№11, 1984/Обзоры и рецензии

В борьбе за реализм

Я. Н. Засурский, Американская литература XX века, Изд. МГУ, 1984, 504 с.

Минуло почти два десятилетия со времени выхода в свет первого издания книги Я. Засурского «Американская литература XX века». И сегодня, когда появилось второе, исправленное и существенно дополненное издание, можно с уверенностью сказать, что предложенный Я. Засурским принцип подхода к анализу литературного развития США в XX веке равно плодотворен применительно и к явлениям недавнего литературного прошлого, и к фактам нынешней литературной жизни. В этом убеждают прежде всего новые главы, в которых автор рассматривает актуальные проблемы американской литературы.

Литературу США последних десятилетий вряд ли можно назвать не исследованной советской наукой областью: ее детальному анализу посвящались и авторские монографии, и коллективные труды. Опираясь на накопленный советским литературоведением опыт, с научной добросовестностью отсылая к нему читателей, Я. Засурский ставит перед собой задачу особую. Он стремится проследить взаимоотношения литературы 50 – 70-х годов с реалистическими прогрессивными традициями литературы 20 – 30-х годов, показать, как, в зависимости от изменений в духовной атмосфере послевоенных десятилетий, менялось в США и отношение к национальным литературным достижениям 20- 30-х годов.

Во второй половине 70-х годов происходит укрепление реалистических традиций в литературе США. Перспективы развития реализма в американской литературе, по мнению исследователя, связаны с представителями того поколения современных писателей, которое пришло в литературу в середине столетия. «Это люди, родившиеся в 20-е, 30-е и 40-е гг., и, может быть, не случайно в их творчестве мы видим в известной степени развитие тех традиций, которые связаны с 20-ми и 30-ми гг.» (стр. 439).

Выбор такого угла зрения определяется лежащей в основе исследования общей концепцией литературного процесса в США, которую Я. Засурский четко постулирует в предисловии: «специфичность» литературного развития США наиболее ощутимо выявляется в «динамике развития реалистической литературы в XX веке» (стр. 3).

Естественно, что 20 – 30-е годы, время расцвета реалистической литературы в стране, занимают главное место в книге Я. Засурского.

Всемирную литературную славу Америке принесли С. Льюис, Хемингуэй, Фолкнер, Стейнбек, то есть те, кто начинал свой творческий путь в 20 – 30-е годы. В США издано огромное количество трудов, посвященных либо творчеству отдельных писателей, либо в целом литературе этих двух десятилетий. Велик интерес и советских литературоведов к ним. Правда, надо сказать, что велик и круг проблем, по которым ведут дискуссии советские и американские исследователи этого периода истории американской литературы. Ключевыми остаются, пожалуй, две из них: с чем связаны достижения (и неудачи) литературы этих лет – с реализмом или модернизмом? считать ли опыт социальной литературы 20 – 30-х годов тупиковым или перспективным для XX века?

Я. Засурский полемизирует с разнообразно идеологически окрашенными концепциями американских литературоведов. Стремясь показать непрерывность развития реалистической литературы США, автор находит истоки «литературного возрождения» 20 – 30-х годов в литературе 80 – 90-х годов XIX века и первых двух десятилетий XX; в литературе же послевоенной Америки он прослеживает бытование традиций литературы именно 20 – 30-х годов.

Этот взгляд Я. Засурского на литературное развитие страны направлен и против отдельных положений академически основательной «Литературной истории Соединенных Штатов Америки», которая выдержала в США к настоящему времени четыре издания.

Роберт Спиллер, один из редакторов названного труда и автор главы «К вопросу о натурализме в прозе», безоговорочно относит к натуралистам Ф. Норриса, С. Крейна, Х. Гарленда, Дж. Лондона. И это – принципиальное положение, а не просто досадное следствие терминологической путаницы, определенной взаимозаменяемости в американском литературоведческом обиходе понятий «реализм» – «натурализм». Другой крупный американский критик, М. Каули, высказывает сходную точку зрения в статье «Естественная история американского натурализма» 1.

Я. Засурский четко ведет линию критического реализма от М. Твена и Б. Гарта через Ф. Норриса, С. Крейна, Х. Гарленда к Дж. Лондону, Т. Драйзеру, Э. Синклеру, С. Льюису и т. д. Понятно желание Я. Засурского подчеркнуть прежде всего реалистическую основу творчества этих писателей, и все же невольно сожалеешь о том, что натуралистические черты произведений Ф. Норриса, Дж. Лондона, раннего Т. Драйзера не получили достаточного освещения, что в монографии Я. Засурский не останавливается подробнее на сложной и интересной проблеме «американского натурализма», отсылая читателей к давней статье Р. Самарина.

Кратко и точно характеризует Я. Засурский специфику литературы 20-х годов: «Из критического накала литературы 20-х гг., рассказавшей миру об американских трагедиях, родилось яркое пламя литературы 30-х гг., осветившее гроздья народного гнева» (стр. 250). Как ясно уже из этой фразы, именно «Американская трагедия» Драйзера, по мнению исследователя, определила генеральную линию развития литературы десятилетия, выразила то стремление американских писателей к большим обобщениям, которое отличает литературу США этих лет. Я. Засурский приводит интересное высказывание о Драйзере С. Льюиса в его Нобелевской речи: «Следующий своим одиноким путем Драйзер, которого, как правило, не понимают и зачастую ненавидят, больше всех сделал для меня и многих других американских писателей… Сомневаюсь, чтобы без первооткрывателя Драйзера кто-нибудь из нас осмелился писать жизнь такой, какова она есть, всю ее красоту и весь ужас, разве что кому захотелось бы очутиться за решеткой» (стр. 133).

Драйзер остается фигурой, вокруг которой и поныне кипят споры. Я. Засурский пишет, что особенно часто попытки ниспровержения и перетолкования произведений Драйзера предпринимались в, 40 – 60-е годы, когда шло наступление на основы критического реализма. Но даже высоко оценивая творчество Драйзера, можно неточно определять его место и роль в литературе 20-х годов. В современном американском литературоведении Драйзера часто противопоставляют С. Льюису, Ш. Андерсону, Э. Синклеру, Р. Ларднеру. При этом, приводятся следующие доводы: Драйзер «нашел платформу, с которой можно было задавать фундаментальные вопросы, касающиеся Америки XX столетия», а «другие ведущие прозаики этого периода… не были глашатаями новой эры… Как художники они склонялись к подведению итогов прожитого, не к борьбе за новое» 2.

Обратимся к свидетельствам современников. В 1919 году американский писатель У. Фрэнк в нашумевшей публицистической книге «Наша Америка» без колебания относил Драйзера, Андерсона, Мастерса, Сэндберга к одному новому поколению американских писателей, рожденному в борьбе с наступившей эрой индустриализации и стандартизации. В глазах современников эти писатели – ниспровергатели старых ложных идеалов и глашатаи новых. Настолько бесспорной казалась в те годы принадлежность их по самому мироощущению к XX веку, что многие не видели ничего «традиционного», унаследованного от предшественников, от XIX века во взгляде этих писателей на жизнь Америки. В 1925 году французский литературовед Р. Мишо, профессор Калифорнийского университета, читал в Сорбонне курс лекций «Американский роман сегодня». Он говорил, в частности, и о Драйзере, Льюисе, Андерсоне, Синклере: «Новое поколение американских писателей пытается открыть новые небеса и новые земли… Эти писатели сознательно и добровольно повернулись спиной к традициям классиков» 3.

Социальное, духовное и литературное бунтарство, в котором воплотилась сама атмосфера 20-х годов в Америке, – вот то общее, что объединяло и роднило критических реалистов «старшего» (Драйзера, Льюиса, Андерсона и др.) и «младшего» (Фицджеральда, Хемингуэя, Фолкнера, Дос Пассоса, Т. Вулфа) поколений американских писателей этого десятилетия.

Концепция непрерывного развития американского реализма позволила Я. Засурскому в анализе литературы 20-х годов в полной мере восстановить искомое равновесие между питавшими литературу десятилетия традициями и ее новаторскими чертами, показать преемственность традиций Драйзера и Андерсона в творчестве Фицджеральда и Хемингуэя, проследить противоположные – реалистические и модернистские – тенденции в литературном развитии тех лет.

Внимание к полюсам литературной жизни США – характерная черта исследования Я. Засурского. Думается, автор сознательно идет на неизбежные в таком случае потери. К числу самых крупных, объяснимых и все же обидных потерь принадлежат лишь вскользь упомянутые в книге Т. Вулф, Т. Уайльдер, Т. Уильямс.

Рассматривая литературу 50 – 70-х годов, Я. Засурский отмечает, с одной стороны, возрождение традиций литературы 20-х и «красных» 30-х, с другой стороны – производство «массовой беллетристики». Здесь нельзя не согласиться с утверждением автора монографии, что не «серьезные» произведения «серьезных» писателей «определяют общую атмосферу современной литературной жизни США, где за эти годы расцвела индустрия, производящая бульварную беллетристику» (стр. 386).

Показательны признания американского критика Дж. Олдриджа, сделанные им в середине 60-х годов: «Современные американские писатели – первые в нашей истории романисты, которые завоевывают авторитет и признание в критике, не являясь до этого широко читаемыми писателями… Современные романисты пишут только для «высоколобых». В современной Америке нельзя создать атмосферу, необходимую для всеобщего или непрофессионального восприятия серьезных произведений» 4.

Стремясь объективно и пропорционально показать литературную жизнь современной Америки, Я. Засурский обращается к «массовой» антикоммунистической и апологетической беллетристике, к процветающим в США «бульварным» жанрам политического детектива, политического романа,

милитаристского романа, бытового псевдореалистического романа и пр. Богатый материал, который рассматривается в этой связи, привлекает своей новизной. Имена Микки Спиллейна, Аллена Друри, Грейс Мэтэлиос обычно не включаются ни в книги по истории американской литературы, которые издаются в США, ни в труды советских литературоведов.

М. Мендельсон признавал: «Возможно, ни в одной стране создание подобного рода книг, основная задача которых – служение интересам правящего класса, не стало в такой степени частью умело налаженного массового производства, как именно в Соединенных Штатах Америки» 5. И тем не менее уделил в своей книге лишь десять страниц «массовой литературе» и Герману Вуку как наиболее «способному» из производителей конформистских романов. Я. Засурский же обстоятельно разбирает произведения, идейное и художественное убожество которых неоспоримо, создает своего рода типологию «бульварного» романа. Казалось бы, так ли уж это необходимо? «…То, что создали Спиллейн, Друри, Мэтэлиос, – пишет автор, – трудно отнести к литературе. Но от их книг нельзя просто отмахнуться и не замечать их. Эти подделки под литературу читаются миллионами американцев, они активно влияют на их сознание, отравляют его антикоммунистической пропагандой. Без них нельзя составить представление о духовной жизни современной Америки» (стр. 409).

Проблема «массовой литературы» в США не в первый раз привлекает внимание Я. Засурского: вспомним хотя бы его статью «Американская массовая конформистская беллетристика» 6. Умение увидеть в исторической перспективе, вписать в широкий социальный и литературный контекст даже и такие «литературные» явления – одна из очевидных заслуг Я. Засурского. Справедливый вывод «антикоммунизм противопоказан литературе» (стр. 419) убедительно звучит в рецензируемой книге потому, что ему предшествует подробный анализ губительного воздействия антикоммунистической идеологии на литературу США.

Если антикоммунистическая и апологетическая беллетристика выполняет прямой идеологический заказ правящих кругов США, то связь американской реалистической литературы с современной идеологической борьбой гораздо сложнее. Всестороннему рассмотрению этой трудной проблемы Я. Засурский уделяет особое внимание. Личный опыт участника традиционных встреч советских и американских писателей помогает ему увидеть существенное противоречие между не всегда прогрессивными политическими взглядами американских писателей-реалистов и их гуманистическими убеждениями. Показательные примеры А. Миллера, К. Воннегута, Э. Олби убеждают в верности занятой советским литературоведом позиции:

«…Критикуя и отвергая домыслы, неточные.., а порой и враждебные высказывания тех или иных писателей, мы должны быть тем не менее внимательны к их художественному творчеству, которое часто этим высказываниям противоречит» (стр. 485).

«Американская литература XX века» – книга, которая в полной мере демонстрирует глубокий анализ литературы США, анализ непредвзятый, объективный, предполагающий точность идейных и эстетических оценок, необходимый в условиях современной идеологической борьбы.

  1. См. в кн.: Малькольм Каули, Дом со многими окнами, М., Прогресс», 1973.[]
  2. «Литературная история Соединенных Штатов Америки», т. III, М., «Прогресс», 1979, с. 319, 321.[]
  3. R. Michaud, Le roman americain d’aujourd’hui. Critique d’une civilisation, P., 1926, p. 3.[]
  4. J. W. Aldridge, Time to Murder and Create. The Contemporary Novel in Crisis, N.Y., 1966, p. 9 – 10.[]
  5. М. Мендельсон, Роман США сегодня, М., «Советский писатель», 1977, с. 34.[]
  6. См. в кн.: «Проблемы литературы США XX века», М.. «Наука», 1970.[]

Цитировать

Якименко, Н. В борьбе за реализм / Н. Якименко // Вопросы литературы. - 1984 - №11. - C. 247-252
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке