№6, 1980/Хроники

Неизвестный автограф Л. Толстого. Вступительная заметка, комментарий и публикация И. Покровской

Кончался декабрь 1891 года – второй месяц напряженной работы Л. Н. Толстого и его близких на голоде в деревнях Тульской и Рязанской губерний. За короткое, в сущности, время сложились и вошли в жизнь основные формы этой сложной работы. Начав «внимательно и спокойно» изучать положение каждой крестьянской семьи, Толстой увидел истинную картину голода, еще раз убедившись в том, что бедственное положение сложилось не в 1891 году. По словам писателя, «такое положение только легче переносится в хорошие года. Всегда и в урожайные годы бабы ходили и ходят по лесам украдкой, под угрозами побоев или острога, таскать топливо, чтобы согреть своих холодных детей, и собирали и собирают от бедняков кусочки, чтобы прокормить своих заброшенных, умирающих без пищи детей» 1.

Голод беспощадно обнажил все беды русского крестьянина. Обо всем этом со знанием дела, страстно и заинтересованно писал Толстой в своих статьях тогда же, в конце 1891 года («О голоде», «Страшный вопрос», «О средствах помощи населению, пострадавшему от неурожая»). Трудности первой голодной зимы усугубились для Толстого смертью друга и помощника И. И. Раевского, в имении которого Бегичевке был создан центр помощи голодающим. На Толстого легла нравственная обязанность довести начатое И. Раевским дело до конца. Перед писателем и его помощниками ежедневно возникали самые неожиданные вопросы. Толстой обдумывал каждый свой шаг, прежде чем принимал то или иное практическое решение. Он давно не занимался мучительными для него хозяйственными вопросами, и именно они составили теперь главное в его деятельности. «…Постоянно стараюсь напрягать память, чтоб не забыть, куда что послать следует, когда и кого отправить на станцию за хлебом и т. Д. Проснешься и заснул бы опять, а тут начнешь думать и стараешься вспомнить, что следует тому-то сказать, и то-то приказать, да туда-то послать за тем-то. Ну, и весь сон пропал» 2.

Дневники и Записные книжки Толстого в эту пору ведутся с большими перерывами, главное место в них отведено деловым записям. Дело разрасталось, работы становилось все больше и больше. Со дня последнего приезда Толстого в Москву прошел почти месяц. Остававшаяся там с младшими детьми жена писателя беспокоилась о своих близких. Уступая желанию Софьи Андреевны и дочерей, Толстой должен был на некоторое время уехать из Бегичевки. Все заботы о столовых он передал вдове И. Раевского – Елене Павловне Раевской и ее сыновьям, Петру Ивановичу и Ивану Ивановичу Раевским, студентам Московского университета, приехавшим в Бегичевку на рождественские каникулы. Из имения Гриневки Чернского уезда был вызван сын Толстого Илья Львович, уже имевший опыт работы на голоде в своем уезде. Среди других помощников оставалась Елена Михайловна Персидская – фельдшерица, недавно приехавшая сюда, чтобы работать с Толстым. Напряженными были последние дни перед отъездом. В непогоду («Метель, было жутко», – записал Толстой в Дневнике 27 декабря) Лев Николаевич объезжает деревни, отдавая необходимые распоряжения, открывает новые столовые, тщательно обдумывает все, что нужно было делать в его отсутствие. Рано утром 27 декабря он составляет для своих помощников, говоря современным языком, рабочую инструкцию с подробным перечнем и расшифровкой содержания всех самых основных работ с указанием лиц, отвечающих за их исполнение. Документ этот долгое время оставался неизвестным. Сегодня мы предлагаем его вниманию читателя. (Автограф хранится в архиве Л. Н. Толстого в Государственном музее Л. Н. Толстого.)

Содержание записей перекликается со статьями о голоде и с первым опубликованным отчетом об использовании пожертвованных денег с 3 декабря 1891 по 12 апреля 1892 года. Не случайно на обороте одного из листков публикуемого автографа Толстой пометил карандашом: «Матер.», имея в виду использовать эти записи в качестве материалов для статей или отчетов о голоде. Записи состоят из семи разделов, каждый из которых имеет свое название: «О переписке», «О заготовлении провианта», «О корме лошадей», «О столовых», «О работах», «О распределении занятий», «О деньгах». Некоторые из них ‘требуют, на наш взгляд, небольшого пояснения.

Помощь голодающим была организована Толстым на денежные вложения его семьи, а также на средства, почти ежедневно поступающие на его имя и имя его жены не только со всех концов России, но и из-за рубежа. Огромный авторитет писателя и успешные результаты его работы создали среди желавших жертвовать на голод абсолютное доверие к Толстому и его семье. Именно поэтому Толстой придал особое значение тщательному учету всех полученных средств и всех расходов. Свидетельством этому были периодически публиковавшиеся в «Русских ведомостях» отчеты, из которых жертвователи узнавали, на что были затрачены посланные ими деньги.

  1. Л. Н. Толстой, Полн. собр. соч. (Юбилейное), т. 29, Гослитиздат, М. 1954, стр. 93. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием тома и страницы.[]
  2. Е. И. Раевская, Лев Николаевич Толстой среди голодающих, «Летописи Государственного Литературного музея», кн. 2, М. 1938, стр. 406.[]

Цитировать

Толстой, Л. Неизвестный автограф Л. Толстого. Вступительная заметка, комментарий и публикация И. Покровской / Л. Толстой // Вопросы литературы. - 1980 - №6. - C. 97-103
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке