№10, 1971/Обзоры и рецензии

Наследие Горького в наши дни

«Горький и современность», «Наука», М. 1970, 463 стр.

С каждым годом все глубже постигается величие Горького, полнее обнаруживается воздействие его произведений на развитие литературного процесса в нашу эпоху. Создано немало трудов, многогранно раскрывающих преемственные связи Горького с русской и мировой литературой, выявляющих то принципиально новое, что было внесено в художественное развитие революционным писателем России.

Важное место в их ряду займет изданный ИМЛИ коллективный сборник «Горький и современность». В статьях книги (она составлена на основе материалов научной сессии 1968 года) проблемы горьковедения рассматриваются в свете современного литературного развития, оценивается значение воинствующей, жизнеутверждающей эстетики Горького в литературной борьбе наших дней, его вклад в философско-эстетические искания эпохи.

Первый – теоретический – раздел сборника открывается статьей М. Храпченко «Горький в наше время», где сжато раскрываются основные идейно-художественные тенденции, горьковского искусства в их связи с коренными задачами современности. Рассматривая круг волновавших Горького социально-этических тем, принципы изображения человека, М. Храпченко верно подчеркивает определяющую роль горьковского наследия в борьбе с нынешней декадентско-модернистской литературой. Горьковское начало в современном искусстве мыслится ученым масштабно, как «активное вторжение в жизнь, раскрытие жизненной правды во всей ее глубине, в ее ведущих тенденциях, художественное обобщение революционного, социалистического опыта, изображение нового человека в его столкновениях, борьбе с индивидуализмом, косностью, обывательщиной, развенчание реальных принципов и мифов современного буржуазного образа жизни, буржуазной идеологии».

Эти общие исходные посылки развиваются и конкретизируются в трудах других участников сборника. В. Щербина, обстоятельно исследуя горьковскую концепцию преобразующего мир искусства, полемизирует с буржуазными философами и эстетиками, обособляющими искусство от революционных процессов современности, навязывающими обществу некие «универсальные» духовные и эстетические стандарты. А ведь именно к этому приходят нынешние поборники антиреалистических течений, отрицающие новаторскую сущность горьковского искусства, старающиеся представить его рупором прошлого, уже утратившим контакты с настоящим, противопоставить Горькому в качестве истинных новаторов Пруста, Джойса, Кафку и следующих в их русле художников-модернистов.

В. Щербина вскрывает несостоятельность попыток буржуазных теоретиков исключить реализм XX века из сферы новаторских исканий эпохи, объявить его «застывшим» на уровне прошлого столетия. Напротив, как свидетельствует история художественной культуры XX века, – а у истоков ее стоит именно Горький, – как раз реализм представляет собой движущуюся, интенсивно обогащающуюся эстетическую систему. В подтверждение этого вывода В. Щербина приводит немало примеров из художественной практики писателей-реалистов нашего века – таких, как Роллан, Драйзер, Шоу, Г. Манн.

Вслед за В. Щербиной А. Мясников – автор статьи «М. Горький и вопросы современной эстетики» анализирует эстетические взгляды писателя. Работа его представляет собой весьма оригинальную попытку определить место горьковских воззрений в истории эстетической мысли XX века, показать, как помогают они решать спорные вопросы современного литературоведения и разрушать легенды, создаваемые нашими идейными противниками.

Характеризуя различные эстетические системы нового времени – интуитивизм Кроче, элитарную теорию искусства Шпенглера, натуралистическую эстетику Манро, субъективистскую концепцию двух видов искусства Ортеги-и-Гассета, – исследователь показывает, как в борьбе с этими течениями выкристаллизовывалась эстетика Горького – эстетика социалистического реализма. Из множества возникающих здесь проблем А. Мясников сосредоточился на соотношении объективных и субъективных факторов в искусстве, на проблеме своеобразия художника.

Статья В. Новикова, посвященная изучению новых форм художественной типизации в творчестве Горького, содержит интересные параллели с драматургией Бертольта Брехта. Думается, однако, что сходные формы обобщения, присущие обоим писателям, могли бы быть охарактеризованы более конкретно и точно. Тогда и общие, теоретические суждения (особенно о том, что касается интерпретации известного горьковского требования «возвыситься над действительностью») были бы аргументированы серьезней и глубже.

Принципиальное значение имеет небольшая статья Л. Тимофеева «М. Горький и многонациональная советская литература». Автор приводит массу фактического материала, свидетельствующего об огромном интересе Горького к развитию литературы братских народов Советского Союза, о его благотворном влиянии на творчество писателей различных национальностей. Однако он глубоко прав, предостерегая против прямолинейного истолкования всех этих фактов, против буквализма в трактовке горьковских традиций, против попыток свести творчество того или иного писателя, самобытность его художнической позиции к одному только влиянию Горького. Совершенно справедливо Л. Тимофеев пишет о том, что творческое развитие традиций основывается на восприятии художественного метода в целом, а не каких-то отдельных свойств писателя. Это замечание с полным правом может быть адресовано некоторым из исследователей многонациональной советской литературы, которые, изучая вопрос о воздействии какой-либо традиции, ограничиваются лишь поисками стилевых сопоставлений и невольно превращают, таким образом, писателей в жалких эпигонов большого мастера.

Говоря о серьезной теоретической оснащенности большинства работ сборника, приходится вместе с тем признать, что в иных случаях это несомненное достоинство превращается в свою противоположность. Речь идет о том, что в статьях недостаточно используется материал современной советской литературы. Скажем, содержание статьи А. Овчаренко оказалось уже того, что обозначено в заголовке – «М. Горький и литературные искания XX столетия». Фактически статья посвящена анализу двух романов – «Дело Артамоновых» и «Жизнь Клима Самгина». Анализ глубок, добротен, по ведь этим произведениям посвящено уже немало работ (в том числе и самого А. Овчаренко). Не целесообразнее ли было бы, отослав читателей к этим работам, подробнее показать пути освоения колоссального опыта Горького советскими писателями, раскрыть влияние этих произведений на нашу сегодняшнюю литературу.

Разумеется, высказанное замечание не означает, что процессы, происходящие в современной советской литературе, вообще не отразились в книге. Однако по большей части влияние Горького на творчество советских писателей только декларируется, конкретно же идейно-художественная связь горьковского искусства и творчества наших современников фактически не исследуется. Так, Я. Эльсберг в статье «Стиль Горького и стилевые искания советской прозы» ставит задачей проследить влияние горьковского стиля на творчество ряда молодых писателей, в том числе В. Шукшина, В. Белова, Ч. Айтматова. Попытка эта сама по себе плодотворна, и совершенно справедлива мысль автора о том, что названные и многие другие современные писатели развивают стилевые тенденции, которые внутренне связаны в чем-то очень существенном с художественным своеобразием Горького. Но само-то исследование черт стилевого родства ограничивается в основном поверхностными, расплывчатыми определениями и обобщениями, не отражающими специфику горьковских традиций. Например, Я. Эльсберг характеризует «Плотницкие рассказы» В. Белова как «повесть-исследование именно в горьковском смысле этого слова». Вывод делается на основании того, что в повести даны «характеры интересные, значительные прежде всего в том отношении, что они несут на себе отпечаток и нашего времени и предшествующих десятилетий, но отпечаток, выступающий в каждом из этих персонажей совершенно своеобразно, индивидуально», что» В. Белов исследует «их взаимоотношения «- неясные, запутанные», воссоздает быт «точно и тонко, детализированно и густо» и т. Д. Все это, в общем, верно, но где тут близость именно к Горькому?

А вот в статье А. Богуславского влияние гуманистических идей Горького на современную советскую драматургию прослеживается более обстоятельно и конкретно.

По мысли критика, лучшие драматические писатели современности далеки от внешнего подражания формам и способам художественного преображения мира в горьковских пьесах: подлинное родство с Горьким определяется верностью собственной творческой индивидуальности, утверждением высокого строя человеческих помыслов и чувств. Под этим углом зрения А. Богуславский раскрывает горьковское начало в пьесах Н. Погодина, Л. Леонова, А. Арбузова.

Ныне уже не подлежит никакому сомнению интенсивное воздействие гуманистического пафоса Горького, его идеала человека и человечности не только на советскую, но и на современную мировую литературу. Эта проблема широко исследуется в работе Р. Самарина и Л. Юрьевой «М. Горький и мировой литературный процесс». Авторы констатируют тот факт, что передовые писатели мира воспринимают сегодня опыт Горького и советской литературы неотделимо от самой советской действительности, от присущих ей новых явлений. Такое целостное восприятие советского опыта, несомненно, помогает зарубежным писателям глубже понять новаторство советской литературы.

Статья Д. Затонского «Жизнь Клима Самгина» и некоторые проблемы современного зарубежного романа» ставит своей целью раскрыть не прямые, осознанные, а опосредствованные влияния горьковского творчества, проявляющиеся в незавершенном, а подчас и в скрытом виде. Думаю, у автора статьи есть все основания полагать, что только таким образом и возможно охватить более или менее цельно комплекс воздействий Горького на литературу современности. Отметив некоторые характерные жанрово-композиционные свойства «Жизни Клима Самгина», исследователь далее находит связующие нити между художественными формами горьковской эпопеи и книгами ряда современных зарубежных писателей, далеких от социалистического реализма, но по-своему впитавших в себя новаторские принципы Горького. Он убедительно показывает, как тема «человек и роль», «человек и маска», гениально решенная Горьким в «Жизни Клима Самгина», с новой силой прозвучала в книгах Макса Фриша, в романе Кобо Абэ «Чужое лицо», у других художников, которые, подобно Горькому, ныне напряженно раздумывают над судьбой затерянного в капиталистическом мире человека. Любопытные, во многом неожиданные черты сходства, обнаруженные здесь исследователем, вряд ли случайны.

Об исключительном многообразии воздействия Горького на мировую литературу свидетельствуют материалы, составившие вторую часть рецензируемого сборника и предлагающие новые важные сведения и факты к теме «Горький за рубежом». География этого раздела чрезвычайно обширна – читатель найдет здесь работы, рассказывающие о Горьком в Болгарии, Венгрии, ГДР, Польше, Монгольской Народной Республике, Румынии, Чехословакии, Югославии, Индии, Иране, Англии, Греции, Италии, Норвегии, Франции, США, Мексике, Японии… Наряду с советскими учеными (О. Россняновым, С. Бэлзой, Е. Челышевым, З. Потаповой, А. Николюкиным и др.) на страницах сборника выступили и их зарубежные коллеги. Работы этого раздела неоднородны по тематике, масштабам использованного материала, направленности анализа. Некоторые из них представляют собой наметки к будущим исследованиям (таковы, к примеру, статьи З. Потаповой «Горький и Италия», А. Саруханян «Горький и О’Кейси», румынской исследовательницы Т. Николеску «Творчество Горького и румынская общественность XX века»). Другие работы выделяют какую-то определенную проблему (в этом смысле интерес представляет короткое выступление Н. Тун (ГДР) о преодолении отчуждения в автобиографической трилогии Горького). Наконец, в третьих сообщаются просто факты, оказывающиеся подчас красноречивее иных пространных рассуждений (статьи Я. Гивина (ПНР) «Пьеса М. Горького «На дне» на польских сценах», А. Флакера (СФРЮ) «Хорватские встречи с Максимом Горьким», Н. Ржевской о драматургии Горького в современной Франции и т. д.).

Книга «Горький и современность» – начальный этап в научном исследовании многообразно перекрещивающихся идейных, философских, эстетических связей Горького с сегодняшней культурой всего мира. Конечно, сделано в этом плане далеко не все. Однако хочется надеяться, что будущие работы ученых столь же успешно продолжат изучение искусства пролетарского писателя.

Цитировать

Бугров, Б.С. Наследие Горького в наши дни / Б.С. Бугров // Вопросы литературы. - 1971 - №10. - C. 193-196
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке