?

О поэтических жанрах

О поэтических жанрах и о том, почему сонет, условная форма, на 300 лет стал основным жанром лирического обновления поэзии в Европе. Есть ли смысл говорить о жанрах применительно к сегодняшней и даже вчерашней поэзии? Не навязывает ли теоретик и критик поэту то, что для него давно мертво? Прежде чем перейти к современности, обратимся к классическим жанрам: что такое «борьба жанров»? Почему одни становятся (как говорил Ю. Тынянов) «литературным фактом», а другие «выпадают в быт», чтобы не утратить при этом возможности возвращения? В качестве одного из примеров — о жанровом значении последней строфы в стихотворении Ф. Тютчева «Люблю грозу в начале мая…»

О «березках», «пейзажах» и поэтическом «открытии природы»

Два созвучных слова в названии небольшого курса из двух лекций должны подчеркнуть, что новые лекции о поэзии продолжают разговор моего предшествующего цикла — об исторической поэтике как инструменте понимания словесного искусства. В первой лекции речь пойдет о так называемых вечных темах, об условиях их рождения и о том, какие требования они предъявляют языку поэзии. Предметом подробного разговора будет «открытие природы»: зачем и когда ее понадобилось открывать? В каких формах поэзия была готова откликнуться на это открытие и как измениться навстречу его требованиям?

Лекции цикла

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке