Не пропустите новый номер Подписаться
Горячая десятка

Летний кинопоказ

10 статей о связи кино и литературы

Летом наша редакция обычно отправляется в отпуск, но и там не забывает о наших любимых читателях. Август хорошо проводить на пляже с увлекательной книжкой или с новым фильмом и сериалом в ноутбуке. Наша подборка расскажет о связи кино и литературы. А эта тема интересовала авторов «Вопросов литературы» начиная с 1960-х.

С. Эйзенштейн и проблемы структурального анализа

Вторая половина 20-х годов — период напряженной работы великого режиссера над теорией киномонтажа. Эйзенштейн приходит к выводу, что киномонтаж — это не статичная сумма кадров, а некое новое их качество, новое образное единство, возникающее от сопоставления-столкновения взаимодействующих кадров. Монтаж осмысливается как специфическая выразительная форма, художественная структура. Глубокое развитие эти идеи получили в фундаментальных исследованиях 30-х и 40-х годов.

Евгений Левин подробно рассматривает работы Сергея Эйзенштейна с точки зрения структурального анализа так, как его понимали в Советском Союзе в 1969 году.

Виктор Шкловский: «Мы видим мир монтажно…»

Публикация Владимира Паперного с записью неизвестного интервью с филологом Виктором Шкловским.

Шкловский ведет длинный монолог на все темы сразу: об остранении у Толстого, об отличии сюжета от фабулы, о монтажном восприятии мира, о желтых обоях Достоевского и нарисованном пейзаже в «Декамероне». 

Киносценарий В. Маяковского «Как поживаете?»: блестящее поражение

Маяковский активно доказывал свое право на экранное творчество. В октябре 1927 году, выступая на диспуте «Пути и политика Совкино», он заявлял: «Если у меня есть понимание, что миллионы обслуживаются кино, то я хочу внедрить свои поэтические способности в кинематографию». И как раз в это время сам активно работал над сценарием «Как поживаете?», который занимает особое место в его творчестве. Следует отметить, что этот киносценарий Маяковский задумал писать по собственной инициативе, а не по заказу, как было принято, и уже сформировавшуюся тему «24 часа жизни человека» предложил Совкино. Предложение было принято, но сотрудничества не получилось.

Александр Пронин объясняет, почему именно этот сценарий занимает в творчестве Маяковского особое место и почему его можно назвать «блестящим поражением».

«…Застрахована от власти времени». Последняя пьеса Кнута Гамсуна и неизвестный русский киносценарий

В декабре 2016 года в РГАЛИ нашли рукопись, содержащую неизвестный киносценарий по пьесе Гамсуна «У жизни в лапах». 

Из истории кинематографа и фильмографии следует, что найденная рукопись Е. Хохлова — это не только единственная переработка для экрана произведения Гамсуна-драматурга, но и буквально первый шаг русского кинематографа в экранизации произведений, написанных для сцены. 

В статье Тамары Лённгрен подробно рассказывается о пьесе и ее кинопереработке.

Россия, которую мы обрели. Русская классика, сталинское кино и прошлое в его революционном развитии

Экранизация классики всегда была особым способом работы с прошлым «с современных позиций». И не только в 20-е годы, когда экранизировались не Пушкин и Гоголь, но — Переверзев и его схемы интерпретации классики; и не только в сталинскую эпоху, когда экранизировался фактически школьный канон чтения классических текстов — по «Белинскому, Чернышевскому и Добролюбову»; и не только в эпоху «оттепели», когда была открыта прежде всего социально- психологическая глубина самих классиков, оказавшихся «союзниками» шестидесятников в их борьбе с плоской сталинской схемой; и не только в «эпоху застоя», когда классика окончательно стала читаться как экранный палимпсест — набор аллюзий и социально-исторических фантазий, находящихся в полемике с официальной доктриной. 

Что же касается собственно сталинской эпохи, то речь идет не о простой «подгонке» классики к советской исторической модели, но о литературном происхождении самой этой модели: литература отнюдь не всегда «подчиняется» политике — часто сама политика является плодом литературы.

Именно об этом подробно рассказывает в своей статье Евгений Добренко.

Присвоение «Гамлета» в авторском и независимом кино 

Любая адаптация — кинематографическая, театральная, в формате видеоигры, кавер-версии песни — отвечает существенной человеческой потребности в восприятии уже известных историй, переживании знакомого опыта. Но узнавание в адаптации неизбежно сопряжено с изменчивостью, когда знакомое становится отправной точкой для проявления нового опыта.

Полина Рыбина анализирует два очень непохожих друг на друга фильма — «Гамлет идет в бизнес» (1987) финского режиссера А. Каурисмяки и «Гамлет» (2000) американца М. Алмерейды — и пытается понять на этом материале, как в современном кинематографе режиссерами присваиваются классические тексты.

Снимается документальное кино. Саша Соколов 

…в комнату вошел Саша Соколов.

Разговор сразу обрел весьма конструктивные черты. Отхлебывая из огромной, туристического назначения, кружки, как мне тогда ошибочно показалось, чай, Саша стал задавать вопросы касательно будущего фильма. Я отвечал на них как-то вяло и не вполне умело, видимо, не имея на тот момент никакой возможности избавиться от навязчивого образа проклятой австрийской шинели с оторванными или отстегнутыми погонами.

Однако вопрос о наличии сценария меня отрезвил.

— А у вас есть сценарий того, что мы будем снимать?

— Нет, — проговорил как бы и не я, прекрасно отдавая себе отчет в том, что подобный ответ имеет все возможности завершить наше знакомство.

Максим Гуреев вспоминает, как совместно с Сашей Соколовым снимал в Коктебеле документальный фильм, основанный на произведениях писателя. 

Обсуждаем кинофильм «Солярис»

После выхода фильма «Солярис» Андрей Тарковский и несколько филологов собрались за круглым столом в редакции «Вопросов Литературы», чтобы обсудить роман Станислава Лема и этические вопросы, затронутые в книге и фильме: 

  • Равномерно ли протекает прогресс техники и прогресс нравственности?
  • Сколь далеко простирается ответственность ученого — общественная и моральная?
  • Каково социальное содержание научно-технической революции?

Сам Андрей Тарковский после обсуждения высказался, что беседа дала ему мысли для его будущих фильмов.

Кино — в единстве и борьбе с литературой. О творческой эволюции Алексея Германа

В статье Марка Амусина рассматривается эволюция творчества кинорежиссера Алексея Германа, в первую очередь в плане соотношения визуальных и вербальных средств выразительности. 

Автор анализирует изменения, которые претерпевали литературные первоисточники сценариев его фильмов по ходу экранного воплощения, движение от гиперреализма и социалистического гуманизма к фантасмагории и тотальному пессимизму.

Кино произрастает из поэзии. Интервью с Алексеем Германом

«Будем считать, что эта преамбула была мне нужна для того, чтобы мой законный пиетет перед литературой не выглядел некоторым заигрыванием, мол, уж коль я согласился выступать в вашем «некиношном» журнале, то должен по этому поводу расстараться. 

Но я действительно уже давно для себя сформулировал: кино не произрастает из кино, оно произрастает из литературы, из поэзии. После института я работал в театре и, видимо, там заразился уважением к слову, чем, к сожалению, кинематограф не блещет. Удивительно, что при таких литературных традициях, как у нас, на экране царствуют «примерные», приблизительные слова».

Большое интервью кинорежиссера Алексея Германа, напечатанное в журнале «Вопросы литературы» в 1986 году. 

 

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке