№9, 1964/История литературы

От редакции

Состоявшаяся на страницах нашего журнала дискуссия о романтизме дает возможность сделать некоторые выводы. Прежде всего следует сказать, что уровень исследования проблемы романтизма пока еще не соответствует ее объективному научному значению. Об этом свидетельствует поразительный разнбой в понимании различных сторон романтического искусства – разнобой, с которым мы встречаемся во многих работах. Это подтверждается также и выступлениями некоторых участников нашей дискуссии.

В статье А. Соколова, положившей начало дискуссии, было правильно отмечено, что успешному изучению романтизма, как большого и сложного идейно-художественного явления, будет способствовать методически-четкое расчленение задач научного исследования: конкретно-исторического, сравнительно-исторического и типологического. Так же прав исследователь, констатируя безуспешность попыток определить сущность романтизма какой-то единой формулой, свести его к одному признаку. Необходимо вскрыть систему признаков романтизма, отличающих его от других литературных явлений. Само собой разумеется, что это не освобождает исследователя от необходимости установить основной или основные признаки романтизма, определяющие сущность этого литературного направления. Поучительная попытка такого «комплексного» определения романтизма дана в статье А. Гуревича, что не помешало автору в «комплексе» признаков выделить основной для данного литературного направления, «максималистский характер романтических идеалов». Но вопрос о системе и взаимосвязи признаков романтизма подлежит еще специальному изучению.

Справедливо замечание А. Соколова и о том, что социально-исторический подход к изучению романтизма требует ясного понимания различий между романтическим направлением, сложившимся в той или иной стране, в тех или иных социально-исторических условиях, и романтизмом как идейно-художественной традицией, сохраняющейся в последующем историческом процессе, но развивающейся в зависимости от новых условий, вступающей во взаимодействие с новыми литературными направлениями и течениями.

Никем из участников дискуссии не оспаривалась концепция «двух типов» романтизма. Как положительное явление следует отметить, что при этом обнаружилось стремление диалектически решить этот вопрос: признание существенных различий между прогрессивным и регрессивным романтизмом не должно приводить к упрощенной трактовке их как самостоятельных, не имеющих ничего общего между собою литературных направлений. Вместе с тем вопрос о конкретных особенностях отдельных разновидностей романтизма, о сближениях и расхождениях между различными романтическими течениями, о самих принципах их дифференциации нуждается в дальнейшей разработке.

Понимая романтизм как конкретное литературное направление, возникшее в определенных социально-исторических условиях, участники дискуссии в то же время настойчиво ставили вопрос, существует ли романтизм за пределами романтического направления, и отвечали на него положительно. Романтизм сохраняется, живет в литературе и после того, как романтическое направление сошло со сцены. Но как, в каких формах, в каком «качестве»? – Попытки ответить на эти вопросы приводят, как мы видели, к большим разногласиям.

Цитировать

От редакции От редакции / От редакции // Вопросы литературы. - 1964 - №9. - C. 143-146
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке