Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 2000/Юмор

Из записных книжек 1925–1937. Публикация А. Ильф

В московском издательстве «Текст» подготовлено и вот-вот выйдет в свет новое – самое полное! – издание «Записных книжек» Ильи Арнольдовича Ильфа. Впервые «Записные книжки» будут опубликованы целиком, без каких-либо купюр и изъятий (даже с адресами и телефонами).

Предлагаем вашему вниманию «выбранные места» из этой, пока еще не вышедшей книги.

Советское счастье – выигрыш.

Тот не шахматист, кто, проиграв партию, не заявляет, что у него было выигрышное положение.

Памятник Марксу и надпись «Царю-Освободителю».

Советские граждане отучились платить за квартиру.

За обедом дама в седых буклях выхватила «Луку Мудищева» и читала, не отрываясь и смущая этим даже мужчин.

Говорил «слушаю» в телефон всегда не своим голосом. Боялся.

Празднование 800-летия Тихого океана.

Ударное изготовление мыльного порошка «Коммунист».

Писатели-чертежники. В романах у них всегда похищают чертежи.

24 000 собак в Москве. Москва – центр и для собак. Мечтающая собака – в Москву, в Москву!

У тети Кати. «Мой отец сидел». «У меня сидел». Радостные голоса.

Пользуясь смятением, начали мещане присобачиваться во тьме к чужим генеалогическим древам.

Человек не знал двух слов – «да» и «нет». Он отвечал туманно: «может быть», «возможно», «мы подумаем».

В Художественном театре уборная так упрятана, что ее не найти. А в театре уборную надо рекламировать, всюду рисовать пальцы и указующие чайки.

Все талантливые люди пишут разно, все бездарные люди пишут одинаково и даже одним почерком.

Оратор вкрадчивым голосом плел общеизвестное.

Знал я одного марксиста, который бил жену палкой по голове.

Он женился в то время, когда картошку продавали в закрытых распределителях, а лучшие люди страны собирали кости и бутылки.

Писатель, сделавшийся сионистом, потому что его печатали только в сионистском журнале.

Магазины самых разных специальностей ничем не отличаются друг от друга.

Почему же это называется молочной?

Что странно для иностранцев в Москве – духи, продающиеся в комиссионном магазине.

Ярославль. Утро (горечь). И вечер (привыкаешь – ничего, все в порядке). А сначала ужас. Приезжаешь в город и видишь, что здесь произошла катастрофа.

В окнах пейзажи. Написанные, они вызывали бы скуку.

Уборная, где надо становиться на цементные выпуклые подошвы.

Надо показать ему какую-то бумагу, иначе он не поверит, что вы существуете.

У нас общественной работой считается то, за что не платят денег.

Пошел, пошел шурупы делать.

Вывесили все лозунги, потому что не знали, кто едет.

Цитировать

Ильф, И. Из записных книжек 1925–1937. Публикация А. Ильф / И. Ильф // Вопросы литературы. - 2000 - №2. - C. 350-353
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке