№4, 1980/Хроники

Среди журналов и газет

СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ ИВАНА МЕЛЕЖА. Белорусский писатель Иван Мележ, рано ушедший из жизни, не оставил своего жизнеописания. Книгу о нем сейчас пишут другие – те, кто был рядом с ним, кто знал его близко. Журнал «Неман» (1979, N 10) публикует воспоминания об Иване Павловиче Мележе Ивана Шамякина, Алены Василевич, Олева Йыги и Янки Брыля.

Величайшей радостью жизни Мележа, вспоминает А. Василевич, был интерес к его книгам, к его героям любого человека, любого писателя, товарища. «Человек давно и тяжело больной (больной уже так давно, что даже самые близкие, те, кто его любил и дорожил им, даже и те привыкли уже к тому, что он болен: жил и писал же… И еще как писал!), так вот, тяжело больной, а это значит, и лишенный тех обычных житейских радостей, которые даруются здоровому человеку, он знал иную наивысшую радость и счастье – счастье и радость могучего творческого здоровья и творческой победы. И потому так необходимо было знать ему, что и тот, кто читал его книги, чувствовал то же самое, и так же был счастлив и радостен от его книг.

Вот почему он любил говорить о своих героях. Они были его детьми. Они рождались у него здоровыми. И он радовался им и гордился ими. И это не было тем, что мы называем тщеславием в человеческом характере».

Об этой особенности его характера пишет и И. Шамякин: «Он… много и охотно говорил о ненаписанном, о чем думает писать, рассказывал и сюжет, и схему развития характеров, будто проверял на собеседнике то, что еще не полностью прояснилось, выкристаллизовалось, не перешло на бумагу.

Когда я читал неоконченные разделы и рабочие записи – «Из творческой лаборатории» – для романа «Метели. Декабрь», для второй его части, оставшиеся после смерти писателя, то припоминал: многое из того, что помечено Мележем на полях – куда направить сюжет, как развернуть ситуацию, каким образом развивать характер героя, – я слышал в его устных рассказах. И что особенно удивляет: многие замыслы третьей книги, оставшейся недописанной, слышал я давно, может, с десяток лет назад, когда Иван Павлович работал еще над «Дыханием грозы». Это вновь подтверждает известную теперь всем нам, его коллегам, критикам, истину: сколь серьезно, с каким глубоким раздумьем трудился Иван Павлович над своей трилогией о революционных переменах на селе, как долго вынашивал он каждую ситуацию, каждый персонаж, верный своему творческому принципу: в художественном произведении нет ничего второстепенного, нет второплановых героев, коллизий, публицистических или лирических отступлений, все должно быть, как в хорошо сыгравшемся симфоническом оркестре, тогда только зазвучит истинная музыка. Романы Ивана Мележа – настоящие симфонии народной жизни, белорусской, крестьянской, и тех огромных изменений в этой жизни, что были начаты Октябрем, подсказаны ленинскими идеями. Нелегко и негладко проходила коллективизация, ломка старой крестьянской психологии. И велика заслуга Мележа, что он вслед за таким выдающимся художником, как Михаил Шолохов, правдиво, смело искренне, совестливо показал в своей трилогии всю сложность борьбы партии за новую жизнь».

Работал Мележ систематически, ставя труд над романом выше любого другого своего труда. Работал много. Особенно в последние годы. Безусловно, зная неизлечимость своей болезни, он торопился.

«За какие-нибудь четыре года, – замечает И. Шемякин, – он выдал первую книгу «Метели. Декабрь», не останавливая работы над второй книгой третьего тома хроники, он, по сути, переписал «Минское направление», вставив совершенно новые разделы общим объемом около четырнадцати листов – целая книга! Он собрал и издал том своей публицистики и литературной критики. Последней работой была книга, которую он назвал «Первая книга». Книга эта необычная. В предисловии к ней автор говорит: «В этой книге нет ничего выдуманного. В ней только то, что было. Со мной лично или с людьми. Долгие годы все это казалось мне материалом для какой-то совершенной вещи. Потребовалось достаточно лет, чтобы я понял, что это само по себе произведение, может быть, не менее стоящее, чем то придуманное. Ибо это живое свидетельствование незабываемого, не похожего ни на какое иное время».

Цитировать

От редакции Среди журналов и газет / От редакции // Вопросы литературы. - 1980 - №4.
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке