№4, 1957/Обзоры и рецензии

Лекции итальянского литературоведа о русской литературе

EttoreLoGatto, Storiadellaletteraturarussa, EdizioniradioItalianaTorino, 1956, 372 pp.

Этторе Ло Гатто, История русской литературы, Издание итальянского радио, Турин 372 стр.

В течение 1955 года по итальянскому радио передавались лекции по истории русской литературы, прочитанные профессором Этторе Ло Гатто, итальянским ученым-славистом, автором многотомной истории русской литературы («Storia della litteratura russa», 7 томов, 1927 – 1945), а также переводов различных произведений славянских литератур, в том числе «Евгения Онегина» Пушкина. Ло Гатто много сделал для популяризации русской и других славянских литератур в Италии.

В 1956 году издательство итальянского радио выпустило отдельным изданием сборник лекций профессора Ло Гатто, озаглавленный «История русской литературы». В предисловии к книге, принадлежащем, по-видимому, издательству, говорится об интересе итальянской публики к произведениям русской литературы и о том, что работа Ло Гатто «ставит своей целью помочь читателям «Онегина», – «Преступления и наказания», «Войны и мира» и т. д. рассмотреть эти произведения в тесной связи с тем временем, когда они были написаны» (стр. 9).

Книга состоит из шестнадцати глав, в которых на фоне исторического развития России излагаются факты развития литературы. Каждая глава начинается кратким историческим очерком, характеризующим ту или иную эпоху, и заканчивается библиографическим перечнем зарубежных работ, посвященных литературе этого времени, а также переводов на европейские языки основных произведений русской литературы соответствующего периода (работы русских литературоведов,, к сожалению, не учтены автором).

Начиная курс лекций с X века, то есть с возникновения письменной литературы в России, Этторе Ло Гатто перечисляет и анализирует первые литературные памятники (религиозные книги и проповеди, сказания и поучения), дает подробный анализ «Слова о полку Игореве», отмечает самобытный характер «Хождения за три моря» Афанасия Никитина. Автор считает, что записки Афанасия Никитина представляют такой же интерес, как записки Николо дей Конти и Васко де Гама, который совершил путешествие в Индию на пятнадцать лет позже русского купца. Далее Ло Гатто кратко характеризует бытовые и религиозные памятники литературы древности («Домострой», «Стоглав», «Четьи-Минеи»), затем письма князя. Курбского к Ивану Грозному, отмечая, что они представляют интерес скорее с политической точки зрения, чем с литературной.

В главе «Устная народная поэзия и происхождение народного театра» дается анализ развития народной поэзии – от различных обрядовых песен до былин, как. киевских, так и новгородских, а также исторических песен об Иване Грозном, Ермаке, Степане Разине. Особое место уделено творчеству скоморохов, как зачинателей народного театра. Однако автор напрасно полагает (в одном случае вслед за И. Н. Ждановым, а в другом – вслед за А. Н. Веселовским), что былины о новгородском герое Василии Буслаеве являются отражением легенд об известном норманском графе Роберте Дьяволе, а былина о Садко будто бы ведет свое происхождение от старинного французского романа «Тристан Леонуа». Для таких суждений нет оснований, поскольку обе былины были созданы в условиях русской исторической действительности и являются плодом русского народно-эпического творчества.

Автор высоко оценивает памятник XVII века «Житие протопопа Аваакума» – произведение, до сих пор «поражающее искренностью народного реалистически-психологического тона». Он отмечает значение деятельности Симеона Полоцкого, проповедника, педагога, придворного поэта и драматурга. «В общем, по его мнению, значение XVII века заключается, в основном, в создании новой атмосферы, атмосферы индивидуального интереса к культуре» (стр. 56). Зарождение новой русской литературы автор относит к эпохе Петра I, то есть к началу XVIII века, когда «по выражению итальянца Альгаротти, русский царь открыл окно в Европу» (стр. 49).

Ло Гатто высказывает мысль, что сентиментализм, развившийся во второй половине XVIII века, уходит корнями в первую половину века, когда благодаря реформам Петра, к которым относится и освобождение женщины от гнетущих обычаев старой Руси, новое содержание вошло в повествовательную литературу. Развитию чувствительности способствовал также и театр, сильно эволюционировавший в эпоху Петра. В процессе преодоления схоластического театра, возникшего во второй половине XVII века, немалую роль, по мнению Ло Гатто, сыграла итальянская комедия, существовавшая в России при императрице Анне Иоанновне.

Ло Гатто подчеркивает значение литературных трудов Ломоносова. В той же главе дается анализ «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева, который назван первым русским писателем, показавшим весь ужас крепостного права.

В книге далее говорится о развитии русской литературы от классицизма (Сумароков, Фонвизин, Озеров, Державин) к романтизму (Жуковский, Батюшков,Гнедич). Говоря о русской драматургии, Ло Гатто отмечает большое значение бессмертной комедии Грибоедова «Горе от ума». Он разбирает творчество поэтов-декабристов: Рылеева, Одоевского, Бестужева-Марлинского, Кюхельбекера; среди произведений политической лирики декабристов автор выделяет сатиру Рылеева «Временщику», направленную против Аракчеева.

Одна из лучших глав книги посвящена Пушкину. Здесь дается разносторонний анализ его творчества, отдельно разбираются романтические поэмы, исторические я лирические произведения. Автор говорит о гражданском характере его поэзии, о его сочувствии декабристам, об огромном значении Пушкина как для России, так и для мировой культуры.

Разбирая роман в стихах «Евгений Онегин», Ло Гатто указывает на энциклопедический характер этого великого произведения; он сообщает итальянскому читателю о намерении поэта в последней главе привести своего героя к участию в восстании декабристов. «Таким образом, роман заканчивался бы призывом к восстанию, как ранняя гражданская поэзия Пушкина, за которую в начале своей литературной карьеры поэт был сослан на юг России» (стр. 94).

Однако, переходя от анализа гражданской поэзии («Деревня», «Вольность», «Кинжал», «Послание в Сибирь») к рассказу о дальнейшем пути поэта, Ло Гатто высказывает явно ошибочное мнение, будто «из гражданского поэта Пушкин позднее становится прославителем исторических событий и величия родины» (стр. 96). Разумеется, нет необходимости противопоставлять гражданскую поэзию Пушкина его зрелым историческим произведениям, проникнутым любовью к русскому народу, к его историческому прошлому, и следовательно тоже носящим гражданский характер.

Подчеркивая величие Пушкина и его значение как основоположника русской литературы, Ло Гатто говорит: «О немногих писателях, поэтах и прозаиках, можно сказать, как о Пушкине, что они принадлежат одновременно к двум эпохам и являются одновременно достоянием своего народа и всего человечества. Может быть, так можно сказать только о Гете» (стр. 102 – 103).

«Без Пушкина, – продолжает Ло Гатто, – было бы невозможно развитие творчества его последователей… Если бы Гоголь и Лермонтов не обращались к Пушкину, их гений не развился бы во всей полноте, если бы Достоевский не искал бы (пусть даже иллюзорно) свое оправдание России, его значение было бы гораздо меньшим». Так заканчивается глава о Пушкине, в которой намечена мысль о внутренней связи и преемственности основных традиций русской литературы.

Насколько широко освещено в книге творчество Пушкина, настолько субъективно и односторонне в ней трактуется творчество Лермонтова. Начиная свой анализ заявлением, что Лермонтов исходил от Пушкина, чтобы пойти дальше, и пошел бы, «если бы смерть в результате глупой дуэли не прервала его жизненный путь» (стр. 115), автор далее называет Лермонтова «крайним индивидуалистом» и романтиком с эгоцентрическими тенденциями.

Цитировать

Кириллова, М. Лекции итальянского литературоведа о русской литературе / М. Кириллова // Вопросы литературы. - 1957 - №4. - C. 216-222
Копировать