Не пропустите новый номер Подписаться
№7, 1990/История русской литературы

Жизнь и смерть поэта (О судьбе Алексея Ганина)

30 марта 1925 года в камере смертников Бутырской тюрьмы загремели двери.

– Кто тут Ганин? Выходи!

Двое палачей в кожаных мотоциклетных куртках и брюках, ставших профессиональной формой ЧК, а потом ГПУ, вытолкнули в бетонный коридор светловолосого худого человека лет тридцати, провели его до выхода в тюремный двор, повернули за изгиб кирпичной стены. Один из чекистов на ходу расстегнул деревянную кобуру маузера:

– Становись лицом к стене!

И тут же раздались выстрелы..

Так погиб на рассвете весеннего дня вологодский крестьянин, поэт, друг Сергея Есенина – Алексей Ганин.

Много десятилетий память о нем и его творчество ждет воскрешения. Воскрешения, а не просто реабилитации, которая состоялась еще в 1966 году.

* * *

Алексей Алексеевич Ганин родился 28 июля 1893 года в деревне Коншино, бывшего Кадниковского уезда Вологодской губернии в крестьянской семье. После окончания двухклассного земского училища в селе Усть-Кубинском переехал в Вологду, где окончил городскую гимназию. В 1914 году окончил Вологодское медицинское училище.

Первые публикации стихов А. Ганина в вологодских газетах относятся ко времени учебы в медицинском училище. Летом 1914 года А. Ганин был мобилизован, проходил службу в Николаевском военном госпитале. В этот же период его стихи появляются на страницах петроградских журналов. В 1916 году А. Ганин знакомится с Сергеем Есениным, Николаем Клюевым, Пименом Карповым.

В июне 1916 года А. Ганин по состоянию здоровья демобилизуется из армии и уезжает в Вологду. 4 августа 1917 года он был поручителем со стороны невесты при бракосочетании С. Есенина и З. Райх в Кирико-Улитовской вологодской церкви. Летом того же года совершил вместе с С. Есениным и З. Райх поездку на Соловецкие острова и к себе на родину в деревню Коншино.

В 1918 году А. Ганин вступает добровольцем в Красную Армию, служит фельдшером в различных госпиталях Северного флота и в военно-санитарном управлении Котласского района.

В последние годы жизни (1920 – 1924) А. Ганин издает несколько книг стихов, а также публикует прозу в вологодском журнале «Кооперация Севера». Принимает активное участие в литературных вечерах «новокрестьянских поэтов»вместе с Есениным, Клюевым, Клычковым, Карповым.

В 1922 году А. Ганин переселился в Москву, где в 1924 году вышла его книга избранных стихотворений и поэм «Былинное поле». Арестован Алексей Ганин был в конце 1924 года…

В 1970-х годах несколько стихотворений Ганина и воспоминания о нем публиковались в вологодской прессе и в журнале «Север»…

* * *

Из рассказа младшей сестры А. Ганина Марии Алексеевны Кондаковой, записанного в 1987 году в Архангельске:

«Отец наш – Ганин Алексей Степанович. Мать – Ганина Евлампия Семеновна. Был еще брат, работал в «Гагринской правде»и в «Правде Севера». Журналист. В 1937 году арестован, а в 1941 году «умер в местах заключения». Об Алексее была точно такая же формулировка официального письма. «Умер 30 марта в местах заключения». Как погиб брат? Я была в 1925 году у прокурора Кудрявцева Пимена Васильевича в Вологде. Он сказал, что Алексей написал поэму, якобы порочащую Троцкого, и напечатал в «Московском альманахе»в 1924 году. Их забрали несколько человек. Они писали Демьяну Бедному, чтобы помог, а тот ответил: «Как сели, так и выбирайтесь».

Я читаю документ четвертьвековой давности, который трясущейся старческой рукой протягивает мне сестра поэта:

«Военный трибунал МВО 12 октября 1966 года.

Дело по обвинению Ганина А. А. 1893 года рождения, арестованного 2 ноября 1924 года, пересмотрено военным трибуналом Московского военного округа 6 октября 1966 года. Постановление от 27 марта 1925 года в отношении Ганина А. А. отменено и дело о нем прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Ганин А. А. реабилитирован посмертно.

Зам. председателя военного трибунала МВО полковник юстиции И. Баурин».

Мария Алексеевна продолжает рассказ:

«Было у нас земли три четверти надела. Лошади не было. Своего хлеба хватало лишь до Михайлова дня – до двадцать первого ноября. Остальное отец зарабатывал – печки клал на Беляевском заводе. Художественно работал. Художником хотел быть.

Деревня наша Коншино – 18 домов, 96 душ было. Помню, как Алеша, когда пошел в армию, вырезал на доске: «Деревня Коншино»и прибил на столб при въезде в деревню. Папа был малограмотный, но толковый мужик. В Архангельском селе недалеко от нас была церковь и памятник напротив церкви Александру-Освободителю. Сшибли голову. Отец ходил с красным флагом. Помню, его одна старуха упрекала в восемнадцатом году: «Вот бегал с красным флагом, а теперь голодаем, хлеба нету…»Он был коренастый, светлый со светлыми бровями…

Дом у нас был с мезонином. В мезонине было много полок с книгами. Брат спал на полу. И Есенин, когда к нему приезжал, спал на полу. В июле 1917 года я уехала в Вологду готовиться к экзаменам. Жила я на Богословской улице в доме с каменным низом и деревянным верхом. Вдруг приходит брат и говорит: – Пойдем в ресторан! Обедать! – Пришел не один… Если бы знать, что с ним Есенин. Он тогда еще не был знаменит. Оба были в одинаковых костюмах. Алеша меня за руку взял – мне тогда уже одиннадцатый год шел. Ресторан «Пассаж»на Каменном мосту. А теперь поликлиника. Вход был с угла. Лестница красивая, зал большой… Сидела я, оглядывалась – салфетки меня удивляли, люстры, а я думала: «Какие паникадила!»Потом принесли красивые тарелки – розовые цветочки запомнила – и красный суп (борщ!). При входе в ресторан стоял медведь, а в руках у него было блюдо. До собора меня проводили… «Мы очень спешим». Была у нас фотография: оба они в серых костюмах с надписью: «Другу Алеше. Сергей».

Кажется, в 1923 году брат поехал в Москву, хотел издать книгу. Бедствовал, работал где попало. Потом издал книгу «Былинное поле». Слышала я, что ему Дункан помогла. А после 25 года вызвали меня в ГПУ. Директор говорит: «Тебя вызывают». Брат Федя работал в «Красном Севере». Я ему сказала: буду ходить вокруг да около. Но мы еще ничего про Алексея не знали. Пришла. Мрачное помещение. Молодой парень. Я, говорит, познакомиться хочу. Я ему в ответ: у нас вечера бывают, приходите… «А где ваш брат?»– Я говорю: «Уехал в Москву, рукопись сдавать…»Он выслушал. Ничего не сказал».

Я разглядываю фотографии: Алексей Ганин в кругу родных и земляков. Они в деревенской одежде. Отец в войлочной бесформенной шляпе. Ганин – молодой, красивый, одет по- городскому…

* * *

Из воспоминаний старшей сестры А. Ганина Елены Алексеевны:

«Жена Алеши – была эстонка. В Пинеге он ее нашел, их выселили из Эстонии во время гражданской войны. Когда он уехал из деревни в Москву, она ждала, ждала его, да и решила, что бросил… Возвратилась в Эстонию вместе с дочерью Валей. Писала нам из эстонского города Выру: «Сообщите что-нибудь об Алеше». А мы и сами ничего не знали о нем. Уехал – и пропал. Узнал все года через три брат Федор. Поехал в Москву. Вернулся. Молчит. Только закроет лицо и скрипит зубами, а то и плачет… Потом не выдержал, сказал: «Алешку-то расстреляли». А Гильда – Галей мы ее звали – умерла в 1937 году в Тарту. Но все это мы через много лет узнали. Решили Галю и племянницу свою Валю разыскать после войны. Сначала писать боялись, а потом написали в Таллинн… Вскоре пришло письмо от Гильдиной соседки – через почтальона нашли. Узнали, что и дочка Алеши Валечка умерла в 1941 году под оккупацией. Вот какая была красавица, с косами! – Елена Алексеевна показывает мне фотографию. – А я, помню, сон видела: новая квартира и две печки холодные. Зачем они, думаю, раз не топятся? Прихожу домой из хлебного магазина – навстречу сестра: письмо, мол, получила, и Гали, и Вали давно в живых нету… Многие говорят, что эстонцы плохие. Нет, очень приветливые! Мы навестили родственницу Гильды, от которой письмо получили где-то в 60-х годах еще… Потом долго переписывались, она нам шерсть посылала.

А брат Федор работал в «Красном Севере»в Вологде, потом перевели в Нальчик, из Нальчика в «Гагринскую правду», где и арестовали. Сидел он в Каргопольском лагере, писал нам письма. В марте сорок первого получили от него весточку:

Цитировать

Куняев, С. Жизнь и смерть поэта (О судьбе Алексея Ганина) / С. Куняев // Вопросы литературы. - 1990 - №7. - C. 140-154
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке