№12, 1973/Советское наследие

Живое слово поэзии

История современной монгольской поэзии год в год совпадает с историей монгольского народного государства. Победа у города Кяхты, одержанная революционными силами монгольского народа, была запечатлена в первой революционной песне «Шивэ Кяхта». У них общая дата – 1921 год. Эта песня не только увековечила первую победу Народной революции. Она стала родоначальницей новой монгольской литературы, родившейся вместе с революцией.

Песней не случайно открывается книга современной монгольской поэзии. Как самый распространенный поэтический жанр, песня издревле известна в Монголии. В песне всегда находили себе выражение поэтические устремления народа. Песни новой Монголии вошли в первый литературный альманах «Свод изящных слов» (1929).

Сборник революционных песен (1930) был одним из первых изданий нынешнего академического Института языка и литературы МНР. Сотни народных песен, записанных в специальных экспедициях по стране, хранятся в фольклорном фонде института. Ученые еще не установили, как далеко в древность уходит поэтическое искусство монголов. Первый известный литературный памятник монголов «Сокровенное сказание» относится к XIII веку. Он содержит в себе множество художественных украшений – стихов, которые естественно перемежаются прозой; в большинстве своем это совершенные образцы народной поэзии. В поэтических фрагментах «Сокровенного сказания» изумительно сочетаются емкость и лаконизм выразительных средств, им присуща четкая ритмическая структура, изящество формы. Стихи «Сокровенного сказания», повторенные и преумноженные в летописных памятниках последующих веков, – это классические образцы монгольского стихосложения.

Поэтическое творчество монгольского народа сродни почти не тронутой временем, неповторимой по красоте природе страны. Оно оставалось нетленным, как бы тяжело ни складывались исторические судьбы Монголии в прошлом. На традиции народного творчества опирались создатели новой монгольской литературы. Одним из них был основоположник современной литературы Монголии Дашдоржийн Нацагдорж (1906 – 1937). Он был прозаиком, драматургом и прежде всего – поэтом. В творчестве Нацагдоржа берет исток современная монгольская поэзия.

В то время, когда в Монголии шли горячие споры об отношении к традициям, Нацагдорж создавал произведения, в которых художественный опыт фольклора и старой литературы естественно сочетался с новой проблематикой, с новаторскими решениями. Нацагдорж был мастером слова, безошибочно ощущавшим его смысловое богатство, его тонкие музыкальные оттенки.

Современникам писателя было нелегко в полной мере оценить самобытность его таланта, значительность того вклада, который он внес в монгольскую культуру, в духовную жизнь народа. В истории литератур разных стран немало подобных примеров; в силу различных обстоятельств прижизненные публикации произведений Нацагдоржа были немногочисленны, рассыпаны по периодическим изданиям и большей частью не подписаны автором.

Но имя Нацагдоржа знали в народе. Его творчество- это гимн родине, и родина подарила ему бессмертие. Нацагдорж был поэтом гражданским, политическим, страстным. Все его творчество устремлено в будущее, оно отмечено неустанными художественными исканиями. О поэзии Нацагдоржа справедливо говорят, что она народна, полнозвучна и глубоко образна; это поистине поэзия народа – простого и близкого к природе. И личность и творчество Нацагдоржа служат высоким примером для новых поэтических поколений Монголии.

Немногим более десяти лет тому назад пришел в литературу молодой поэт Пурэвжавын Пурэвсурэн. Его стихи сразу же обратили на себя внимание читателей, а первая книга Пурэвсурэна была отмечена на конкурсе молодых поэтов. Недавно Пурэвсурэн написал стихотворение «Голос в ночи». Оно посвящено Д. Нацагдоржу, который для молодого монгольского поэта стал добрым гением и строгим судьей.

Чернела ночь. Я был охвачен дремой.

Но вдруг раздался голос незнакомый:

«Коль ты поэт, коль ты и впрямь сродни нам,

То испаряться не давай чернилам!»

 

Глаза пришельца ласково глядели.

Стоял он в шляпе и в монгольском дэли,

Раскуривая трубочку из корня…

Его узнал я, моментально вспомня…

 

…О, есть ли встречи необыкновенней?

Ко мне пришел онгод – мой добрый гений.

«Коль ты поэт, коль ты и впрямь сродни нам,

То испаряться не давай чернилам!»

 (Перевод Т. Бек.)

В книге посетителей музея Д. Нацагдоржа в Улан-Баторе есть запись, сделанная в августе этого года начинающим поэтом Дж. Гунн-аасурэном из северного края Монголии, раскинувшегося вокруг синего озера Хубсугул. Словно разговаривая с хозяином дома, он пишет: «С глубочайшим почтением я беру в руки Ваши книги и всегда хочу учиться у Вас. Ваших творений не коснется забвенье. Они будут вечны».

В то время, когда жил Нацагдорж, каждая новая песня, каждое новое стихотворение, каждое новое имя в монгольской литературе были событием.

А сейчас, когда мне пришлось составлять сборник молодых поэтов Монголии, я столкнулась с большими трудностями: как в запланированном издательством объеме представить творчество многочисленных поэтов нового поколения? Словно до монгольской земли долетело пожелание – пусть будет больше поэтов, хороших и разных! – и она со всей щедростью наделяет своих сыновей и дочерей талантом.

Появление множества новых имен – одно из свидетельств богатства монгольской поэзии, ее творческой активности. Ей присуще стремление к поискам, к новому. Более зрелым, глубоким становится творчество поэтов старшего и среднего поколения. Рядом с эпической поэзией Ч. Лхамсурэна, С. Дашдэндэва, Д. Цэвэгмида, Д.

Цитировать

Яцковская, К. Живое слово поэзии / К. Яцковская // Вопросы литературы. - 1973 - №12. - C. 200-207
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке