Не пропустите новый номер Подписаться
№4, 1989/Хроники

Среди журналов и газет

«СОВЕТСКИЕ АРХИВЫ» В 1988 ГОДУ. В N 3 помещена заметка А. Налетова «Донской монастырь и род Пушкиных». Известно, пишет автор, что на кладбище московского Донского монастыря похоронены родственники А. С. Пушкина: дядя Василий Львович, две тетки со своими семьями, бабушка О. В. Пушкина.

В старой соборной церкви монастыря захоронены дед – Л. А. Пушкин, а рядом с ним Н. Б. Пушкин. Однако надгробия утрачены.

В описании надгробий в Донском монастыре, выполненном в 1847 – 1848 годах по требованию обер-прокурора Синода Н. А. Протасова, хранящемся в ЦГИА СССР в фонде Синода, содержатся интересные сведения о памятниках Л. А. Пушкину и Н. Б. Пушкину. Находились они в Сергиевском приделе старой соборной церкви.

О надгробии деда поэта сказано: «На правой стороне сего придела в стене медная посеребренная доска, на оной вверху всевидящее око, а ниже следует: «Против сей надписи погребено тело артиллерии подполковника Льва Александровича Пушкина, который родился 1723-го года февраля 17-го, тезоименитство его февраля 20-го, скончался 1790 года октября 25-го дня по полудни в 3-м часу. Жития его было 67 лет 8-м месяцев и 8-м дней», в надписи фамильный герб» (ЦГИА СССР, ф. 797, оп. 17, д. 39624, лл. 4 – 4 об.).

Как предполагает А. Налетов, Л. А. Пушкин был похоронен здесь потому, что там уже был захоронен представитель рода Пушкиных. А именно: «раб божий стольник Никита Борисович Пушкин, во иноцех нареченный Нифонт… Жития его было 94 года и 5-ть месяцев и 14 дней…» (там же, л. 4 об.).

В N 6 «Советских архивов» находится сообщение С. Туриловой «О работе Н. М. Карамзина с документами Московского архива Коллегии иностранных дел». В Архиве внешней политики России (АВПР) Историко-дипломатического управления МИД СССР хранится дело «О допущении разных лиц к чтению и составлению выписок из дел Московского архива. 1801-1819 гг.». В нем – отдельная папка: «Карамзин Николай, статский советник. 1803 – 1819 гг.», где отложилась обширная переписка, связанная с работой Карамзина в Московском архиве Коллегии иностранных дел (МАКИД).

В начале работы Карамзина над «Историей государства Российского» ему не разрешалось брать рукописи и архивные материалы на дом. Затем 24 марта 1816 года директору МАКИД А. Ф. Малиновскому сообщалось о разрешении Александра I «перевесть в Санкт-Петербург все исторические документы, коими он (Карамзин:. – Ред.) заимствовался из Московской государственной коллегии иностранных дел Архива».

24 мая Малиновский объявил об этом историографу и одновременно известил управляющего Министерства иностранных дел России К. В. Нессельроде об отправлении документов Карамзину в Петербург, приложив реестры «отпущенным из Архива… подлинным делам, рукописям и печатным книгам; это все… он должен возвратить Архиву в целости».

Реестры документов 1816 года говорят об огромной источниковедческой работе, проделанной Карамзиным. В них на 13 листах упомянуты рукописи: «Новгородский летописец по 1717 г.», «Летописец Великия России», «Разряды с 1493 по 1611 г.» и др.;

Цитировать

От редакции Среди журналов и газет / От редакции // Вопросы литературы. - 1989 - №4.
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке