№8, 1981/Книжный разворот

Материал и концепция

В. Гура, Как создавался «Тихий Дон». Творческая история романа М. Шолохова, «Советский писатель». М., 1960, 440 стр.

Библиография шолоховедения насчитывает сегодня тысячи наименований. Но и среди них статьи и книги В. Гуры весьма заметны даже числом и привлекают внимание специалистов своей сосредоточенностью на сложных проблемах творчества выдающегося советского писателя. И появление в год шолоховского юбилея новой работы, созданной автором этих статей и книг, закономерно. В книге исследуется творческая история «Тихого Дона», причем исследуется так, что разработка «частного вопроса» становится широким и емким анализом основных граней шолоховской прозы в целом. Это обусловлено самим объектом исследования: тесно, неразрывно связаны – по убеждению исследователя, доказательно обоснованному и прежде, и в новой работе, – с «Тихим Доном» и «Донские рассказы», и первая книга «Поднятой целины», и очерки Шолохова, писательская публицистика, воплотившая раздумья о судьбе донского казачества в переломные моменты. Широта взгляда сказалась и на характере исследования. В. Гура анализирует множество историко-литературных фактов (в том числе немало и тех, которые введены в литературоведческий оборот им самим), рассматривает «Тихий Дон» в широком контексте – литературно-художественном, событийно-историческом, нравственно-психологическом. Он учитывает опыт других исследователей, в том числе и тех, кто ставил перед собой цель разносторонне рассмотреть жизненные основания «Тихого Дона» и его центрального героя1, решая задачу сложную и новую, определенную им самим в авторском предисловии. Это предисловие помогает настроить читательское восприятие на труд напряженный и увлекательный, ибо, опираясь на весь накопленный за долгие годы материал, на сохранившиеся рукописи романа, на его печатные редакции, автор книги стремится проникнуть в лабораторию писателя со всеми ее творческими принципами и особенностями.

В книге В. Гуры открыты новые сферы содержания, новые «слои» идейно-художественного богатства «Тихого Дона». Работа историко-литературная сложилась как концептуальное исследование, включающееся в ряд нынешних теоретико-литературных построений.

Книга «Как создавался «Тихий Дон» самим названием соотносится с исследованиями, посвященными проблеме творческой истории художественных произведений. Разрабатываемая в нашей науке о литературе с 20-х годов, эта проблема привлекает все большее число литературоведов и представляется сегодня еще более актуальной, чем в ту пору, когда она была заявлена Н. Пиксановым2. Как и прежние работы В. Гуры, его новая книга отличается верностью традициям советской историко-литературной науки и основательностью, которая обнаруживается уже в трактовке понятия творческая история произведения, в утверждаемых литературоведом исходных принципах его работы.

Не оговаривая в рецензируемой книге своего понимания термина «творческая история», В. Гура всем содержанием и структурой исследования открывает читателю суть этой проблемы. Он включает в поле зрения такие аспекты, как «подготовительные этюды» к большой работе в раннем творчестве писателя, творческую эволюцию замысла, стиля, образов, сюжетных линий и композиции романа; подробно говорит о прототипах и соотношении реальных жизненных фактов с художественными деталями и персонажами, созданными писательским воображением; анализирует историю текста, «внешнюю судьбу» произведения, народнопоэтические и литературные источники, питавшие его. Интересно рассмотрен в книге и тот аспект, который Н. Пиксанов называл «идеологической историей».

Уже в освещении творческой истории «Тихого Дона» просматривается строгая логика исследования. Отвечая на вопрос, как создавался «Тихий Дон», автор книги последовательно рассматривает общественные и литературные явления, побудившие юного Шолохова работать над эпопеей. Он обстоятельно анализирует «идеологическую историю» романа в сопоставлении со многими произведениями советских писателей – начиная со стихов и рассказов участников комсомольской литературной группы начала 20-х годов «Молодая гвардия» (ее деятельность освещена в специальном разделе «Литературные студии», продолжающем литературоведческий «пролог» трилогии Алексея Толстого «Хождение по мукам»). Чрезвычайно скрупулезно в книге проанализирован жизненный материал, который лег в основу шолоховского замысла, и определено изменение, развитие этого замысла от «Донщины» к «Тихому Дону».

Уже первые главы исследования – «На подступах к «Тихому Дону» и «Даль романа» – привлекают своей обстоятельностью и широтой освещаемого материала. Однако В. Гура не ограничивается систематизацией и комментированием этих фактов. Для того, чтобы увидеть движение М. Шолохова «от «Донских рассказов» к «Тихому Дону» (так назван один из разделов первой главы), исследователь включает в свою книгу детальный и емкий анализ всех ранних произведений писателя, доказательно представляя шолоховскую художественную концепцию, объясняя особенности творческой манеры писателя и его отношения к событиям гражданской войны, к советской действительности 20-х годов. И убеждает, что без такого расширения объекта исследования осталась бы непонятной установка автора «Тихого Дона» на изображение «борьбы белых с красными», – это он сам настоятельно подчеркивал в письме к А. Серафимовичу.

Примечательная черта книги – строгое следование ученого логике художника. Логика изложения материала, собранного и проанализированного В. Гурой в течение тридцати лет его литературоведческой работы, определена пониманием шолоховского художественного мира и развитием концепции самого исследователя. В, Гура наполняет новым содержанием понятие «творческая история», значительно обогащая этот литературоведческий термин. Уже в двух первых главах, посвященных изучению источников «Тихого Дона», его исторической основы, истории текста, наряду с разделами «Донщина» – первоначальный замысел романа» или «Когда план созрел…» есть и такие: «Динамика композиции», «Кульминация эпопеи». Еще в большей мере стремление исследователя к широкому осмыслению художественного богатства романа, к аналитичности, предполагающей целостную характеристику шолоховской поэтики и проблематики «Тихого Дона», заметно в главах «Народная стихия» и «Над страницами истории».

В. Гура постоянно верен своим исследовательским принципам – он чрезвычайно внимателен ко всем источникам, учитывает множество рассеянных в периодике 20 – 30-х годов сведений. Но обилие в книге фактов – лишь одно из многих ее достоинств. Эта книга наглядно демонстрирует рождение нового качества научной работы, обусловленного количеством изученных (во многих случаях открытых исследователем) сведений. Все эти сведения необходимы для того, чтобы обнаружить «правдивость деталей бытописания» в шолоховском романе, показать, как живет в нем «мысль народная», увидеть шолоховским взором «белый стан изнутри» и, воссоздавая вслед за художником «хронику борьбы красных», объяснить, почему Григорий Мелехов – по его собственному признанию – «от белых отбился, к красным не пристал». Все это – названия разделов третьей и четвертой глав, отражающие суть каждого из них и общее направление исследования. А наряду с этим – скрупулезная текстологическая работа: сравнение черновых, журнальных и книжных вариантов многих эпизодов или характеристик персонажей. Не менее, чем широта привлечения архивных материалов (из многих фондов ЦГАЛИ, из Отдела рукописей ИМЛИ имени Горького АН СССР, из личного архива М. Шолохова и др.), поражает в книге «Как создавался «Тихий Дон» обилие тщательно выполненных текстологических наблюдений, сосредоточенных в завершающей исследование главе «В работе – печатный текст». И наряду с этим – обстоятельное, аргументированное рассмотрение критических и литературоведческих оценок романа…

Каждый из названных аспектов может стать содержанием серьезного исследования, что и доказывал уже В. Гура своими прежними работами. Новая книга исследователя – не просто объединение частных разработок. Выход к целостному осмыслению идейно-художественного богатства эпопеи, художественного мира Шолохова сказывается в принципиально новой организации материала, в системе доказательств, в исследовательской позиции.

Книга «Как создавался «Тихий Дон» строго концептуальна, однако ее концептуальность не декларируется, тем более не навязывается читателю – она органично вытекает из исследуемого материала и потому оказывается естественной и убедительной. О таком качестве литературоведческого труда следует сказать особо, учитывая прикладное, практическое значение филологических исследований. Иные авторы подчеркивают различие задач и результатов теоретических построений и историко-литературных штудий. За первыми признается право и возможность быть истинно научными, ибо только они концептуальны, вторые же – объявляются эмпирической фактографией. В. Тура, не вступая в споры, содержанием, обстоятельностью и логикой своего исследования подвергает сомнению такое категорическое «размежевание», убеждает в том, что серьезный, подлинно научный литературоведческий анализ невозможен без овладения множеством фактов; что действительная концептуальность рождается в процессе осмысления этих фактов и чем шире историко-литературный кругозор исследователя, тем точнее и доказательнее его концепция.

Значение новой книги В. Гуры для специалистов еще и в том, что она воспринимается как пример неравнодушного, страстного отношения к объекту исследования. Само по себе это качество обычное и естественное, характеризующее каждую серьезную работу. Но в данном случае представляется целесообразным отметить сознательную установку автора книги на решение воспитательных и – шире – идеологических задач. Активно включаясь в современную идеологическую борьбу, исследование шолоховского романа с большой полнотой вскрывает коммунистическую партийность, революционный пафос произведения о сложных судьбах и драматических событиях, убедительно доказывает художественную перспективность принципов социалистического реализма, действенность осознанного историзма, утверждаемого Шолоховым. Заметно обогащая читательские представления о крупнейшем явлении советской литературы, помогая точнее оценить многие грани шолоховского романа, книга В. Гуры побуждает к самостоятельным размышлениям. Она, несомненно, будет способствовать увеличению числа вдумчивых, увлеченных исследователей творчества Михаила Шолохова.

г. Магнитогорск

  1. С. Семенов, «Тихий Дон»: литература и история, «Москва», 1975. N 5; С. Н. Семанов, Григорий Мелехов (Опыт биографии героя романа М. Шолохова «Тихий Дон»), «Прометей. Историко-биографический альманах», т. 11. «Молодая гвардия», М. 1977.[]
  2. «Творческая история. Исследования по русской литературе». Под редакцией Н. Пиксанова, «Никитинские субботники», М. 1927.[]

Цитировать

Заманская, В. Материал и концепция / В. Заманская, Л. Заманский // Вопросы литературы. - 1981 - №8. - C. 230-233
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке