№2, 1984/Обзоры и рецензии

Поэтика фольклора во времени

«Фольклор. Поэтика и традиция», М., «Наука», 1982, 344 с.

На современном этапе, когда наука о народнопоэтическом творчестве имеет возможность приобщиться «к неведомым прежде в своей «вещественности» разноязычным фольклорным материкам и массивам» (стр. 3), к живой фольклорной традиции, особенно остро встает вопрос о новых аспектах изучения фольклора, о совершенствовании методологии исследования. Об этом справедливо пишет во «Введении» к книге «Фольклор. Поэтика и традиция» ее ответственный редактор В. Гацак. Давний вопрос о традиции в фольклоре в этом коллективном труде ИМЛИ рассматривается по-новому, как «овековеченные в фольклорном времени и материи свойства поэтики и поэтическая «овеществленность» и содержательность традиции» (там же).

Именно на это нацелены очень разные по географии материала, но единые по своему подходу статьи, составившие рецензируемый труд. При этом выделены такие важные направления исследования, как художественно-стилевое соотношение литературы и фольклора; поэтика в свете наблюдений над живой фольклорной традицией; народное стихосложение; текстология и систематика фольклорных произведений и др.

Несомненное достоинство рецензируемого труда – вовлечение в исследовательскую орбиту не только литературы и фольклора народов нашей страны (литовцев и киргизов, русских и тувинцев, эстонцев и хантов), но и зарубежных стран. В первую очередь здесь должны быть названы статьи Н. Никулина о вновь открытых мифоэпических сказаниях малых народов Вьетнама, Б. Рифтина – о мастерстве восточно-монгольских сказителей, А. Ващенко – об источниковедческих проблемах эпоса индейцев США, Н. Ручкиной – о греческих песнях.

Новый и важный аспект рассмотрения литературного и фольклорного материала – анализ того, как исследуется фольклор народов нашей страны в трудах зарубежных ученых (в статье А. Налепина характеризуется изучение русского фольклора в США; в статье А. Микушева – постановка и решение проблем хантыйского фольклора в трудах выдающегося немецкого ученого академика В. Штейница; К. Ботояров дает обстоятельный критико-текстологический анализ публикации из эпоса «Манас», осуществленной английским тюркологом А. -Т. Хатто).

Как видно из простого (и далеко не полного) перечня проблем, разрабатываемых в рецензируемой книге, ее отличает широта в историческом и географическом плане. А как известно, такая широта подхода требует углубления методологических позиций.

С наибольшей полнотой такой подход присутствует в разделе «Литература и фольклор», прежде всего в статье С. Жукаса «О соотношении фольклора и литературы». Глубоко плодотворна исходная позиция автора: «Различия между фольклором и литературой все более осознаются как различия между двумя эстетическими системами, двумя разными способами восприятия мира, двумя интерпретациями действительности» (стр. 8). И хотя фольклор и литература образуют в принципе единое пространство словесного искусства, «после перехода в литературу фольклорный образ, как правило, в той или иной мере теряет свое первоначальное содержание; он становится элементом нового художественного строя» (стр. 8). С. Жукас говорит о неодинаковом соотношении текста и контекста в фольклоре и литературе – неодинаковость эта обусловлена традиционностью фольклора, где произведение бытует в условиях унаследованной устно-поэтической культуры коллектива и «неканоничностью», индивидуализированностью литературных произведений. Здесь автор оттеняет некоторые аспекты теории, развивавшейся П. Богатыревым, современным болгарским исследователем Б. Ничевым и др. Он останавливается и на различиях поэтического языка в литературе и фольклоре (на примере творчества современного литовского поэта М. Мартинайтиса), хотя эта тема, конечно же, требует более конкретной разработки – примеры появляются в статье С. Жукаса лишь под конец и, пожалуй, слишком скупо.

Разнообразие видов обращения писателей к фольклору, его активное использование в творчестве Ч. Айтматова, В. Астафьева, Р. Гамзатова, В. Распутина и других рассматривается в статье У. Далгат «Фольклор и современный литературный процесс». Автор подчеркивает возрастающий интерес советских писателей к народному творчеству, выразительную силу и стилеобразующую роль устно-поэтических средств в их произведениях. В то же время она выражает беспокойство в связи с тем, что писатели подчас недостаточно бережно относятся к фольклорной традиции.

В отличие от У. Далгат, выявляющей факты непосредственных заимствований писателями из фольклора, Л. Евдокимова прослеживает его опосредованное влияние на литературу. На основе анализа французской гуманистической комедии 50 – 60-х годов XVI века она показывает сильное воздействие на формирующийся новый жанр устной традиции через уже сложившиеся литературные или театральные традиции показа народной культуры, и прежде всего через фарс.

В совокупности статьи, составившие раздел «Литература и фольклор», освещают одну из актуальных проблем советского литературоведения с разных сторон, выявляют ее сложность, многообразие обращений художников слова к устной народной поэзии. И пожалуй, самое важное то, что в этих статьях ставятся новые проблемы, касающиеся связей литературы и фольклора.

Перспективным и новым по своим результатам предстает исследование поэтики в свете данных живой фольклорной традиции, чему посвящен специальный раздел – «Поэтика в свете наблюдений над живой фольклорной традицией». Этот вопрос волнует сейчас многих исследователей, на эту тему существует большая литература. С. Сат в статье «Текст учителя и текст ученика» нашла новый путь для его освещения. Она задалась вопросом, как передается эпическое сказание от одного поколения исполнителей к другому, и решает его на основе сравнения записей одного и того же сказания от двух исполнителей: сказителя-«учителя» и сказителя-«ученика», разделенных 28 годами. Сравнительный анализ, проведенный С. Сат, позволил ей выяснить, что от поколения к поколению сохраняется не только сюжетная канва, но и основной круг художественно-определительных сочетаний. Таким образом, поэтический стиль тувинского эпоса предстает как динамическая, но устойчивая система художественных подробностей.

Б. Рифтин (в статье «Мастерство восточномонгольских сказителей») исследует одно из центральных «портретных» описаний монгольского эпоса – облик коня и всадника. Здесь тоже на основе живых исполнительских вариантов обнаруживается динамичная, но устойчивая в своей основе изобразительная традиция.

Живая устная традиция оказывается незаменимым полем теоретических наблюдений над народной поэтикой, ее передаваемостью во времени. Нельзя не высказать сожаления по поводу того, что эти ее возможности еще плохо используются исследователями фольклора.

Нечастыми в наших изданиях являются и такие рубрики, как «Народное стихосложение» и особенно – «Текстология и систематика фольклорных произведений». Между тем все это очень существенные аспекты поэтической «материализованности» традиции, требующие к себе более значительного внимания.

В разделе «Народное стихосложение» привлекают внимание две работы по русскому народному стиху: А. Банина «К изучению русского народно-песенного стиха (методологические заметки)» и Ф. Селиванова «Эволюция способов рифмовки в частушках».

Развивая идеи К. В. Квитки о существовании в музыкально-поэтическом фольклоре слогоритмического инварианта, А. Банин предложил новую методику исследования народного песенного стиха, сформулировал основные понятия (слоговой ритм, слого-нота и т. д.) и принципы его изучения. Большое значение для дальнейшего развития стиховедения, несомненно, будут иметь обоснование ученым наличия «глубинных ритмических структур» песенных текстов и разработанная методика регламентированного свертывания «избыточности» словесного текста. А. Банин стремится соединить музыковедческий и филологический подход к песне. Его исследование – начало нового перспективного направления.

В статье Ф. Селиванова убедительно показана эволюция рифмовки частушек. Генетически связанные с традицией парной рифмовки в народных песнях, утверждает исследователь, и испытавшие при своем возникновении влияние литературной полной перекрестной рифмовки, частушки стремятся как бы оттолкнуться от той и другой для утверждения собственной и наиболее гибкой системы рифмовки – авсв. Выводы Ф. Селиванова основаны на точных статистических выкладках – в данном случае они оказываются вполне к месту, помогая выявить в очень пестром материале ведущие тенденции изменений. Они дали выход в область исторической поэтики, позволили по-новому взглянуть на становление жанра частушки, поставить вопросы о месте возникновения частушек и их типах.

На примере книги Л. Сауки «Стихосложение литовских народных песен», еще, к сожалению, недоступной всесоюзному читателю (она издана на литовском языке), два стиховеда-теоретика – М. Гаспаров и Ю. Гирдзияускас – высказываются о том, каким требуется быть современному исследованию фольклорного стиха: широким по охвату материала, многоаспектным по его освещению, четким и выверенным по методике. Это означает, в частности, выявление особенностей метрики и ритмики, фоники и строфики, интонации и синтаксиса, жанровой музыкальной обусловленности, исполнительского мастерства и т. д., а также историко-сравнительной перспективы.

Работы, вошедшие в раздел «Текстология и систематика фольклорных произведений», знакомят читателей с новыми эпическими памятниками: статья А. Ващенко «Источниковедческие проблемы индейцев США», пожалуй, первая в советской фольклористике, где подробно освещены эпическая хроника делаваров «Валламолум» и эпос ирокезов о Великой лиге.

В статье И. Сарв и А. Крюсманн «О научном издании эстонских пословиц» представлёны итоги многолетней работы эстонских фольклористов над созданием свода пословиц. Выясняется важность исходных операций, кропотливой работы по описанию и систематизации пословиц, по проверке аутентичности текстов, выявлению пословиц-подделок и т. д. Именно в этой части опыт эстонских фольклористов особенно актуален и поучителен. Главным, конечно, остается выработка принципов распределения материала в сводном издании. Подготовка свода пословиц выявила слабые места в их ; изучении, – обнаружила чрезвычайную усложненность некоторых систем -классификации, побудила провести новые исследования.

В работе Н. Ручкиной дан систематический анализ сюжетно-тематического репертуара песен о клефтах. К сожалению, фольклористы мало занимаются составлением аналогичных указателей, а ценность их велика.

На уровне фольклорных текстов, вводимых в обиход впервые, фольклорная традиция предстает в разделе «Архивные разыскания и публикации». В. Гацак в статье «Самая ранняя запись восточнороманской эпической песни (1791)» знакомит читателя с текстом прекрасной сюжетной песни «Илинкуца и турки», свидетельствующей о том, что уже в XVIII веке восточнороманская баллада обладала сложившейся стилевой системой. Интригующе названа статья Ю. Смирнова – «фрагмент неизвестной былины». Интересна, хотя и спорна, мысль автора о том, что в обрядовом фольклоре сохранился отрывок былины (чему способствовало соответствие ее величальному характеру жанра), которая не дошла до нас в самостоятельном виде. Хотелось бы выделить публикацию М. Китайника «Пословицы и поговорки русских рабочих», в которой дано самое богатое их собрание.

В разделе «Обзоры и рецензии» внимание читателя привлечет в первую очередь рецеязия А. Микушева на издание исследований академика В. Штейница по хантыйской филологии, осуществленное академиями наук двух социалистических стран – Венгрии и ГДР, Работа В. Штейница поучительна прежде всего скрупулезным лингвистическим фиксированием звучащего повествовательного слова. Одна из первых в нашей литератур ре – статья Н. Шкулина о собирании и изучении многонационального фольклора Вьетнама, Особый интерес для ученых, говорит автор, представляет открытие и публикация в СРВ двух вариантов мифоэпического цикла «Рождение Земля х рождение Воды». Этот памятник устной поэзии мыонгов – малочисленного народа (около 600 тысяч человек), живущего в горных районах страны, представляет большой интерес для этнографов, фольклористов, историков, он проливает свет и на некоторые моменты истории и культуры других народов Вьетнама.

Рецензируемая книга продолжает серию теоретических коллективных трудов по проблемам фольклористики, подготовленных сектором фольклора ИМЛИ. Статьи, входящие в ее состав, поднимают новые проблемы народно-поэтического творчества, на материале литературы и фольклора разных регионов вносят много существенно нового для понимания исторического бытия фольклора, его поэтики, его роли в развитии художественной словесности.

Цитировать

Круглов, Ю. Поэтика фольклора во времени / Ю. Круглов // Вопросы литературы. - 1984 - №2. - C. 221-225
Копировать