№7, 1957/Обзоры и рецензии

Вопросы литературного процесса в «Истории русской литературы»

«История русской литературы», Академия наук СССР, Институт русской литературы, Изд. АН СССР, М. -Л. 1941 – 1954, тт. I – Х.

Вышел последний (десятый) том «Истории русской литературы», подготовленной Институтом русской литературы Академии наук СССР. Завершен долголетний труд большого коллектива ученых, охватывающий многовековой процесс развития русской литературы – от древнейших ее памятников до первых произведений социалистического реализма. Самый факт появления подобного свода, по существу первого в советском литературоведении, является крупным научным событием. Попытка собрать воедино многочисленные факты литературного развития и рассмотреть их в исторической последовательности должна стать заметной вехой на путях научного изучения истории русской литературы.

Рассматриваемый труд обладает несомненными достоинствами. Особенно следует приветствовать полноту привлечения литературного материала. Наряду с обширными главами о крупнейших русских писателях в «Истории русской литературы» даны главы и главки, посвященные деятелям второго и третьего ранга. Это помогает создать более конкретное представление о литературном процессе. Широко освещаются особенности того или иного периода: критика, журналистика, деятельность литературных обществ и групп и т.д.  Содержательны, значительны в ряде случаев монографические главы о писателях XVIII и XIX веков. Специалисты по достоинству оценят тома, посвященные древнерусской литературе. Значительный интерес – при наличии ряда существенных недостатков – представляют тома III и IV, посвященные русской литературе XVIII века.

Надо надеяться, что новый труд, включающий огромный и разнообразный материал, будет подвергнут подробному и всестороннему разбору. Принципиальная, деловая критика покажет и сильные и слабые стороны издания, создававшегося в течение двух десятилетий и отразившего сильные и слабые стороны советского литературоведения в его многолетних исканиях и достижениях, удачах и неудачах.

В настоящей рецензии мы ограничимся литературой XIX века и при этом далеко не во всем ее объеме. Одним из важнейших аспектов, в которых должны быть рассмотрены тома, охватывающие литературу XIX века, является аспект историко-литературный в собственном смысле слова. От «Истории русской литературы» мы ждем прежде всего изложения, освещения русского литературного процесса. Каково бы ни было качество монографических глав о больших и малых писателях, мы хотим найти в «Истории русской литературы» общую концепцию процесса развития литературы XIX века. В какой же мере «История» удовлетворяет этому законному требованию?

В небольшом «Введении» к VI тому мы находим некоторые данные о литературном процессе изучаемого периода в целом. Так, указывается, что передовая литература того времени «развивалась в борьбе с крепостничеством и самодержавием, продолжая освободительные традиции великого Радищева» (стр. 7). Отмечается начало нового периода русской литературы – пушкинского, по определению Белинского. Кратко обозревается круг идей, нашедших выражение в творчестве поэтов-декабристов, Грибоедова, Пушкина и всех прогрессивных писателей того времени. Характерным явлением признается все более частое появление в художественной литературе «образов людей из социальных низов» с Пугачевым во главе. Ставится вопрос и о художественном методе литературы: «Начало пушкинского периода было ознаменовано возникновением и развитием в литературе прогрессивного романтизма, вдохновителями которого стали поэты и писатели декабристского круга и который возглавил Пушкин». Но этот романтизм «явился своеобразным переходным этапом на пути к реализму». Пушкин, необычайно быстро преодолев слабые стороны романтизма – «известную отвлеченность образов, недостаточность анализа противоречий жизни», – «обратился к реализму, основоположником которого он и стал». Таково «внутреннее содержание пушкинского периода русской литературы» – «процесс подготовки и утверждения художественного реализма, выраставшего на основе общественно-политической борьбы передовых сил русского общества накануне восстания 14 декабря 1825 года и в последующие годы» (стр. 9). Принципы реализма были в дальнейшем развиты Гоголем и Лермонтовым, а затем подняты на еще более высокую ступень революционными демократами и укреплены целой плеядой передовыхрусских писателей. В этот же период Пушкин совершил великий подвиг преобразования русского литературного языка. «Введение» содержит некоторые данные и о литературном движении после 1825 года. Кратко говорится об идейной эволюции Пушкина, об определившемся к 1835 году историческом значении Гоголя, о первых литературных шагах Лермонтова. «Введение» заканчивается указанием на заслуги Белинского в борьбе за наследие Пушкина.

Вот, в сущности, и все, что мы находим в VI томе о литературном процессе в целом. Надо ли доказывать, что такое «Введение», изложенное нами довольно подробно, при его крайнем схематизме и лаконизме не отвечает задаче ознакомления с литературным процессом в его конкретном развитии, да оно и не ставит такой задачи. Изложению литературного процесса посвящается ряд обзорных глав, в которых рассматриваются те или иные его стороны. К литературному процессу в целом авторы. VI тома не возвращаются.

Шестой том после рассмотренного «Введения» открывается большим разделом «Литература декабристского движения». Тем самым в литературном потоке 20-х годов выделяется мощное и важнейшее для эпохи идейно-литературное течение, которое становится предметом специального изучения. Такой принцип расчленения сложного литературного процесса надо признать правильным. Развитие литературы происходит в борьбе и смене литературных течений, как выражении идейной и – если идти дальше – социальной, классовой борьбы. Этим, в основном, и определяется методология изучения литературного процесса.

Между тем авторы «Истории русской литературы» в дальнейшем изменяют этому принципу. Начиная с того же VI тома, обзорные главы основываются на ином членении материала: поэзия, проза, журналистика; в последующих томах к этому присоединяются главы о драматургии и критике. Конечно, в литературном процессе легко выделить все перечисленные категории и отнести к ним те или иные литературные факты. Конечно, изучение каждой из этих категорий как особых «линий» развития литературы вполне возможно и необходимо. Но для изучения и изложения литературного процесса принятый в «Истории русской литературы» принцип членения материала нельзя признать удачным. Не говорим уже о том, что здесь в основание деления положены различные признаки: проза и поэзия разграничиваются по форме изложения, а драматургия выделяется как родовая категория, в пределах которой возможны и прозаические и стихотворные произведения. Важнее другое. Дифференциация литературы по форме изложения литературных произведений или даже по-родовому признаку не может быть основной, определяющей. Нельзя понять закономерности развития прозы, поэзии, драматургии, не обращаясь к общим закономерностям литературного процесса. Такие литературные категории, как проза и поэзия, как роды и виды, подчиняются категориям более высокого порядка, категориям, более тесно связанным с идеологической и социальной природой литературы. Таковы категории художественного метода и литературного течения. При всей недостаточности «Введения» здесь намечались именно эти категории.

Цитировать

Соколов, А.Н. Вопросы литературного процесса в «Истории русской литературы» / А.Н. Соколов // Вопросы литературы. - 1957 - №7. - C. 243-250
Копировать