№2, 1980/Юмор

Английский литературный анекдот. Перевод с английского и вступительная заметка А. Ливерганта

В Англии существует старинная традиция литературного анекдота, всецело письменная, с устным анекдотом не имеющая ничего общего. Сборники вымышленных забавных историй о писателях, художниках, актерах стали появляться с конца XVIII столетия. В 1820 году вышел первый наиболее представительный сборник, материалы которого были тематически собраны по разделам: Красноречие, Патриотизм, Предприимчивость, Героизм, Благодеяние, Верность и т. п. В такого рода оформлении сказалось и естественное для того времени желание придать веселым, а подчас и скабрезным эпизодам нравоучительный характер, заставить читателя извлечь для себя полезную мораль. Позже в, поле зрения составителей сборников литературных небылиц попадает классическая литература – лучшие прозаики и поэты. Литературный анекдот становится ближе к мемуарному жанру, часто превращается в реальный жизненный эпизод. И с этого времени литературный анекдот существует в Англии как полноправный литературный жанр. Ныне его точнее было бы называть «случаем из жизни», «штрихом к портрету».

Излюбленными героями литературного анекдота не только прошлого века, но и нынешнего сделались поэты-романтики. Присущие им пылкость, впечатлительность, рассеянность стали тем фабульным стержнем, на который нанизываются бесконечные комические ситуации; с ними связанные. При этом бросается в глаза тот факт, что английский литературный анекдот неизменно отличает осязаемый пародийный элемент, намеренно острая карикатурность – верный признак того, что он отменно вписывается в подчеркнуто сатирическую норму английского классического письма, восходящего к традиции Свифта, Филдинга и Смоллета.

Значение литературного анекдота вовсе не ограничивается изысканным, но беспредметным остроумием «застольной беседы». Его художественное своеобразие выходит за рамки чистой развлекательности. Случалось, серьезные критические исследования, добросовестные биографии не улавливали индивидуальных особенностей писателя, не передавали колорита эпохи так точно, как это делал литературный анекдот. Жанр анекдота, как и литературную пародию, можно рассматривать и в качестве источника, способного задать исследованию верную историческую перспективу; удачный анекдот о писателе способен разом оживить давно отошедшее в прошлое событие, воскресить забытые нравы.

Настоящаяподборкалитературныханекдотовсоставленапосборнику»A Book of Anecdotes, selected and edited by Daniel George», Hilton Press, London, 1957.

НЕДОРАЗУМЕНИЕ

В письме к другу в августе 1873 года Роберт Браунинг пишет: «Вчера я получил очередной номер «Спектейтора», где сказано, будто я назвал Байрона «камбалой»… Это сущая клевета. В жизни своей не посягнул я на его поэтический дар. Впрочем, однажды я действительно высказался в том смысле, что если бы Байрон воплотил в жизнь свои поэтические мечтания и предпочел морское царство земному, с рыбами он ужился бы гораздо лучше».

ПОЭТ И ПАХАРЬ

Рассказывают, что Бернс любил демонстрировать свое искусство пахаря. Как-то он поспорил е одним крестьянином, кто больше вспашет, Бернсу взять верх не удалось. «Вот видишь, Роберт, – сказал крестьянин, – у меня получается ничуть не хуже». «Слов нет, – отвечал Берне, – пашешь ты отменно, но кое в чем ты все-таки уступил мне – за это время я сочинил два стихотворения!»

ТАКТИЧНЫЙ РАССКАЗЧИК

Диккенс, как известно, был замечательным рассказчиком. Вот одна из любимых его историй. Англичанин и француз договорились драться на пистолетах в крохотной комнатке с потушенными свечами. Благородный англичанин, не желая понапрасну проливать кровь своего ближнего, на ощупь пробрался к камину и разрядил свой пистолет в дымоход.

И что же? Он убивает наповал несчастного француза, который со страху забрался в камин. «Когда я рассказываю эту историю в Париже, я неизменно прячу в камин англичанина», – добавлял Диккенс.

ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ СХОДСТВО

При жизни Филдингу так и не довелось позировать Хоггарту. Знаменитый художник написал его портрет по памяти и, несмотря на это, добился поразительного сходства. Рассказывают, что Хоггарт обязан своим успехом Гаррику, который нежданно явился в дом художника, на удивление точно копируя походку и манеры великого романиста.

УДАЧНАЯ РЕПЛИКА

Голдсмиту вечно доставалось от Доктора Джонсона1. Тот был не в пример остроумней и язвительней. Но однажды отличился и Голдсмит. Разговор зашел о баснях. Голдсмит заметил, что берется написать хорошую басню, ибо дело это не сложное, нужно только, чтобы звери говорили «на своем языке», что, впрочем, баснописцам удается не часто. «Взять, к примеру, басню о рыбках, – продолжал Голдсмит, – которые, позавидовав крылатым, попросили Юпитера превратить их в птиц…» Тут он заметил, что Джонсон еле удерживается от смеха. Прервав свою тираду, Голдсмит обратился к приятелю со следующими словами: «Это, между прочим, не так просто, как кажется. Так, если бы вам случилось изобразить рыб, они бы больше смахивали на китов».

ПОЭТИЧЕСКИЙ ДАР

Вальтер Скотт любил рассказывать историю о некоем Микле, возомнившем себя великим поэтом. Лучшие свои стихи Микль сочинял во сне, но на свою беду утром не мог вспомнить ни строчки. «То, что я сочиняю во сне, не идет ни в какое сравнение с тем, что я пишу при свете дня», – уверял незадачливый поэт.

  1. Сэмюэл Джонсон (1709 – 1784) – английский критик, эссеист; сыграл большую роль в развитии английской литературно-критической мысли.[]

Цитировать

Ливергант, А.Я. Английский литературный анекдот. Перевод с английского и вступительная заметка А. Ливерганта / А.Я. Ливергант // Вопросы литературы. - 1980 - №2. - C. 292-298
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке