Не пропустите новый номер Подписаться
№6, 1991/Юмор

После семидесяти…. Вступительная заметка и перевод с английского А. Ливерганта.

ЗНАМЕНИТЫЙ ВУДХАУС

В нашей стране его почти не знают. Последний раз сборник его рассказов вышел в конце 20-х годов.

А между тем…

Пэлому Гренвиллу Вудхаусу (1881 – 1975), одному из выдающихся английских юмористов XX века, принадлежит немало рекордов – и по объему литературной продукции (он написал в общей сложности свыше 90 книг), и по ее качеству: сквозные персонажи его романов и рассказов: слуга-интеллектуал Дживз, повеса Берти Вустер, незадачливый детектив Маллинер, газетчик Псмит – давно уже стали фигурами нарицательными. Впрочем, путь к славе Вудхаусу предстоял довольно долгий. Родившись в провинциальном городке Гилфорде и закончив Далуич-колледж, Вудхаус, сын колониального чиновника, несколько лет проработал клерком в банке, затем, уйдя на вольные хлеба, вел юмористическую рубрику «Между прочим» в лондонской «Глоб», сочинял рассказы и повести из школьной жизни для юношеского журнала «Капитан» и, только переехав в 1910 году в США, стал писать всерьез. Спустя много лет, в 1955 году, Вудхаус принял американское гражданство, а в 1975 году был удостоен престижного британского звания «Рыцарь империи».

Самый большой успех выпал на долю книг Вудхауса с участием слуги Цживза: «Неподражаемый Дживз» (1923), «Так держать, Дживз» (1925), «Очень хорошо, Дживз» (1958), «Мой друг Дживз» (1963). Комический эффект этой серии создается тем, что лакей Дживз отличается подчеркнуто интеллигентным поведением, тогда как его хозяин-аристократ груб, развязен и изъясняется преимущественно на сленге.

Особое место в поистине необозримом творчестве Вудхауса («Начиная с 1902 года, – отмечает сам писатель, – я сочинил десять книг для подростков, одну книгу для детей, сорок три романа, если их можно назвать романами, триста пятнадцать рассказов, четыреста одиннадцать статей.., а также шестнадцать пьес и двадцать две музыкальные комедии…») занимает его автобиография, которую писатель назвал «За семьдесят» (ее выход был приурочен к 70-летнему юбилею юмориста), в которой серьезные проблемы литературного мастерства трактуются с присущей автору самоиронией.

Предлагаем читателю отрывки из книги Вудхауса «За семьдесят» («Over seventy», L. Jenkins, 1957).

П. Г. ВУДХАУС

О БИОГРАФИЧЕСКОМ ЖАНРЕ

Друзья советуют мне засесть за воспоминания. «Ты прожил долгую жизнь, – говорят они. – На вид тебе не семьдесят лет, а все сто».

Что ж, мысль неплохая, но для интересной автобиографии необходимы как минимум три компонента: эксцентричный отец, несчастное детство и тяжелые школьные годы. Я же всего этого был лишен: мой отец ничем не отличался от любого другого отца, детство мое протекало совершенно безмятежно, а шесть лет, проведенных в Далуич-колледже, прошли как один день. Поэтому за отсутствием материала автобиографию, в общепринятом понимании этого жанра, мне, увы, написать не удастся.

Кроме того, нужно, чтобы автобиография имела успех, и поэтому она должна быть напичкана историями о знаменитостях; я же знаю всего одну историю, которую в 1904 году мне рассказал начинающий боксер Гриффо о великом Джо Гансе, чемпионе в полусреднем весе.

– Я собирался ехать в Филадельфию на матч, и мой тренер меня спрашивает: «Хочешь познакомиться с Джо Гансом?»»Еще бы», – отвечаю. Приезжаем мы, значит, в Филадельфию, идем в спортивный клуб, отличное такое здание, там всегда все чемпионы обедают, и видим: вокруг одного из столиков толпится народ. Подходит ко мне какой-то парень и спрашивает: «Хочешь познакомиться с Джо Гансом? Он за этим столиком сидит». «Конечно хочу», – говорю. Подводит он меня к Джо и говорит: «Джо, это юный Гриффо. Он хотел с тобой познакомиться». И, представь, Джо Ганс, великий Джо Ганс, встает из-за стола и протягивает мне руку!

Я слушал эту увлекательную историю, разинув рот и вцепившись в подлокотники:

– Ну? И что дальше?

-А?

– Что было потом?

– Ничего. Пожал он мне руку и говорит: «Привет, Гриффо». А я ему: «Привет, Джо».

– И всё?!

– И всё.

Что ж, в моей автобиографии тоже было бы немало подобных историй: «Мне давно хотелось познакомиться с Уинстоном Черчиллем, и вот однажды, когда мы с приятелем пили чай в Палате Общин, дверь открылась и вошел… Уинстон Черчилль.

– Уин, – сказал мой приятель. – Познакомься, это мистер Вудхаус.

– Очень приятно, мистер Вудхаус.

– Очень приятно, мистер Черчилль».

О СНОСКАХ

Читателю1этой автобиографии предстоит испытать ни с чем не сравнимое удовольствие: за исключением предисловия2 , которое скоро кончится, в этой книге не будет ни одной сноски.

Мне кажется, я человек не злой3 , но и я выхожу из себя, когда встречаю в жизнеописаниях бесчисленные сноски. Всякому терпению есть предел4 . Настало время5 предупредить биографов и эссеистов, чтобы они избавились от этого досадного недостатка6 , чтобы страницы их книг впредь были так же свободны от сносок, как пшеница – от плевел7 .

Не вижу никакой необходимости в этом бессмысленном крючкотворстве8 . Я только что прочел книгу Карла Сенберга «Авраам Линкольн

  • Или читателям. Будем же оптимистами.[]
  • Или вступления. См. «Ромео и Джульетта», акт II, сцена I: «Как розу не назвать, она равно благоуханна».[]
  • См. «Король Лир», акт I, сцена II: «…так далека от зла его натура».[]
  • «Терпенье грустное, ты так близко к отчаянью» Мэтью Арнольд,[]
  • По Гринвичу.[]
  • Т. е. сносок.[]
  • «…Соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их» (Матфей 13; 24 – 30).[]
  • Т. е. в сносках.[]
  • Цитировать

    Вудхаус, П. После семидесяти…. Вступительная заметка и перевод с английского А. Ливерганта. / П. Вудхаус, А.Я. Ливергант // Вопросы литературы. - 1991 - №6. - C. 232-242
    Копировать

    Нашли ошибку?

    Сообщение об ошибке