Легкая кавалерия

12 критиков говорят о современной литературе
О «Полете разборов» и поэтической критике, забывшей о поэте; о борьбе литературных интернет-проектов за будущее — и книге «Как мы читаем»; о «4 выстрелах» Андрея Рудалева и книге женской прозы «Лавровый лист»; о работе с социальным в литературе, а также о многом другом.
О юмористической прозе и фельетонной критике; о смерти и эвтаназии; о коллективной ответственности профессионального сообщества и профессиональной безответственности критика Кузьменкова; о смене риторики защитников актуальной поэзии; о евтушенках и вознесенских фем-письма, о секрете популярности японской манги, а также о многом другом.

Легкая кавалерия № 6 2021 при разности тем и мнений имеет общий смысл. Это попытка понимания уже наступившего, но еще не изведанного, не отрефлексированного. Лейтмотив ее — всматривание в новое, диверсификация литературы и критики. Открывает выпуск статья Константина Комарова об Александре Еременко — одном из многих, кто пришел, чтобы стать новым, но был одним из немногих, кто не декларировал, а действительно писал во всю силу открывавшейся ему новизны мира и взгляда на мир.



Об Александре Еременко; о том, куда уходят критики и откуда они могут появиться (но лучше не надо); о Глебе Капустине и интернет-троллинге; о психоанализе, Лакане и Кирилле Рябове; о том, как женщины формируют гендерное неравенство в литературе и делают из мужчин великих писателей; о мире без художественной прозы, а также о многом другом.

О женской прозе, маркерах феминного дискурса и о том, почему женщинам-писательницам «неугодно быть прелестью»; о мужском вопросе, мужской прозе, маскулинитивах и «мужиковедении»; о фальшивом «большом романе» Захара Прилепина и рассказах Александра Снегирева, о сериале «Обитель» и цирке в аду; о КВН, Ирине Полторак, Виктории Токаревой, а также о многом другом.

Бывает время разбрасывать камни…

Три года мы наблюдали за тем, как ими перебрасываются в сетевом пространстве, оценивая точность/неточность чужого броска. В текущем выпуске мы не смогли удержаться от искушения еще раз поучаствовать в этом увлекательном процессе.

И хватит! Три года большой срок, чтобы измениться и заметить изменения, которым и мы способствовали в меру сил. Подводя итоги более чем трехлетней работы, можно сказать, что «Кавалерия» создала новый формат современного критического высказывания — многовекторного, многоаспектного. «Я» критика при таком подходе не размывается, напротив, упрочивает свою субъектность, но за счет множественности этих «я» текст «Легкой кавалерии» отражает литературную ситуацию свободно и объективно.

«Кавалерия» выступила против косной, почти советской системы, предъявлявшей читателям одного главного критика, одно главное издательство и пару главных книг года. Зафиксировала утрату премиальным процессом институциональной значимости. Подвела итог десятилетиям конвульсивного деконструирования/приращения смыслов. Была непримиримой, бесстрашной, острокритичной.

Ключевое слово нынешнего выпуска и его критическая цель — пустота. Разочарование в быстрой череде мелькающих кумиров, легковесность «манифестов», несостоятельность молодого поколения, на которое делают ставку как на новую русскую литературу. Молодежь, обновление — всегда хорошо, но где оно? А бороться с пустотой брюзжанием бесперспективно. «Сварливый старческий задор» противопоказан нашей команде. Молодой? Не будем кичиться паспортными данными, этим достоинством козыряют слишком часто и многие. «Кавалерия» меняет курс. Не считая нужным гоняться по сетевому пространству за собранием литературных насекомых##А. С. Пушкин: «Мое собранье насекомых / Открыто для моих знакомых…»##, отныне мы делаем полемику маргинальной целью, а откликаться хотели бы на то, что готовы поддержать, — книги, имена, даже отдельные мысли и стихотворения. В приоритете высказывание по конкретным поводам, рецензионное в своей основе, но по сути — философское, социальное, эстетическое размышление и впечатление… Пришло или не пришло время собирать камни, но мы хотим его поторопить.



О продаже воздуха и манифесте суггестивизма; об агрессивном обаянии таланта и разрушенном — тридцать лет спустя — пьедестале поэта NN; о страхе смерти, избегании жизни и пластмассовой прозе тридцатилетних и о том, что современная литература делается «стариками»; о слабости и трусости неприятелей «Кавалерии», недобросовестных культуртрегерах, снобизме ЖЗ; а также о многом другом…

О цифровом воскрешении писателей и поэзии, которая экономит время; о литературе, которая оказалась в роли того самого мальчика; об одиночестве литературного человека и забытом Сельвинском; о бахтинской дискуссии на «Текстуре» и о том, почему «Текстура» не публикует лучшего критика десятилетия; а также о многом другом…
О философствовании в романах 2020 года; о миграции жанров и комплексе наследников великой русской литературы; о «страшном диване» Гандлевского, украденном у Набокова; о «The Beatles», которые были проектом британских спецслужб, и о том, при чем здесь литература; об образе автора и «Немцах» Александра Терехова: между ритмом и бытием; а также о многом другом…
О березках, сакурах и графоманах, которые нужны поэзии; о двух стихотворениях Юлия Гуголева и эпохе неприятия плоти и отрицания жизни; о «полифонической» дерзости, настоящей критике и рекомендательной; о раздаче штанов и свободных комнат в «горизонтальных проектах» и серьезной поэзии; о новом сентиментализме; а также о многом другом…
О премии «Поэзия», к которой трудно относиться всерьез; о том, как ушли и вернулись стихи (к Дмитрию Воденникову); о видах и подвидах современных прозаиков (записки редактора); об итогах постсоветского тридцатилетия; о новой критике и явлении «кавалеризма»; о литературном рынке и писательских муравейниках, существующих ради прибыли и хайпа; о критиках «со сбитыми настройками», которые живут и читают около прозы, возле поэзии и мимо искусства; а также о многом другом…
О феминитивах, лингвистике и политике; о дерзости, «Кодексе критика» и сокрытии отсутствия; о современном формате литературной критики; о макаронных мушках в ушах критиков и «овощном» бессмертии поэтов; о лучах света для обиженных, для которых наша современная литература — дерьмо; о сбое экспертизы и профнепригодности в деле поэзии; о популярной разновидности современного верлибра; а также о многом другом…
О проблемах литературы в эпоху «постковида»; о пользе и вреде аудиокниг и чтеце как посреднике между писателем и читателем; о читателях-романтиках, которых все меньше, и нон-фикшне как браке по расчету; о дегуманитаризации критики и индексе Хирша; о младокритике Евгении Никитине; о длинном стихотворении Галины Рымбу, микрополитике и «физиологическом верлибре»; о приеме «пугала», лжедокторе, обманутых читателях и неэтичных книгоиздателях; а также о многом другом…
О незаслуженном бифштексе, голодном Прусте и безжалостном течении времени; об одноразовой литературе и вреде литературных премий; о фильме «Паразиты» и этническом коде; о Дмитрии Кузьмине, который более известен как внук Норы Галь; об отце Сергея Довлатова как доносчике; об определении критики как прощальной любовной записки; о пандемии и литературе; еще раз об издательстве Елены Шубиной и о том, почему туда стремятся; о практике современных филоложных стихотворцев; о стихах Евгении Вежлян; а также о многом другом…
Снова о литературной критике, которой якобы нет; о новом журнале «Незнание», которому знание и не нужно; о гарантированных «классиках» «Редакции Елены Шубиной»; о противоположном верлибру крае Великого Графоманского Княжества — крае так называемой патриотической лирики; о Кирилле Корчагине, которого головой выдают номадам НЛОшные старцы, и единственном читателе Корчагина; о вечной поэзии, юной поэзии и непоэзии; о судьбе русского романа как способа высказывания, или о «жанре-реципиенте» и «жанре-доноре»; о «плохих» стихах Лидии Чуковской и поступке женщины с раком четвертой стадии; а также о многом другом…
Только звезды, только хардкор! Алексей Варламов, Ольга Славникова, Владимир Новиков, Александр Мелихов, Роман Сенчин, Алексей Сальников, Шамиль Идиатуллин, Андрей Волос, Андрей Аствацатуров, Дмитрий Воденников, Алиса Ганиева, Григорий Служитель. Если сблизить две метафоры, то сегодня у нас: «тяжелая артиллерия» выступает поддержанная жанром «легкой кавалерии».
О нормальной мужской прозе и критериях профессиональной полемики; о причинах народной любви к Татьяне Толстой; о короне главного литературного критика и стремлении Александра Гаврилова «пожевать текст»; о полуминутках поэзии на телеканале «Дождь»; о том, кто может примирить Дмитрия Кузьмина с силлаботоникой; а также о многом другом…
О настоящих поэтах и где их искать (спойлер: в премиальном листе премии «Поэзия» и на Волошинском фестивале); о ненастоящих поэтах и их ненастоящих литературных школах и учебниках; про Самарру и Саммару — про «кладовочный шорох» Дмитрия Кузьмина; о поэзии программистов; о книжной критике, которая честнее журнальной; а также о многом другом…
О премии «Поэзия» как уравнении со всеми неизвестными; о книжных блогерах, плененных тусовочно-иерархической системой; о надежде на новое почвенничество — и крепнущем жанре постапа; о широкой толерантности Льва Оборина, которую надо бы сузить; о том, что говорят и думают о нас классики; о самообследовании нашей рубрики, насчитывающей уже 12 выпусков по 12 эссе; а также о многом другом…
О спорах «традиционалистов» с «новейшими» и отсутствии поэтической личности в актуальной поэзии; о сравнении премии «Дебют» с «Лицеем» и поколениях «молодых писателей»; о литературе травмы и литературе обиды; о необходимости эстетической критики, э-критики и э-редактуры; о России в литературном номере «Esquire»; о романе О. Бахаревича «Собаки Европы»; о старом советском и новом американском кино; а также о многом другом…
О трех «этажах» литературы и загадке Гузели Яхиной; об evergreen content — подкастах и правиле «трех «и»»; об убийственной наглядности форумов молодых писателей и они-же-детях от литературы; о человеке настроения Наринской и ее стронг опиньенз; о разнице между ловлей блох и порождением идей в критике; о недостатке дизайн-мышления в «Игре престолов» и вообще; а также о многом другом…
О новой и первой премии за критику «Неистовый Виссарион» и ее итогах; о фильме «История одного назначения», о несоразмерности наказания содеянному и о том, почему это про нас, про современность; о критике А. Кузьменкове и нейролингвистическом программировании; о романе О. Ермакова, написанном с помощью Google-переводчика, о гугловско-«бандитском шике» автора; о назначении Шаргунова главным редактором «Юности»; а также о многом другом…
О покалывании шпагами-словечками вместо сечи палашами-идеями; о новом американо-британском сериале «Чернобыль»; о разнице между «лягушками в банке» и «любви к чтению» и Галине Юзефович; о писателях-роботах и о том, как роман, написанный роботом, попал в шорт-лист национальной премии; о статье И. Гулина «Что происходит с текстом»; о проблеме подросткового чтения и поколении Z – тех, кто родился после 1996 года; а также о многом другом…
Об относительности классификаций и совершенно разном восприятии того, что такое литкритика; о раздробленности и таянии – двух тенденциях в литпространстве; о цензуре и волшебном слове «целлофанирование»; об «упадничестве» как жанре и как сюжете литературы 2010-х; о связи военных стихотворений Светлова с гомосексуальной темой; о новых книгах Д. Бобылевой и Н. Делаланд; о поэте-энциклопедисте Ю. Гудумаке; а также о многом другом…
Об отсутствии поколения в литературе 2010-х; о блогерах и легитимизации дилетантизма в искусстве; о «харассменте» в журнале «Новая Юность»; о красоте, добре и истине в критике; о «филологической критике», которая все чаще звучит как ругательство; об интерактивной литературе и визуальном романе; о книге Л. Горалик «Все, способные дышать дыхание»; о критике А. Конакове и древненахском языке – краткий словарь языка А. Конакова; а также о многом другом…

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке