№4, 1995/Публикации. Воспоминания. Сообщения

«Все, что хранилось у М. Будберг, представляло… интерес…». Вступление и публикация Т. Домрачевой и Т. Дубинской-Джалиловой

Из фондов Центра хранения современной документации (ЦХСД)

 Продолжение. Начало см.: «Вопросы литературы», 1993, вып. I-VI; 1994, вып. I-VI; 1995, вып. 1-III.

 Публикуемый в настоящей подборке документ 1 из архива ЦК КПСС свидетельствует, что летом 1958 года писатель Л. В. Никулин встретился в Лондоне с М. И. Будберг. Ему было поручено узнать, как обстоят дела с материалами М. Горького, которые у нее хранились.

В Лондоне Л. Никулину предстояло еще «установить контакты» с английскими писателями Г. Грином, Э. Макензи, С. Моэмом. В документе, который фактически является отчетом о командировке, Никулин написал, что это задание получил от редакции журнала «Иностранная литература». Но он почему-то промолчал, кто послал его к М. Будберп «<…> я находился в Лондоне в связи с поручением, данным мне, касающимся архивных документов, которые хранились у бывшего секретаря А. М. Горького – Марии Игнатьевны Будберг <…>», – а с чьим«поручением» – неизвестно. Так или иначе Никулин адресовал свой отчет в «Центральный Комитет КПСС».

Содержание документа связано с одним эпизодом взаимоотношений М. Горького и М. Будберг, которому посвящена целая литература. Так, согласно Н. Берберовой, когда М. Горький решил окончательно вернуться на родину, он именно Марии Игнатьевне Будберг (урожд. Закревская, по первому мужу Бенкендорф; 1892 – 1974) оставил ту часть своего архива, которую хотел скрыть от Советского правительства. Бумаги были упакованы в чемодан, и «Мура (М. И. Будберг. – Публ.) с чемоданом, содержавшим архив Горького, выехала из Сорренто в Лондон еще в апреле [1933 года]» 1.Дальнейший сюжет в кратком изложении выглядит так: в 1936 году М. Будберг привезла из Лондона для Сталина чемодан с горьковским архивом, где были материалы, компрометирующие политических врагов вождя. За услугу Сталин разрешил ей проститься с умирающим Горьким, причем «на границе ее ждал особый вагон, с вокзала она поехала прямо в санаторию, где тогда находился Горький, и там встретилась со Сталиным и Ворошиловым…» 2. Это строки из письма Б. И. Николаевского, историка, известного собирателя русских архивов за рубежом, на свидетельства которого часто опирается Н. Берберова. Версия Н. Берберовой была широко распространена до самого последнего времени, когда в российской печати появились публикации новых материалов о М. Горьком. Например, документы из Архива А. М. Горького опровергли некоторые подробности изложенной Б. Николаевским истории. М. Будберг прилетела в Москву из Лондона на самолете. Самолетом она должна была и вернуться в Лондон 24 июня 1936 года, но билет был продлен на неопределенное время3.Недавно в Москве вышла книга Л. Спиридоновой «М. Горький: диалог с историей». Глава «Тайна смерти Горького» почти полностью написана на основе ранее неизвестных документов из Архива А. М. Горького. Л. Спиридонова пришла к заключению, что М. Будберг прилетела в Москву по настоянию самого М. Горького. Поездку устроила его семья через Г. Г. Ягоду, в то время наркома внутренних дел СССР и частого гостя в доме М. Горького. М. Будберг не отдала писателю его архив, вероятно, «она добивалась, чтобы эти бумаги были завещаны ей» 4. По мнению Л. Спиридоновой, горьковский архив от М. Будберг не получил и Сталин. У «смертного одра» столкнулись две группы: «…Сталин и К. с одной стороны, Будберг с Ягодой и Крючковым – с другой» 5.Впоследствии М. Будберг говорила, что бумаги М. Горького сгорели в Эстонии. При встрече с Никулиным в Лондоне она повторила почти то же самое: «документы погибли во время войны, а может быть, и ранее». (Версии М. Будберг придерживалась и ее дочь Татьяна Ивановна Александер в беседе с сотрудниками Архива А. М. Горького, когда в 1993 году приезжала в Москву.) Так что документ 1 не проливает новый свет на историю (или легенду) о «чемодане с горьковским архивом». Но из этого документа видно, что в 1958 году руководство страны все еще интересовалось бумагами М. Горького, которые хранились у М. Будберг. Видно также, что находились писатели с именем, которые отнюдь не через силу, а в охотку брались выполнять деликатные поручения высших партийных (а может быть, и «компетентных») органов. В данном случае «порученец», направленный в Лондон, был выбран удачно. М. Будберг и Лев Никулин были знакомы с петербургских времен, с 1920 года. Никулин гостил у М. Горького в Сорренто, где жила М. Будберг, встречался с ней в мае 1933 года в Стамбуле, куда она приезжала проводить М. Горького (Никулин сопровождал писателя в его последней поездке на родину)…

Результатами командировки Льва Никулина в Лондон в ЦК КПСС остались явно недовольны. В записке отдела культуры ЦК КПСС (документ 2) полученные от М. Будберг «документальные материалы Горького»оценили как «незначительные».

  1. Нина Берберова, Железная женщина, М., 1991, с. 261.[]
  2. Цит. по кн.: Нина Берберова, Железная женщина, с. 271.[]
  3. См.: письмо П. П. Крючкова, секретаря М. Горького, авиационному обществу «Дерулуфт» от 25 июня 1936 года. – Архив А. М. Горького (ИМЛИ), Кр-рл 1 – 66 – 1. Документ назван в статье: В. Барахов, М. Горький. Последняя страница жизни (факты и версии). – «Вопросы литературы», 1990, N 6, с. 199.[]
  4. Л. Спиридонова, М. Горький: диалог с историей, М., 1994, с. 291.[]
  5. Там же, с. 292.[]

Цитировать

От редакции «Все, что хранилось у М. Будберг, представляло… интерес…». Вступление и публикация Т. Домрачевой и Т. Дубинской-Джалиловой / От редакции // Вопросы литературы. - 1995 - №4. - C. 263-271
Копировать