№1, 2008/Полемика

Советская школа злословия

С большим удивлением прочел в N 1 «Вопросов литературы» за
2007 год статью Натальи Громовой «Клевета как улика» (электронная
версия: http://magazines.russ.ru/voplit/2007/1/gr17.html), где в мой адрес
содержатся следующие обвинения: «Более недостоверную, оскорби-
тельную книгу («Булгаковскую энциклопедию». – Б. С.) вообще
трудно встретить. Ее автор (который, кстати, уже выпустил третье или
четвертое издание) Борис Соколов в статье «Алоизий Могарыч» без
стеснения, как о само разумеющемся, пишет: «Прототипом А. М. по-
служил друг Булгакова, драматург Сергей Александрович Ермолин-
ский<…>»; <…>Борис Соколов давно не утруждает себя никакими се-
рьезными доказательствами»1 . Должен со всей ответственностью заявить, что клеветническими являются как раз утверждения г-жи Громовой, которая действительно не утруждает себя серьезными доказательствами.
Вынужден процитировать выдержки из статьи «Алоизий Могарыч»
из моей «Булгаковской энциклопедии», чтобы у читателей «Вопросов
литературы» была ясность, что же именно я написал о С. Ермолинском:
«5 марта 1940 г. Е. С. Булгакова написала в дневнике: «Приход Фадеева. Разговор продолжался сколько мог. Мне: «Он мне друг». Сергею Ермолинскому: «Предал он меня или не предал? Нет, не предал? Нет, не предал!» Булгаковские
слова, несомненно, относились к Ермолинскому, который действи-
тельно был его другом, а не к Александру Александровичу Фадееву
(Булыге) (1901 – 1956), первому секретарю Союза советских писате-
лей, познакомившемуся с Булгаковым только 11 ноября 1939 г., когда
он по должности навестил заболевшего члена Союза. Другом Булга-
кова Фадеев не был и предать его при всем желании не мог. Подозре-
вавший Ермолинского в предательстве автор «Мастера и Маргариты»,
как видно из цитированного выше разговора, за пять дней до смерти
подозрения отверг. Вероятно, в связи с этим рассказ Мастера о знаком-
стве с А. М. был перечеркнут Булгаковым, однако нового варианта он
написать уже не успел (не исключено также, что текст был перечеркнут
Е. Булгаковой) <…> Поведение Ермолинского в последние недели бул-
гаковской жизни, много часов самоотверженно проведшего у постели
больного, очевидно, рассеяло подозрения, но написать новый текст у
Булгакова уже не было сил» 2 .
Скорее всего, Елена Сергеевна знала, кто был прототипом Мога-
рыча. 17 ноября 1967 года она записала в дневнике свой разговор с Ер-
молинским по поводу его воспоминаний. Ей не понравился приведен-
ный в мемуарах «разговор якобы ты журналист» (Сергей Александро-
вич начинал как журналист-репортер «Правды» и «Комсомольской
правды»). Это – шутливое интервью, которое Булгаков якобы дает кор-
респонденту «Вечерней Москвы», в роли которого выступает Ермо-
линский 3 .
Вероятно, Булгаков шутливые вопросы Ермолинского осмыслил
вполне серьезно и заподозрил друга в попытке выведать его подногот-
ную для доклада в «дорогие органы». А в пристрастной подаче весьма
грозно могло прозвучать и признание писателя, что он – «не наш чело-
век», и слова о штанах, которые появились тогда, когда уже нет зад-
ницы 4 . Елена Сергеевна могла предполагать, что именно в связи с этим
разговором Булгаков сделал Могарыча журналистом. История знаком-
ства Мастера с Могарычем не была включена ни в журнальную публи-
кацию 1966 – 1967 годов, ни в машинопись романа, подготовленную в
60-е годы вдовой писателя. Этот эпизод вошел только в издание романа 1973 года, уже после смерти Елены Сергеевны.
Надеюсь, любому непредвзятому читателю ясно, что я не только не
утверждал, что Сергей Александрович Ермолинский, к которому я от-
ношусь с большим уважением, хотя бы как к автору сценария бессмерт-
ных «Неуловимых мстителей», являлся сексотом, но, наоборот, катего-
рически утверждаю, что он никогда осведомителем не был. И главный
аргумент здесь даже не то, что Ермолинский был в 1941 году арестован
НКВД, а затем сослан. Сексотов порой не то что в лагерь отправляли, а
расстреливали, как это произошло с некоторыми членами еврейского
антифашистского Комитета. А театрального критика В. Голубова-По-
тапова, «освещавшего» С. Михоэлса, даже убили вместе с великим ре-
жиссером, чтобы не оставлять следов. Я доказываю, что сексотом был
не Ермолинский, а совсем другой человек. Если бы Н. Громова потру-
дилась заглянуть в статью столь нелюбимой ею «Булгаковской энцик-
лопедии» «Кабала святош», она узнала бы, что я не исключаю того, что
осведомителем был свояк Булгакова, актер МХАТа Евгений Василье-
вич Калужский, муж сестры Е.

  1. Вопросы литературы. 2007. N 1. С. 356 – 357.[]
  2. Соколов Борис. Булгаковская энциклопедия. М: Локид-МИФ, 1996. С. 17 – 18; Соколов Б. Булгаков. Энциклопедия. М.: Эксмо, Алгоритм, 2007. С.
    27 – 28.[]
  3. Соколов Борис. Булгаковская энциклопедия. С. 18. []
  4. Там же.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №1, 2008

Цитировать

Соколов, Б. Советская школа злословия / Б. Соколов // Вопросы литературы. - 2008 - №1. - C. 48-53
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке