№2, 1980/Книжный разворот

Развитие башкирского романа

А. Х. Вахитов, Башкирский советский роман, «Наука», М. 1978. 1160 стр.

Лучшие достижения башкирской советской литературы давно знакомы всесоюзному читателю: произведения М. Гафури, С. Кудаша, А. Тагирова, Д. Юлтыя, М. Карима, З. Биишевой, А. Бикчентаева, Я. Хамматова, Ф. Исянгулова, изданные на многих языках народов СССР, были тепло встречены и по достоинству оценены, в чем, надо признаться, немалая заслуга переводчиков, особенно русских. Вслед за этим постепенно становятся известными и труды по башкирскому литературоведению и литературной критике. Еще совсем недавно очерки по башкирской литературе увидели свет в фундаментальной «Истории советской многонациональной литературы», выпущенной Институтом мировой литературы имени А. М. Горького. В 1977 году в издательстве «Наука» вышла «История башкирской советской литературы», подготовленная учеными Института истории, языка и литературы Башкирского филиала Академии наук СССР. Наконец, совсем недавно появилась книга «Башкирский советский роман» А. Вахитова.

Башкирскому читателю имя А. Вахитова хорошо известно. И не только как писателя, выпустившего около десятка книг, но не менее – и как литературоведа и литературного критика, наиболее удачные исследования которого опубликованы в книгах «На эпических широтах» (1968), «Суть таланта» (1972), «Творческие портреты» (1976), «Когда раздвигаются горизонты» (1979). Все эти труды посвящены изучению башкирской прозы, ее истоков, особенностей и этапов становления, идейно-художественных достоинств и жанрово-стилевых черт, а также творческой деятельности отдельных ее представителей.

«Башкирский советский роман» – первая попытка наиболее широкого и системного изучения этого жанра в башкирской литературе. Автор исследует условия зарождения, истоки, идейно-эстетическое, социально-нравственное содержание башкирского романа, последовательно рассматривает основные этапы, особенности его развития и тенденции дальнейшего роста.

Анализируя различные жанры башкирского фольклора, прежде всего кубаиры и исторические песни, исследователь убеждает нас в мысли о том, что фольклор явился одним из важных, реальных истоков становления национального романа, что именно в героическом эпосе, кубаирах, классических народных песнях е легендами и преданиями, которые по богатству содержания, совершенству формы, эпической монументальности образов и идей составляли высший этап литературного мастерства определенной исторической эпохи, в той или иной мере была подготовлена почва для появления романа. Велика была также роль таких своеобразных жанров дореволюционной письменной литературы, как шежере, путевые записи, сказания, историко-этнографические очерки, публицистические статьи, нэсеры, написанные на первых порах на тюрки, позже на татарском письменном литературном языке, общем для обоих близкородственных народов. Наряду с этим автор отмечает большую роль культурной революции в Башкирии, одним из важных моментов которой стало завершение формирования башкирского письменного литературного языка и появление газет и журналов на этом языке.

Новая эпоха с ее бурными социально-политическими и морально-психологическими процессами ставила перед башкирскими писателями, так же как и перед писателями других братских народов, сложную и ответственную задачу создания широких, масштабных эпических полотен. Разумеется, этого нельзя было добиться, опираясь лишь на местные национальные традиций, без освоения богатого художественного опыта, накопленного развитыми братскими литературами, прежде всего русской и татарской, что ярко и убедительно демонстрируется в монографии на примере творчества ряда башкирских романистов.

Свое исследование А. Вахитов начинает с 20 – 30-х годов, когда башкирский роман мучительно «искал себя», переживал пору своего становления и в книгах «Поворот» Г. Хайри и «Солдаты» А, Тагирова делал свои первые шаги. Эти годы в истории башкирской литературы были периодом формирования не только романа, но и всей национальной прозы. Поэтому большое внимание автор уделяет роли в становлении романа малых прозаических жанров: очерка, фельетона, нэсера, художественной публицистики и рассказа, влиянию их, особенно нэсера, на стиль повествования большой прозы. Здесь «се вполне закономерно затрагивается и проблема героя. Если в 20-х годах новый герой угадывался, но до уровня раскрытия характеров проза еще не поднялась, то в 30-х она сделала большой шаг к живому изображению исторически новорожденного, по слову Горького, человека. Именно в эти годы одноплановая документальная хроника («Красногвардейцы» и «Красноармейцы» А. Тагирова), где историзм нередко подменялся описательностью, сменялась первыми опытами историко-революционного романа («Кровь» Д. Юлтыя, «Кудей» И. Насыри), родились первые исторические полотна эпического характера, глубоко связанные с фольклором («Сурагул» А. Хайбуллина и «Таинственная тропа» Ш. Шагара), появился стихотворный роман («Кушкайын» С. Кудаша). На этом пути от хроники к многоплановому роману литературная работа превращалась, как показывает А. Вахитов, в настоящее художественное творчество. Дополняя и конкретизируя общий обзор характеристиками творчества отдельных башкирских писателей и в то же время широко оперируя фактами литератур братских народов, исследователь показывает, что уже в первое десятилетие своего существования башкирский роман предстал многообразным и по своей форме (роман-хроника, роман-монолог, стихотворный роман), и по идейно-тематическому диапазону (историко-революционный и исторический романы, роман о современности), и по типологии персонажей (представители рабочего класса и крестьянства, имущих классов и духовенства, солдаты и революционеры – большевики и т. д.).

В годы Великой Отечественной войны башкирская литература в основном была представлена такими жанрами малой прозы, как очерк и рассказ, для которых были характерны, как на конкретных примерах показывает автор, публицистическая острота, сплав документа, и художественного вымысла. Крупное достижение башкирского романа 40-х годов – «Родные и знакомые» ученого-языковеда и писателя Дж. Киекбаева. Детально разбирая это произведение, А. Вахитов показывает, как башкирский роман продолжает освобождаться от описательности, натурализма, пестроты стиля и других слабостей, которые были присущи ему в 20 – 30-е годы.

В 50-е годы, в период общего подъема многонациональной советской литературы, начался новый этап и в развитии башкирского романа. Повышается его идейно-художественный уровень, появляются новые приемы художественной изобразительности, новые разновидности жанра, отмеченные ярко выраженной многоплановостью и многотемностью, поднимаются новые проблемы, заявляют о себе новые авторы. Наблюдаемое в это время усиление исторической конкретности повествования, тяга к документальности являются в какой-то мере реакцией на рецидивы «теории» бесконфликтности. Всесторонне анализируй социально-бытовые романы С. Агиша «Фундамент», А. Валиева «Первые шаги», Б. Бикбая «Когда разливается, Акселян» и другие, А. Вахитов приходит к выводу, что основной проблемой послевоенной башкирской романистики стал рост социального и национального самосознания народа.

Особое место в исследовании занимает анализ романа «Дорога Карасяя» (русский перевод – «Лебеди остаются на Урале») А. Викчентаева, «На склонах Нарыш-тау» К. Мэргэна и «Однополчане» Г. Ибрагимова. Сопоставляя эти произведения между собой и тем самым раскрывая их жанровую природу и стилевые особенности, анализируя другие книги 50-х годов, автор говорит о качественно новых явлениях в развитии башкирской романистики, подмечает особенности, которые дальнейшем станут определяющими чертами жанра в 60 – 70-е годы: обостренное внимание к современности, все более уверенное вторжение в духовный мир, в психологию современника, органичность взаимодействия письменной литературы с традициями фольклора. Завершают книгу размышления о современном этапе развития башкирской романистики. Подробно анализируя проблематику, сюжетные, композиционные и стилевые особенности романов А. Валиева, Д. Исламова, Н. Мусина, Х. Давлетшиной, Х. Гиляжева, А. Бикчентаева, Г. Ибрагимова, Яр. Валеева», А. Вайрамова. Ш. Янбаева, Ш. Виккула, А. Чанышева, И. Гизатуллина, З. Биишевой, Я. Хамматова, Ф. Исянгулова, исследователь делает вывод, что с 60-х годов башкирский роман развивается уже не в национально замкнутых пределах, что он, активно воспринимая творческие достижения других литератур народов СССР, в то же время обогатил и обогащает многонациональную советскую литературу произведениями, для которых характерны проблемность, аналитичность, интенсивность художественных поисков. Главное достижение современного башкирского романа А. Вахитов видит в пристальном внимании к насущным проблемам эпохи, в глубоком проникновении в жизненные пласты, в более пристальном, чем раньше, внимании к внутреннему миру современника.

Следует отметить, что творчество многих из названных выше романистов впервые подвергается многостороннему научному анализу в этой книге. В то же время такой анализ никогда не остается обособленным, он входит как часть в исследование общего процесса развития жанра, развития всей башкирской советской литературы.

При работе над монографией А. Вахитов имел дело с материалом, очень богатым по содержанию и огромным по объему. Поэтому не мудрено, если есть некоторые пробелы (среди них можно отметить, например, недостаточное раскрытие роли восточной классической литературы сформировании и дальнейшем росте башкирского романа). Но ведь в небольшой по объему книге всего сказать невозможно.

г. Уфа

Цитировать

Кунафин, Г. Развитие башкирского романа / Г. Кунафин // Вопросы литературы. - 1980 - №2. - C. 244-247
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке