№8, 1981/Хроника

Что же такое сюжет?

Это, пожалуй, один из самых сложных вопросов, над которыми бьется литературоведение. «Вопросы сюжетосложения» – так называется постоянный межвузовский семинар, который проводит с 1974 года Даугавпилсский пединститут. В апреле этого года семинар собрался в четвертый раз – как республиканский межвузовский.

Часть докладов представляла собой попытку теоретически осмыслить само понятие сюжета. Л. Цилевич (Даугавпилс) обратил внимание на терминологический плюрализм в этой области и предложил новый обобщающий термин – «сюжетность». Трудно сказать, привьется ли этот термин. Но он отражает назревшую необходимость целостного и многостороннего определения предмета. Обзор значений термина «сюжет» в современных работах о лирике был сделан Н. Копыловой (Воронеж). О философских основах сюжетологии говорилось в докладе Г. Фоминых и И. Смирина (Пермь), интересном, но, к сожалению, недостаточно оснащенном конкретными примерами. В. Зарецкий (Стерлитамак) остановился на сюжете как «целеполагании»: речь шла о противоречиях между целями персонажа и «целеполаганием» самой действительности. «Ритм, сюжет, герои как слои художественной целостности» – эту проблематику М. Гиршман (Донецк) стремился решить на примере «Сна смешного человека» Достоевского.

Вызвал споры доклад Ю. Шатина (Новосибирск) по теории сюжета. В основе его – анализ повествовательной структуры «Капитанской дочки». Он отметил некоторые фактические неточности и противоречия в пушкинской повести и объяснил их отнюдь не недосмотром: за кажущимися «несовпадениями» – сознательная воля автора, решающего художественную задачу. Оппоненты докладчика упрекали его в том, что, верно отметив фактические «несовпадения» в повести Пушкина, он недостаточное внимание уделил именно художественным задачам автора.

Сложные формы проявления авторского начала в сюжете – тема доклада Л. Бахаевой (Донецк), которая рассматривала роман В. Распутина «Живи и помни».

В научной литературе последних лет наряду с понятием сюжета возник термин «микросюжет». На одном из микросюжетов «Мертвых душ» (сравнение ствола березы с мраморной колонной в описании сада Плюшкина) остановился В. Федоров (Донецк). Б. Корман (Ижевск) различает два типа микросюжета: объектный (пейзаж, портрет) и субъектный (речь повествователя). Из «разнозвучия» сюжета и микросюжета возникает полифония художественного произведения.

Многие из говоривших о сюжете пользовались понятиями – «ситуация», «мотив». Доклад Е. Таборисской (Ленинград) о пушкинской лирике был построен на анализе столкновения и взаимодействия мотивов: Италия и Россия. Автор тонко прослеживал, как развиваются эти мотивы и как снимается их антиномия в стихотворении «Из Пиндемонти».

Притча и ее функция в «Мертвых душах» Гоголя – тема доклада В. Кривоноса (Борисоглебск).

Природу сюжета невозможно понять, не учитывая своеобразия жанра. Больше всего затрагивались вопросы, связанные с жанром романа. О типе сюжета в реалистическом романе говорил Н. Тамарченко (Кемерово).

Цитировать

От редакции Что же такое сюжет? / От редакции // Вопросы литературы. - 1981 - №8. - C. 311-313
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке