Не пропустите новый номер Подписаться
Спецпроекты

Пишем на крыше

Школа писательского мастерства «Пишем на крыше» организована в 2018 году редакцией журнала совместно с Национальным фондом поддержки правообладателей (НФПП). «Пишем на крыше» — это не просто школа, но и писательский клуб при журнале, редакция которого уже почти полвека располагается на крыше легендарного «тучереза» — Дома Нирнзее.

Вырезка из факультетской студенческой газеты МГУ, присланная одной из участниц тогдашней мастерской С. Н. Лютовой, которая стала нашим постоянным автором.

История

Наша школа — продолжение давней традиции работы с молодыми и начинающими авторами: еще в 1980–1990 годах при журнале существовал семинар критики, которым руководил Лазарь Лазарев, — в то время заместитель главного редактора, а в будущем и сам главный редактор.

Расписание

Школа проводится весной и осенью: с апреля по июнь и с октября по декабрь. В каждом модуле по 10-12 основных занятий, в зависимости от выбранного семинара: «Поэзия», «Проза» или «Критика».

Четыре раза в месяц мы собираемся в стенах редакции и анализируем с опытными и известными экспертами ваши тексты, затем слушаем лекции писателей и обсуждаем актуальные проблемы литературы.

Все занятия в выходные дни в дневное и вечернее время. В школе возможно как платное участие, так и бесплатное — предусмотрено некоторое количество бюджетных мест, распределяемых по итогам конкурсного набора.

Сертификаты

По окончании школы участникам выдается сертификат «Вопросов литературы». Лучшие работы публикуются в толстых журналах и периодике.

Расписание ближайшего модуля смотрите на сайте проекта «Пишем на крыше»

С вопросами обращайтесь к куратору школы Полине Дуардович — пишите на мейл редакции voplit@mail.ru.

Подписывайтесь на рассылку школы, чтобы быть в курсе всех новостей и не пропустить конкурсный набор. Подписаться

В разное время лекторами и мастерами были

Дмитрий Воденников

поэт, эссеист

Михаил Елизаров

писатель,
лауреат «Русского Букера»

Максим Кронгауз

лингвист, доктор филологических наук, профессор ВШЭ и РГГУ

Дмитрий Бак

директор Государственного музея истории российской литературы имени В. И. Даля, профессор РГГУ, филолог, критик

Игорь Шайтанов

критик, эссеист, профессор, руководитель Центра современных компаративных исследований (ИФИ РГГУ), ведущий научный сотрудник РАНХиГС, главный редактор журнала «Вопросы литературы», литературный секретарь премии «Русский Букер»

Алексей Варламов

писатель и публицист,
исследователь истории русской
литературы XX века.
Доктор филологических наук,
профессор МГУ,
ректор Литературного института им. А. М. Горького.

Отзывы участников
Участники и мастера первого и второго модуля 2019 года

критик, журналист, обозреватель отдела культуры газеты «Комсомольская правда», мастер школ «Пишем на крыше» и  «Литературных мастерских Creative Writing School» 

Евгения Коробкова

Я часто ходила на разные кружки, посещала сообщества и тусовки. Мне знакома вековая инерция подобных сборищ. Почти никогда в этих собраниях не удавалось избежать эффекта «пенсионирования» и «графоманивания». Хорошо знакомые друг с другом граждане хвалят своих друзей, ругают чужих, пенсионеры рассказывают, как хорошо было при СССР, никто ничего не пишет, кроме графоманов. Это обычная история и предположить, будто что-то изменится от того, что за дело взялись новички из «Воплей» — было невозможно.

Однако «Вопли» собрали качественно иную аудиторию. На курсе объединились интересные, творческие люди: журналисты, сценаристы, юристы. Причем, все собравшиеся были очень мотивированы. Серьезно относились к заданиям. Трудились на каждом занятии. Не критиковали меня за непрофессионализм, а помогали мне вести этот курс. Я знакома с чувством удовольствия от пришедшего вдохновения. Но мне еще не приходилось испытывать удовольствия учителя, который видит успехи студента. Теперь я знакома с этим чувством. Оно еще круче.

Друзья, спасибо, что были. Спасибо, что делились со мной умом, сердцем, взглядом и творчеством. У меня получалось не все, но я ценю, что вы находили силы, чтобы не замечать промахов, но замечать удачи и говорить о них. Мне было тепло и радостно с вами. Пусть все сложится.

поэт, бренд-менеджер в
«Редакции Елены Шубиной»

Татьяна Стоянова

Вчера прошло последнее занятие на поэтическом семинаре в школе «Пишем на крыше» (Журнал «Вопросы литературы»). Я пришла туда спонтанно и неожиданно для самой себя, было очень страшно и трудно поначалу, но в итоге эти два месяца стали радостью в чистом виде. Мы все друг у друга учились преодолению и беспощадности к себе: искали границы и болевые пороги и разрушали их, резали, обжигали и выветривали свои строки, убирая из них мертвое, надуманное, все что было рождено инерцией, а не энергией жизни. Мне кажется, каждый из нас стал другим, чуть свободней и смелей, чем раньше.

«Когда вы будете умирать, там на дне ямы вас спасут только тексты», — говорил Дмитрий Воденников на последнем занятии. А я теперь знаю, что тексты не только спасают от гибели, но и дают силы хотеть жить дальше.

Спасибо всем причастным, это было круто.

Поэт, редактор

Анастасия Бугайчук

Оказалось, что мечты сбываются даже проще, чем я себе воображала. Берёшь и идёшь на семинар к поэту Дмитрию Воденникову, забив на свои предрассудки типа «учиться платно — стыдно», «учиться писать стихи — глупо» и вот это все. Одна женщина, закончившая, правда, семинар прозы, сказала замечательную вещь: «У меня был выбор: или к психотерапевту, или сюда. Ну, вот я здесь».

И вот с тобой и с некоторым количеством абсолютно незнакомых тебе людей случается школа. И происходит, пожалуй, самое важное, что может происходить на поэтическом семинаре. Ты с большой осторожностью, потихоньку, едва ли не со скрипом начинаешь выпускать из себя тексты. Которые, по правде говоря, больше оковалки боли, чем тексты. Но тебе как будто дают добро, разрешают переболеть на глазах у всех, ничего не утаивая — ни про смерть, ни про боль, ни про счастье, ни про свои внутренности. При всём этом мероприятие ни разу не превращается в сговор плакальщиц или всеобщую поэтическую панихиду (в цирк с конями — да, превращается). Я бы и рада была заплакать, почему-то много раз себе представляла, как буду читать, читать и вдруг запнусь, посмотрю на всех невидящим взором (за взор нас распинали сразу же, но сейчас можно) и немедленно разревусь. Не сложилось. Может, и к лучшему.

Самое страшное и одновременно невероятное во всех этих людях то, что, сидя среди них, никогда не знаешь точно, чем это все закончится. Несколько семинаров подряд мы прерывались то на истерический хохот, то на неприкрытый стеб, то на утирание носов платками, но ни разу не было такого, чтобы кто-то выключился из процесса. Это самое что ни на есть «здесь и сейчас». Отвернешься, зазеваешься, и тревожную кнопку в оцепенении уже не отыщешь, и наряд вызывать поздно, и с десятого этажа прыгать боязно. «Это вы все в отделении будете рассказывать» — сурово произносил ДВ, но все почему-то снова начинали ржать, как припадочные. И я охотно верю, что кто-то из нас может убить (себя, другого, неважно), а кому-то нечего скрывать (кроме кражи яблока для бездомного, естественно). А ещё мне хочется верить, что у нас все будет хорошо. Что жизнь как-нибудь так вывернется, пойдёт на уступки, сделает нас ещё счастливее и ещё свободнее. Сценариев всегда несколько, и думаю, мы вправе выбирать. Теперь уж точно.

Ни один поэт не смог дать мне столько же, сколько ДВ. Удивительно, но я сомневалась, стоит ли мне идти на этот семинар, не лучше ли пропустить, сделать вид, что это не для меня. Конечно, это было что-то вроде детской обиды ещё с прошлого семинара, в другой школе. Я тогда ничего не поняла, запомнила только, что вменяемому поэту, отвечающему за базар, написать «что не снится и самым храбрым» — невозможно. Ну да. Какая уж там храбрость. Какие уж там сны.

И когда тебе вдруг говорят, что ты крутая, даже очень крутая, ненадолго появляется ощущение, что ты можешь. Можешь жить со всем своим клиническим психозом, трусостью, дурным характером, нелюдимостью, обидчивостью, проходными текстами, отсутствием стремлений, соплями, слюнями и прочими атрибутами не очень уверенного в себе и жизни вообще поэта. «Вы что, что-нибудь интересное пишете?» — не то чтобы интересуясь, спросил ДВ почти год назад. Не знаю. Но так уж выходит, что больше мне ничем не оправдаться. Я ничего другого не умею. Вся жизнь — текст, от пристального вглядывания в который ужасно болит голова.

Итоги подводить ещё рано, осталось одно занятие, но эта осень выдалась одновременно тяжёлой и прекрасной. Должно быть, это и есть та самая поэзия, которой мы тут старались научиться. Она в совмещении несовместимого, в нарушении границ и цельности, в расшатывании себя (куда уж больше). Это классный опыт, после которого необходима передышка, белая комната, отсутствие звука. Но я благодарна ДВ за эту школу. Мечты сбываются)

поэт, сценарист,  портной, изобретатель

Игорь Ильин

Мы все когда-то и как-то учимся говорить и писать. Сначала появляются звуки, потом буквы , затем из букв мы составляем фразы, а самые смелые даже складывают из фраз тексты. А потом приходит Дмитрий Воденников…

И мы начинаем слышать музыку. Она необычная, странная, местами уродливая. Она не похожа ни на что другое. Но у неё есть одна характерная черта:

Она настоящая. Она живая

певица, сонграйтер, искусствовед

Саша Фрид

Я посещаю поэтические семинары «пишем на крыше» уже 7 воскресений подряд. Ведет их просто невероятный, заражающий, резкий, честный Дмитрий Воденников, который запрещает нам писать «стихи». А задает писать «ученические тексты».

Сегодняшняя тема была «счастье». Я делала зарисовки и размышляла о нем (о счастье) всю неделю, и это было тяжелее, чем о смерти, стыде, тайне и т д.

Первую часть я написала сегодня утром, вторую — перед самым занятием, сидя в кафе (к слову, как сопровождение к красивой фотографии в инсту).

Когда наступила моя очередь читать, я рискнула и на какой-то внутренней инерции прочитала один за другим. ДВ сказал, что у меня получился настоящий Текст.

P.S. о том, ЧТО мне дает эта школа, ДВ и мои одногруппники, я как-нибудь напишу отдельно.

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке