Не пропустите новый номер Подписаться
Горячая десятка

Как один золотой теленок на двенадцати стульях сидел

10 лучших материалов об Ильфе и Петрове

Ильф и Петров — два писателя, которые в массовом сознании слились в одного. В нашей подборке мы расскажем о жизни писателей вне их творческого дуэта, узнаем подробности американской поездки и вместе посмеемся над байками журнала «Чудак».

Америка и американцы в последней книге Ильфа и Петрова

В сентябре 1935 года Илья Ильф и Евгений Петров в качестве специальных корреспондентов главной государственной газеты СССР «Правда» отбыли в Соединенные Штаты Америки. В 1935–1936 годах «Правда» напечатала шесть очерков, представлявших собой большие фрагменты из их будущей книги «Одноэтажная Америка». Все это (время написания, место предварительной публикации фрагментов и самый статус серии заказных очерков) задает совершенно определенные предварительные ожидания от «Одноэтажной Америки». Несмотря на продолжающую оставаться очень высокой писательскую репутацию авторов, книгу начинаешь читать как разоблачительный памфлет против США.

Но эти опасения не сбываются. Книга Ильфа и Петрова на удивление доброжелательна по отношению к американцам. При этом Ильф и Петров всегда остаются стопроцентно советскими писателями, решающими на страницах «Одноэтажной Америки» важные пропагандистские задачи, в том числе и те, которые были возложены на них газетой «Правда».

Олег Лекманов пытается понять, как подобное совмещение удалось Ильфу и Петрову?

Ильф-Петров — сиамские близнецы?

…Автор родился дважды: в 1897 году и в 1903 году. В первый раз автор родился под видом Ильи Ильфа, а во второй раз — Евгения Петрова. Оба эти события произошли в городе Одессе.

Таким образом, уже с младенческого возраста автор начал вести двойную жизнь. В то время, когда одна половина автора барахталась в пеленках, другой уже было шесть лет, и она лазила через забор на кладбище, чтобы рвать сирень. Такое двойное существование продолжалось до 1925 года, когда обе половины впервые встретились в Москве.

Это начало юмористической автобиографии Ильфа и Петрова, сочиненной ими в самом начале творческого содружества. 

Александра Ильф вспоминает этот и другие курьезные случаи, связанные с двумя писателями. 

Без подписи. Ильф и Петров в журнале «Чудак»

Во главе «Чудака» стал Михаил Ефимович Кольцов, отличный газетчик и публицист. Вокруг него сосредоточились превосходные силы юмористов, а среди авторов в первую очередь нужно назвать Горького и Маяковского. Постоянными сотрудниками, приглашенными в журнал лично Кольцовым, были Борис Левин, Виктор Ардов, Ильф и Петров (все четверо в 1927–1928 годах активно трудились в журнале «Смехач»). Хотя к этому времени Илья Ильф и Евгений Петров были широко известны как авторы романа «Двенадцать стульев» и повести «Светлая личность», они с энтузиазмом занимались журнальной работой, возвращавшей их к хлопотливым «гудковским» временам. По счастью, Виктор Ефимович Ардов оставил подробные воспоминания о «Чудаке» и его авторах, и теперь мы можем представить в общих чертах работу редакции.

Александра Ильф подготовила к публикации эти записи с подробным комментарием. 

Записные книжки И. Ильфа: из интернет-комментария

Свою весьма дельную и насыщенную интересными наблюдениями статью «Комментарии не излишни!» (Вопросы литературы. 2005. N 6) Александра Ильф завершает перечнем фрагментов из записных книжек Ильи Ильфа, по-прежнему требующих поясняющих примечаний. 

Олег Лекманов, вооружившись помощью друзей и интернета, смог дать комментарий к самым загадочным записям. 

Журнал «Чудак» и его чудаки

Неизменным развлечением детских лет Александры Ильф был сатирический журнал «Чудак» с его фельетонами, шутками, эпиграммами, стихами, рисунками, карикатурами. В этом журнале печатался Илья Ильф — ее отец. 

Сейчас, готовя издание рассказов и фельетонов Ильфа и Петрова, она снова с любовью перелистала все 56 номеров «Чудака» (декабрь 1928 — февраль 1930), которые ей удалось раздобыть. Около 70 публикаций Ильфа и Петрова написаны «оптом и в розницу», подписаны их фамилиями и псевдонимами (Ф. Толстоевский, Дон-Бузильо, Коперник). Они были не только авторами, но и активными сотрудниками журнала: Петров вел страничку юмористической смеси («Веселящий газ»). Ильф подбирал литературные и театральные рецензии для отдела «Рычи — читай» и часто писал острые заметки о всяческих курьезах и ляпсусах.

Главной находкой стал анонимный литературный фельетон под названием «К барьеру!», построенный на приеме сатирической фантазии: встреча современных писателей с классиками.

Олеша в контексте записных книжек Ильфа, или Права забвения

В ильфовских записях, сделанных в разное время, Олеша, по сути, предстает инкогнито. Его фамилия названа лишь однажды, да и то без особой пользы для читателя («Великий болгарский писатель Ю. Олеша». Что бы это могло значить?). 

При этом личность Юрия Карловича настолько рельефно выделяется из общей писательской массы 1930-х годов, что именно к нему как магнитом притягиваются записи, которые нам предстоит рассмотреть. К Олеше неприложимы никакие другие. Разве можно отождествить его с «Приапом домов отдыха в шапке из меха черной пантеры»? Или сказать, что он «лысый, симпатичный и глупый, как мы все»? Нет, нет и еще раз нет.

Среди комментируемых записей, связанных с Олешей, одни не вызывают сомнений в адресате; другие требуют литературного или фактического подтверждения; третьи находятся, если можно так выразиться, в области обоснованных предположений. С ними нас знакомит Александра Ильф

Ильф до Ильфа и Петрова

Публикуемые рассказы и фельетоны Ильи Ильфа написаны в 1923–1927 годах, то есть до начала совместной работы с Евгением Петровым, которая принесла такие прекрасные литературные плоды, как романы «Двенадцать стульев» (1928) и «Золотой теленок» (1931) и многое другое. Здесь печатается лишь часть неопубликованных и забытых произведений раннего Ильфа. Публикация подготовлена Александрой Ильф.

Мой друг Ильф

В Российском государственном архиве литературы и искусства хранятся наброски и планы Евгения Петрова к книге о его друге и соавторе Илье Ильфе, которую ему не случилось написать. Замысел книги возник у Петрова после смерти Ильфа (1937). Если бы не трагическая гибель Петрова в 1942 году, у нас была бы интереснейшая книга, рассказывающая о литературной судьбе авторов «культовых» романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Конечно, это была бы книга не только об Ильфе — это была бы книга «о времени и о себе». 

Петров раскрыл свою душу в набросках к будущей книге, посвященной скончавшемуся другу.

Большие, длинные листы бумаги плотно запечатаны и исписаны с обеих сторон. Пишущая машинка «Royal», привезенная из Америки, — с очень мелким шрифтом. В свободных местах и на полях — краткие записи для памяти, карандашом и чернилами. Почерк у Петрова тоже мелкий, красивый, разборчивый.

Александра Ильф подготовила к печати наброски книги, снабдив их подробным комментарием. 

Из записных книжек 1925–1937

В московском издательстве «Текст» вышло издание «Записных книжек» Ильи Арнольдовича Ильфа. Впервые «Записные книжки» опубликованы целиком, без каких-либо купюр и изъятий (даже с адресами и телефонами).

Александра Ильф выбрала самые интересные записи из этой книги.

Советское счастье — выигрыш. Тот не шахматист, кто, проиграв партию, не заявляет, что у него было выигрышное положение. Памятник Марксу и надпись «Царю-Освободителю». Советские граждане отучились платить за квартиру. За обедом дама в седых буклях выхватила «Луку Мудищева» и читала, не отрываясь и смущая этим даже мужчин. И многое другое.

Поправки и отмежевки (Страницы из записных книжек Ильи Ильфа)

Записные книжки Ильи Арнольдовича Ильфа печатались неоднократно, они широко известны, однако далеко не все вошло в эти публикации по разным причинам, в том числе и по причине «непроходимости».

Р. и С. Тумановские подготовили для публикации некоторые из пропущенных миниатюр, найденных в его архиве. Также к записным книжкам они отнесли и некоторые пометки, которые Ильф делал попутно на полях своих рукописей или же на обороте страницы. Эти находки будут полезны будущим исследователям творческого наследия советского юмориста.

 

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке