№4, 1980/Книжный разворот

Обращаясь к музыке

Н. А. Асанова,»Жан Кристоф» Р. Роллана и проблема взаимодействия в искусстве. Изд. Казанского ун-та. 1978, 104 стр.

В последние годы все больше внимания привлекает к себе изучение явлений, находящихся на стыке разных областей знания, в том числе проблема взаимовлияний и взаимопроникновений различных областей искусства и литературы.

В книге Н. Асановой эта проблема разрабатывается в двух неразрывно связанных между собой аспектах: во-первых, это понятие синтеза искусств, во-вторых, роль музыки в мировоззрении и творчестве Роллана, в особенности значение категорий музыкальной эстетики для структуры романа «Жан-Кристоф».

Синтез искусств – это важный вопрос для французской культуры конца XIX – начала XX века. Усложнившиеся представления о человеке в мире заставляют многих художников искать новые выразительные средства, иные способы художественного исследования и воссоздания действительности. Один из возможных путей – использование методов и приемов, присущих другим видам искусства. Достаточно вспомнить поэзию символистов (верленовский принцип «музыка прежде всего»); вагнеровскую музыкальную драму, явившуюся попыткой создания нового синтетического жанра, в котором музыка, слово, краски и формы сливались в единое, новое качество; наконец, стремление группы живописцев – Ван-Гога, Гогена – создать нечто вроде «музыкальной живописи».

Эти тенденции к синтезу искусств приводили иногда к снижению содержательного уровня произведения за счет повышенного эмоционального воздействия на человека. Многие современники считали, что подобные попытки вообще обречены на неудачу. Но однажды возникнув, идея синтеза продолжала волновать умы, хотя полноценного художественного воплощения она в то время не получила.

Весь круг этих сложных вопросов не мог не привлечь внимания Роллана, всегда чутко улавливающего пульс эпохи. Для его творчества, особенно в период создания «Жан-Кристофа», изучение проблемы взаимодействия имеет первостепенную важность.

Решая этот вопрос, нельзя обойти само содержание термина «синтез искусств» применительно к Роллану. Теоретики и критики той поры нередко приходили к выводу, что результат взаимодействия должен принципиально отличаться от своих «составляющих», которые как бы «умирают» в нем. Но Роллан всегда оставался прежде всего художником слова, и поэтому для анализа «Жан-Кристофа» Н. Асанова пользуется лишь литературоведческим арсеналом, что настойчиво подчеркивается в работе.

Применительно к эстетике Роллана взаимодействие понимается не как конечный результат, а как процесс, не как собственно синтез, а как стремление к нему, когда один вид искусства не поглощает другой и не подчиняет его себе, но проникает как бы в самую сердцевину этого «другого», оказывая скрытое и вместе с тем непреодолимое воздействие.

«Влияние одного искусства на другое не может иметь всеобъемлющего, тотального характера, который неизбежно в этом случае заключал бы в себе «захватнический» момент и стремился бы разрушить видовую природу подчиняемого «объекта», – пишет Н. Асанова (стр. 7). Это положение и предопределяет характер анализа структуры «Жан-Кристофа» в ее работе.

С самого начала исследовательница отмечает, что «Жан-Кристоф» воспринимался и критиками, и читателями как необычное по форме произведение. Конечно, вопрос о новаторстве романа многосложен, и он уже не раз становился предметом самого пристального анализа многих исследователей. В своей книге Н. Асанова сосредоточилась лишь на одном аспекте – на соотношении «Жан-Кристофа» с музыкой.

Тема «Ромен Роллан и музыка» уже давно привлекала ученых. Фактический материал собран практически полностью. Это касается, например, прототипов самого образа Кристофа или аналогий между его музыкальными произведениями и творчеством многих крупных композиторов. Это касается также (хотя, может быть, ив меньшей степени) музыковедческих работ самого Роллана.

Задача Н. Асановой состояла в том, чтобы доказать выдвинутую ею идею: цикл «Жан-Кристоф», будучи произведением литературы, построен и организован по законам другого вида искусства – по законам музыки. Эта мысль и определяет композицию рецензируемой работы: автор следует за романом, выявляя и подчеркивая роль музыки в каждой его части.

Известно, какое значение для Роллана имели эстетика и творчество Бетховена, сама его личность. Однако и здесь исследовательница добавляет новые акценты. Дело не просто в биографических заимствованиях и даже не только в замысле Роллана создать образ художника-борца, хотя в этом Кристоф, бесспорно, напоминает немецкого композитора. Главное – в сути бетховенской эстетики: борьба как содержание и движущая сила всякой жизни, как конфликт противоборствующих сил, порождающий гармонию.

Для воссоздания непрерывности потока жизни больше всего подходили именно выразительные средства музыки. Слово, как полагал Роллан, предназначено для того, чтобы выразить мысль, идею, но только музыка может прямо, без посредников передать «весь мир сердца». В этом контексте и рассматривает Н. Асанова вопрос о «музыкальном романе», термине, который неоднократно употреблял сам Роллан и который вызвал впоследствии множество противоречивых толкований.

По утверждению критика, весь цикл «Жан-Кристоф» пронизан единой формообразующей идеей движения и развития. Влияние эстетики Бетховена особенно видно в первых пяти книгах романа. Подобно тому как музыкальный образ существует, лишь разворачиваясь во времени, течение сюжета в романе должно было, как считал Роллан, подчиняться специфическим музыкальным категориям – движения, развития и процессуальности.

С этим замыслом писателя связана, например, такая особенность романа, как его своеобразная стилистическая неприглаженность, избыточность, воспринимаемая иногда как «неряшливость» стиля. Н. Асанова объясняет это явление как намеренный художественный прием, применяемый для изображения внутреннего мира героя в его непрерывном и динамическом развитии, когда разнообразные мысли, представления, чувства и страсти рождаются в один и тот же миг. Возникает речевой поток, в котором частично стирается понятийная функция слова и на первый план выходит сложное взаимодействие множества смыслов, существующих почти одновременно.

Уже неоднократно отмечалось особое построение характера главного героя, который от первых сознательных лет жизни до старости внутренне почти не меняется, при том что постоянно борется и с самим собой, и с миром. Писатель нигде не прибегает к традиционному психологическому анализу, ибо ставит перед собой другую задачу – стремиться изобразить внутренний мир Кристофа как нечто движущееся и вместе с тем цельное.

Н. Асанова связывает этот прием со структурным принципом слитности и взаимопроникновения действия и состояний.

Каждое эмоциональное состояние героя имеет тенденцию переливаться в иное, оставаясь при этом самим собой. Примеры, приведенные в работе, – их число можно умножить, – доказательно иллюстрируют эту мысль – о связи «Жан-Кристофа» с законами музыкального развития.

Точно так же Роллан не останавливается подробно на отдельных событиях жизни героя.

Каждый эпизод интересен лишь как этап, вытекающий из предшествующего и несущий в себе будущее. Не случайно события прошлого больше не появляются ни в воспоминаниях самого Кристофа, ни в авторской речи. Эпизоды, очень сложные по психологическим нюансам и содержащие, в сущности, отдельный сюжет, часто занимают в романе всего несколько страниц. Таковы, например, страницы, рассказывающие об отношениях Кристофа с отцом, решившим непременно сделать из сына вундеркинда.

Интересными представляются наблюдения Н. Асановой над особым характером конфликта в «Жан-Кристофе». В результате развития той или иной жизненной коллизия столкновения полярных сил повторяются каждый раз – и на все более высоком уровне. Затем происходит итоговый «взрыв». Благодаря серии таких повторений читатель почти физически ощущает, как возрастает внутреннее «давление» каждого эпизода. Принцип раскрытия любого конфликта, также способствующий напряженности, динамичности и непрерывности действия, подчиняется тем же музыкальным законам развития и процессуальности, что и весь роман целиком.

Конфликтный тип построения естественно предполагает взаимодействие двух сил, их диалог.

Это положение прослеживается автором книги на разных «срезах» – от взаимоотношений Кристофа с друзьями и врагами до «диалога», составляющего самую сущность характера героя и смысл всего романа, – «диалога» Кристофа с музыкой.

Важным принципом организации материала в романе Н. Асанова считает вариационность. Опираясь на теорию музыки, она применяет в основном тот аспект вариационности, который связан с идеей свободной, разомкнутой формы, стремящейся ко все более точному воплощению реального объекта. Художественный метод Роллана в «Жан-Кристофе» Н. Асанова соотносит с бетховенским пониманием категории вариационности.

В этой связи убедительное истолкование получает проблема прототипа главного героя, в котором контаминируются образы нескольких крупных музыкантов: для Роллана, стремящегося создать обобщенный тип художника-борца, эпизоды жизни Бетховена, Моцарта, Вагнера и других могли быть этапам» воплощения одной идея, одного образа – человека, противостоящего враждебному миру и сохраняющего вопреки всему свою душу в свое искусство.

Одним из примеров вариационности может служить прием повтора, использованный писателем в книгах «Бунт» и «Ярмарка на площади». «Константой» этих частей оказывается тема борьбы – Кристоф и двор герцога, Кристоф и публика на концерте, Кристоф и город. Итоговым «взрывом» книги «Бунт» становится драка с солдатами и бегство из Германии. В «Ярмарке на площади» масштабы борьбы уже иные: здесь противостоят друг другу разные социальные группы, разные культуры, разные государства. Это, по сути, глобальный конфликт – Кристофа и Ярмарки.

Анализ «французских» частей «Жан-Кристофа» потребовал от Н. Асановой иного подхода к теме. Мир Жанненов отличается от мира Кристофа, хотя многое их объединяет, например, тема борьбы. Автор работы выдвигает неожиданную на первый взгляд, но вполне аргументированную мысль: структура этих частей романа аналогична эстетическим принципам импрессионистской музыки.

Когда речь шла о Бетховене, вопрос был ясным. Что же касается Клода Дебюсси и его искусства, то проблема представляется значительно более сложной. Ведь Дебюсси не только не мог оказать на Роллана прямого влияния, но и сами основы его эстетики были Роллану чужды, о чем писатель неоднократно говорил. Это не исключает того, что Роллан в то же время высоко оценивал роль Дебюсси в создании национальной французской музыки.

Появление в романе Оливье Жаннена, героя иного типа, чем Кристоф, вызвано разными обстоятельствами, и об этом также много написано, однако Н. Асановой удается и в изучении этого вопроса пролить дополнительный свет. Речь идет о соотношении буйной, необузданной силы Кристофа с затаенной, сдержанной силой Оливье.

Оливье – характер французский, как понимает его Роллан, и именно в этом плане можно сравнивать характер Оливье с музыкой Клода Дебюсси.

Оливье – натура по-своему не менее богатая, чем Кристоф, и если эти два человеческих типа противопоставляются, то не по принципу «действие – пассивность». Интенсивная внутренняя жизнь Оливье развивается по собственным, иным, чем у Кристофа, законам.

Разлад между мыслью и действием, о котором писали многие критики, связан в концепции Н. Асановой с понятиями «тишины» и «молчания» как особого типа восприятия жизни. Они соотносятся с идеей движения и развития, хотя и придают ей качественно иные формы.

В заключение Н. Асанова подвергает специальному рассмотрению соотнесенность музыкального и литературного времени в «Жан-Кристофе». Музыкальное время не связано с временем историческим, и эта его особенность нашла, как утверждает автор, отражение в роллановской концепции времени.

Давно замечено, что даты, Золее или менее точно установленные, исходя из текста романа, не вполне соответствуют «времени» Кристофа, который предстает и как реальный человек, живущий в определенных исторических условиях, и как высшее существо, выходящее за пределы конкретных временных границ. Н. Асанова предполагает, что образ главного героя связан одновременно и с категорией исторического времени, и с категорией вечности, воплощающей бессмертие человеческого духа.

А потому центральный план повествования в романе – это настоящее время. Здесь Н. Асанова видит влияние особой формы временного существования музыки, еще одну характерную особенность «Жан-Кристофа».

Таким образом, Н. Асанова обнаруживает влияние законов музыкального построения на всех уровнях повествования в «Жан-Кристофе» – от частных моментов и более развернутых эпизодов до структуры глав, частей и всего цикла. Ее наблюдения и выводы расширяют наши представления об одном из самых сложных произведений мировой литературы, открывают интересные пути в изучении наследия Роллана и – шире – литературного процесса в плане взаимодействия и взаимопроникновения разных видов искусств.

Цитировать

Владимирова, А. Обращаясь к музыке / А. Владимирова // Вопросы литературы. - 1980 - №4. - C. 283-289
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке