№11, 1985/Публикации. Воспоминания. Сообщения

Беседа К. Симонова с немецкими писателями

В поисках одной старой программки «Берлинер ансамбль» я натолкнулась в своем архиве на пачку сложенных вдвое пожелтевших листков, исписанных хорошим – не потускневшим за, как выяснилось, три с половиной десятилетия – карандашом. Не сразу поняла, что это такое. Оказалось, запись беседы Константина Михайловича Симонова с группой немецких деятелей культуры. Сперва удивилась, что высказывания К. Симонова представлены развернуто, по всей видимости полностью, а немецких собеседников – кратко, номинативно. Вспомнила: их вопросы и рассуждения переводила для Симонова я и подробно записывать не было возможности; ответы же К. С. переводил немецкий переводчик, и у меня было время для несокращенной записи – сказывались еще не забытые студенческие навыки конспектировать лекции.

К. Симонов приехал в Берлин в составе делегации для участия в конгрессе Общества по изучению культуры Советского Союза (переименованного на этом конгрессе в Общество германо-советской дружбы), посвященном двухлетию Общества, в июле 1949 года.

В публикуемой ниже беседе участвовали Арнольд Цвейг, Куба, Карл Грюнберг, Виланд Херцфельде, Герхард Эйслер.

Запись приводится в том виде, в каком она была сделана.

К. С: Нужно быть серьезным, – и не потому, что мы сидим в разрушенном городе, где несколько магистратов, а потому, что мы не хотим больше разрушенных городов с несколькими магистратами.

А. ЦВЕЙГ: В последние пятнадцать лет я из-за плохого зрения не мог читать книг, включая и свои. Что стало с русским романом, который в XIX веке был решающей формой?

К. С: Основное отличие советского романа от старого – он перестал быть романом послеобеденным. Это – не упрек предшествующей литературе, это определение нового качества. Во многих произведениях прежней литературы интеллектуальная жизнь начиналась после обеда, то есть после работы. У нас же – после завтрака, когда человек отправляется на работу. Новое качество советского человека – главное содержание его жизни составляет работа. Но для этого работа также должна приобрести новые качества. Когда рабочий стоит у станка и его не интересует, куда идет его продукция, какую роль она играет, – в этом случае работа не может быть содержанием романа. Теперь – другое. Работа связана у нас со всеми страстями человека, поэтому интересно ее описать. Но изображаем не только труд человека, но и человека во всем разнообразии его жизни. Особенностью социалистического общества является то, что труд занимает основное место в жизни человека. Мы с большим интересом читаем романы, посвященные труду. («Далеко от Москвы», пожалуй, наиболее популярный роман в последние два-три года. Сюжет прост: в первой главе начали строить нефтепровод, в последней – кончили. Но люди на стройке показали наилучшие качества свои.) Вот в основном новое, что появилось в советском романе.

Мне, как читателю, а не как писателю, интересно читать все произведения, в которых рассказывается о строительстве коммунизма.

В. ХЕРЦФЕЛЬДЕ (бывший издатель): Пятнадцать лет тому назад я видел, как в Советском Союзе читают книги, я же долго жил в стране1, где много посвящают книжному шкафу, но где еще нет машины для читки книг и их нужно читать старым способом, если их вообще читают. Во время войны многие читали, искали ответа на волнующие их проблемы. После войны положение изменилось. Книга забивается кино, радио, телевидением.

Изменилось ли в Советском Союзе отношение к книге, читают ли столько же, сколько до войны, так же ли высоко качество книги, является ли проблемой для писателя распространение кино, радио и телевидения?

К. С: Во время кризиса в капиталистических странах люди умнеют. В социалистической стране нет кризиса, но люди умнеют без кризиса.

Когда советские люди пошли в армию, это не было для них особенно новым состоянием. В армии они не впервые объединились. Выполняя пятилетний план, строя заводы, говорили: воевать за выполнение плана. Войну рассматривали как очень трудную работу, которую им не хочется делать, но нужно, и при этом они были так же вместе, как до и после войны.

  1. В. Херцфельде находился в эмиграции в США.[]

Цитировать

Кацева, Е. Беседа К. Симонова с немецкими писателями / Е. Кацева // Вопросы литературы. - 1985 - №11. - C. 193-197
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке