№9, 1985/Хроника

IX достоевские чтения

В ноябре прошлого года в Ленинградском литературно-мемориальном музее Ф. М. Достоевского состоялись очередные, IX Достоевские чтения «Достоевский и мировая культура», организованные по инициативе музея при участии научных сотрудников Пушкинского Дома и ученых из других городов страны. Открывший Чтения Г. Фридлендер кратко обозначил основные этапы и достижения советской науки о Достоевском и остановился на ее наиболее важных задачах. Одна из них – создание обобщающих трудов, которые бы осмыслили большое число исследований на частные, эмпирические темы. В последнее время, указал докладчик, появилось много работ, расширяющих наши представления о Достоевском. Создается впечатление, что наукой уже очерчены некие контуры, которые вряд ли могут быть изменены. Кроме того, наиболее серьезные результаты в изучении Достоевского были достигнуты не литературоведами, а представителями смежных дисциплин. Опыт обращения к Достоевскому искусствоведов и театральных деятелей, кинематографистов и художников, а также ученых-естественников требует самого пристального внимания. В этом смысле Чтения, культивирующие живое научное общение, стимулирующие исследовательский поиск, играют первостепенную роль.

Проблема развития науки о Достоевском, прежде всего в аспекте литературоведческом, филологическом, стала предметом активного обсуждения участников Чтений. В ходе дискуссии было высказано несколько важных положений. Завершающееся издание Полного академического собрания сочинений Достоевского открывает перед исследователями огромные перспективы, являя собой ту филологическую базу, на которой только и может строиться фундамент изучения творчества любого писателя. В каком-то смысле можно говорить о наступлении качественно нового этапа исследований Достоевского – текстологически оснащенного и научно обоснованного. С другой стороны, очевидны возрастающий интерес самого широкого читателя к Достоевскому, отношение к его творчеству как к нравственному ориентиру в сложном современном мире. Только сейчас созревает возможность в полной мере оценить те открытия о человеке и человечестве, которые содержит наследие Достоевского. Поэтому вряд ли можно думать о завершенности познания Достоевского, о достижении некоего потолка; наука о Достоевском находится как раз накануне нового понимания, нового знания – таково было мнение большинства участников Чтений

В обширной проблематике Чтений особое место занимает тема биографическая. Летопись жизни Достоевского – во многом благодаря усилиям сотрудников музея – постоянно дополняется, корректируется. О двух новых находках сообщил М. Гольдин. Речь идет об экземпляре апрельского номера журнала «Время» за 1863 год, где была напечатана статья Страхова «Роковой вопрос», с которой связана история запрещения журнала, а также об учебнике М. И. Владиславлева «Логика»- книге из личной библиотеки писателя. Это первая книга из книжного собрания Достоевского в коллекции музея. О новых материалах из архива А. Г. Достоевской, хранящегося в рукописном отделе Пушкинского Дома, сообщила А. Архипова (Ленинград). Деловые записи, которые А. Г. Достоевская вела почти всю свою самостоятельную жизнь, связаны в основном с ее книгоиздательской и книготорговой деятельностью, а также с домом, семьей, детьми. Как показала А. Архипова, новые архивные материалы уточняют комментарий к письмам Достоевского 1870-х годов, позволяют более точно представить семейную атмосферу в доме Достоевских. О подробностях встречи Достоевского с Герценом во время заграничного путешествия писателя рассказала Р. Гальперина (Ленинград). Используя ряд архивных документов (заграничный паспорт Достоевского, его письма, материалы русских и иностранных газет и пр.), докладчик уточнил ряд дат, а также маршрут путешествия.

В. Викторович (Коломна) в докладе «Достоевский в редакции «Гражданина» исследует одно из «белых пятен» биографии писателя – полтора года его работы в журнале «Гражданин». Анализ разносторонней деятельности Достоевского в «Гражданине», его сложных отношений с сотрудниками (Мещерским, Победоносцевым, Филипповым, Страховым, Порецким и др.) позволяет автору утверждать, что Достоевский, вопреки установкам «правого» издания, выработал особый тип публицистического со-размышления с читателем, со-искания истины, который станет основополагающим в «Дневнике писателя».

О личности доктора К. А. Шенка и о его встречах с семьей Достоевских в Старой Руссе сообщил О. Сумароков (Ленинград).

Б. Рыбалко и В. Рыбалко (Ленинград) в докладе «Болезнь и смерть Достоевского» на основании медицинских документов, свидетельств врачей, лечивших писателя, а также жалоб больного, содержащихся в его переписке, высказали предположения, уточняющие диагноз и клиническую картину его предсмертной болезни.

Пристальный интерес к документам, к исторической конкретике обогащает само литературоведение и помогает по-новому взглянуть на многие аспекты художественной деятельности Достоевского. Вместе с тем в прениях отмечалось, что в науке о Достоевском проблема его научной биографии по-прежнему остается актуальнейшей задачей. Создание такой биографии – длительный и кропотливый труд многих. Музей как раз и мог бы взять на себя роль координационного центра по разысканию и концентрированию новых материалов о личности Достоевского и людях из его ближайшего окружения.

Ряд докладов был посвящен анализу не замеченных прежде литературных источников произведений Достоевского.

Цитировать

Сараскина, Л. IX достоевские чтения / Л. Сараскина // Вопросы литературы. - 1985 - №9. - C. 271-275
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке