№1, 1973/Хроника

Страничка о своей работе

Как известно, еще в прошлом году редакция журнала «Вопросы литературы» обратилась к ряду критиков и литературоведов с просьбой ответить на два вопроса:

  1. Над чем Вы сейчас работаете?
  2. Какая из работ Ваших коллег привлекла Ваше внимание в последнее время и почему?

Мы продолжаем печатать ответы на нашу анкету.

 

А. АБРАМОВ

1.Работа – это почти всегда поиски методов работы. Вот почему многим хорошо известно такое состояние: приступая к новому делу (новому по задаче, по целям, по охвату фактов и т. д.), чувствуешь, что ничего не знаешь, ничего не умеешь. Словом, не только поэзия – «езда в незнаемое». Но, как известно, работа и учит. И учит не только технике, методике, но и тому, что составляет сущность дела. В этом я лишний раз убедился, работая над книгой «Лирика и эпос Великой Отечественной войны. Проблематика. Стиль. Поэтика». Над темами, связанными с ней, я продолжаю работать. В частности, размышляя о системе литературоведческого анализа (а об этом сейчас думают все), хотелось бы показать, что это конкретно значит: «Произведения поэтов вливались в поэзию годов войны как ее часть и как целое, как судьба творческой индивидуальности и судьба всей поэзии».

Но главная работа – другая: «От мифа о человеке к человеку просто». Исподволь она ведется мной давно. Тема ее – человек, раскрытие его мира на разных этапах становления поэзии и влияние этого процесса на развитие поэтического искусства.

2.Литературный процесс, само положение нашей литературы требуют самых различных исследований. Поэтому и ответный отклик рождают работы самых различных типов: «Поэтика древнерусской литературы» Д. Лихачева, «Творческая индивидуальность писателя и развитие литературы» М. Храпченко, «Основы теории литературы» Л. Тимофеева (новое издание ее готовилось в атмосфере полемики по острейшим вопросам современного литературоведения, что сделало Книгу еще более значительной), «Кровное, завоеванное» А. Метченко, «Художественная правда и диалектика творчества» В. Новикова. Мне понравились книги В. Дементьева – «Леонид Мартынов» и «Великое устье». Рад появлению исследований о Павле Васильеве. Они разные, но суждения обоих авторов – П. Выходцева и Ал. Михайлова, до того выступившего с первой, в сущности, серьезной работой об Андрее Вознесенском, – основательны, и с ними нельзя не считаться, думая о судьбе талантливого поэта. Много дали мне литературно-критические книги С. Залыгина «Мой поэт» и Ю. Бондарева «Взгляд в биографию».

г. Воронеж

 

 

К. АХМЕДЬЯНОВ

1.Меня давно привлекают некоторые проблемы выразительности художественного произведения. Например, проблема многозначности, «концентрированности» содержания, секреты поэтической ассоциации. Без мостов-ассоциаций, незаметно соединяющих образ с различными пластами произведения, немыслимо «концентрированное» поэтическое содержание. В последней своей работе («Поэтический образ и закономерности его эволюции») сделал попытку выявить основные виды поэтических ассоциаций, проследить движение образной мысли от текста к контексту, от контекста к подтексту, от подтекста к ассоциациям.

Что касается повседневной критики, то в настоящее время занят изучением общих тенденций развития современной башкирской поэзии. В частности, высоко оценивая нашу философскую лирику, не могу не указать на некоторые ее издержки, например абстрактность мысли, В наши дни важное значение приобретает умение критики различать подлинно философскую лирику от проявлений абстрактного гуманизма.

2.Я сторонник «трехмерности» литературоведческих работ. Идеально, когда в них: а) исследуемый писатель или его произведение показаны как можно «пластичней»; б) личность критика не теряется, а воспринимается нами как «составная часть» объекта исследования; в) читатель также вовлекается в разрешение поставленных в работе проблем.

О литературоведах легче судить по их стилю, чем по отдельным книгам. Мне нравится, например, как П. Палиевский умеет «выжимать» максимум научного содержания из конкретного художественного образа. Так подобает теоретику. Смотрите, до чего последователен и логичен В. Перцов в освещении литературного процесса. Это к лицу историку литературы. А как неожидан на первый взгляд ход мышления представителей школы Тодора Павлова – С. Василева и К. Горанова. Без этого невозможен философский подход к литературе.

г. Уфа

 

 

М. БОРБУГУЛОВ

1.Написал работу о проблеме взаимодействия национальной художественной традиции и опыта иноязычной литературы для сборника статей, готовящегося в ИМЛИ.

Одновременно, правда с перерывами, продолжаю работу над романом «Джигит из аила», первая книга которого вышла в 1965 году, а в 1967 году – в «Советском писателе» в переводе Л. Лебедевой.

2.В Киргизии интенсивно и плодотворно трудится сильный отряд литературных критиков. Их выступления получили всесоюзную известность. Наряду с такими опытными критиками, как Т. Аскаров, К. Асаналиев, К. Бобулов, К. Укаев, обратили на себя внимание своими работами молодые литераторы К. Даудов, Э. Токтогулов.

С киргизскими критиками бок о бок работает ряд русских литераторов, исследующих процессы, происходящие в киргизской литературе. Назову хотя бы сборник литературно-критических статей М. Рудова «Звенья открытий» («Кыргызстан», 1970). Книга дает основания думать об авторе как о вдумчивом и пытливом исследователе. Свежим глазом им прочитаны произведения классиков и русских советских писателей. Автор делает попытку (во многом удачную) проникнуть в творческую лабораторию Токтогула; скрупулезно прослеживает этапы освоения русской литературой «среднеазиатской темы»; раскрывает новаторство «Мятежа» Фурманова;

Цитировать

Абрамов, А. Страничка о своей работе / А. Абрамов, К. Ахмедьянов, О. Пачкориа, Н. Перкин, В. Трушкин, М. Борбугулов, С. Гайсарьян, Х. Корбу, В. Панков, Ц. Кин // Вопросы литературы. - 1973 - №1. - C. 301-307
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке