№6, 1978/Жизнь. Искусство. Критика

Вместе с коллективом

Прежде всего, у меня возникает вопрос к себе и ко всем: если предметом нашего рассуждения является литература общества зрелого социализма, имеем ли мы в виду то, что создано в этот период, или то, что отражает черты социалистического общества, вступившего в пору зрелости? Это вопрос не праздный. Одно дело – произведения, которые созданы в это время, и другое дело – произведения, в которых мы пытаемся найти свойства современного этапа развития нашего общества. Думаю, это разные вещи, но и сам исчерпывающего ответа не могу дать. Предлагаю как предмет для общего обсуждения в будущем.

В нынешней практике ВАКа в качестве главнейшего требования утверждается: исследование должно представлять собою перспективные направления. Мне кажется, что тема, сформулированная здесь: «Черты художественной культуры зрелого социализма», – является как раз той перспективной темой и направлением, которые должны привлекать и уже привлекают специалистов различных отраслей общественных наук. Если не быть Иваном, не помнящим родства, мы должны отдать дань тому, что тема эта стала предметом статьи В. Новикова в «Знамени». Называлась она «Литература развитого социализма». Были также статьи К. Долгова в «Вопросах философии» и в «Правде» по аналогичной теме. Некоторые ее грани были затронуты Ю. Андреевым. Пусть еще недостаточно целеустремленно и энергично, но обсуждение это уже началось.

Для того чтобы перейти непосредственно к анализу литературы общества развитого социализма, я позволю себе вот как сформулировать вопрос для нашего обсуждения: пути поиска коллективного решения этой проблемы.

Что понимается под литературой (искусством) общества развитого социализма? Сумма каких-то произведений, то есть повестей, романов, поэм, рассказов, пьес и т. д.?

Мне представляется, что более точный ответ можно будет дать тогда, когда мы подойдем к этой проблеме, беря целый комплекс, художественную культуру нашего общества как определенную систему.

В самом деле, если говорить только применительно к потребностям данного журнала, то литература, во-первых, кем-то создается, то есть существуют писатели и художники, которые создают художественные ценности. Существуют сами эти ценности, о чем говорил Г. Бровман.

Существуют определенные социальные функции литературы и искусства в обществе. Эти функции в конкретных исторических условиях меняются. Яркий тому пример – литература и искусство Великой Отечественной войны, когда военно-патриотическая тема была наиглавнейшей. Можно указать и на другие особенности литературы Великой Отечественной войны.

Мне представляется, что в развитом социалистическом обществе изменяются социальные функции литературы и искусства, о чем я скажу несколько позже.

В то же время мы не можем не учитывать и такого компонента художественной культуры, как читатель, то есть советский человек 70-х годов, кому адресуется эта литература, кто с ней общается и кто на нее, так или иначе, откликается.

Далее, существует литературно-художественная критика, – она выполняет и свои задачи, но при этом она небезотносительна к писателям, к произведениям, к читателям. И существуют журналы, творческие союзы, различные органы руководства культурой, существуют различные методы, формы руководства.

Я думаю, что эти вещи – тривиальны, но их нельзя сбрасывать со счетов, когда говорим о литературе (искусстве) общества развитого социализма, потому что каждый из этих компонентов связан с характеристикой непосредственно самой литературы того периода» о котором говорил Ю. Кузьменко, и в конечном итоге не может не учитываться также при анализе современной литературы.

Я думаю, далее, что непосредственно нашей главной задачей являются поиски общих признаков литературы и искусства общества зрелого социализма. Я не открою ничего нового, если скажу, что, по всей вероятности, здесь можно оттолкнуться от той характеристики развитого социализма, которая дана в известной преамбуле Конституции СССР. Мы видим там, что многие и многие положения, которые характеризуют развитой социализм, относятся и к художественной культуре и литературе.

Я позволю себе привести несколько примеров. В Конституции сказано, что в зрелом социалистическом обществе социализм развивается на собственной основе. Это положение, что социализм развивается на собственной основе, может быть, конечно, очень корректно, с учетом специфики рассматриваемого явления, отнесено и к художественному творчеству; оно имеет огромное методологическое значение.

Я хочу обратить внимание на тезис о коллективистском начале, что Октябрьская революция заложила основы построения общества на коллективистских началах. Это относится и к характеристике литературы и искусства социалистического реализма, отражающих возросшую общественную и государственную активность трудящихся.

Таким образом, многие положения, характеризующие развитой социализм в целом, с полным основанием могут быть экстраполированы на художественную культуру, на литературу и искусство общества развитого социализма. Повторяю, делать это, естественно, надо не прямолинейно и упрощенно. Но мы не можем не учитывать высказанные Конституцией методологические выводы.

В связи с этим я хочу остановиться на таком вопросе, как изменение социальной функции искусства.

Не случайно в последних документах, в докладе товарища Л. И. Брежнева на торжественном заседании, посвященном 60-летию Великого Октября, говорится о возрастании роли культуры в утверждении высоких идеалов, воспитании подлинно творческого отношения к труду. Если говорить о перспективах, то роль культуры будет возрастать, я имею в виду и политическую, и нравственную, и художественную культуру.

Два вопроса представляются важными для характеристики современных произведений литературы и искусства, вопроса, требующих дальнейшей разработки.

Одной из таких проблем является социальная активность героя. Не буду подробно говорить, но можно произвести целое исследование, сопоставив два образа, два факта. «Поднятая целина»… Помните, как восхищался Давыдов рассказом Устина Рыкалина о том, как они отбили от соседей артельное добро: «Это же просто красота, что ты, мой милый Устин, за колхозное сено в драку полез, а не за свое личное, собственное. Это же просто трогательный факт!» Каких высот должно было достигнуть сознание рабочего, чтобы бригадир Потапов из «Премии» не просто пришел в партком, а пришел и положил две толстых тетрадки точных экономических расчетов?! Не просто за колхозное сено болел, а показал, что нужно реально сделать, чтобы ликвидировать недостатки. В этом – смысл процесса роста социальной сознательности у самых рядовых тружеников. И очень важно, что бригадир Потапов выступает не от себя, а представляет коллектив, бригаду.

Хочу поддержать Г. Бровмана, когда он говорит о трудовом коллективе. Мне кажется, что совершенно актуально и крайне злободневно обратить внимание писателей, художников, кинематографистов на это положение Конституции и выступления Л. И. Брежнева. Это положение не случайно стало самостоятельной статьей Конституции СССР. В восьмой статье Конституции СССР очень подробно говорится о функциях трудового коллектива. Но, положа руку на сердце, мы не можем назвать произведений литературы и искусства, где бы эта роль трудового коллектива, как она характеризуется в Конституции СССР, нашла свое отражение.

Задача литературы и искусства показать роль трудовых коллективов в обществе развитого социализма, – это нужно делать.

И последнее. Давно пора определиться относительно кочующего по страницам печати одностороннего подхода к «человеку со стороны». Комиссар в «Оптимистической трагедии» – «человек со стороны», и Воропаев также «человек со стороны», и Давыдов – «человек со стороны». И, тем не менее, мы никого из них не считаем «человеком со стороны». О Семене Давыдове никогда этого, не скажем, о Воропаеве никогда не скажем. Наверное, это тема для статьи.

Придя «со стороны», Давыдов и Воропаев опираются на коллектив, находят в нем самом, в коллективе, внутренние резервы, развивают инициативу масс, их самодеятельность, побуждают активность и вместес массами приходят к истине, к верному решению, а не приносят эти решения, как волшебники, в готовом виде.

 

В. БАРАНОВ

ДОЙТИ ДО СУТИ

Специфические особенности зрелого социализма как общества, развивающегося на основе собственных традиций, обстоятельно охарактеризованы в материалах XXV съезда КПСС, в ряде специальных трудов наших философов и социологов. Ю. Кузьменко совершенно правильно отметил определенные достижения нашей общественной мысли, те достижения, которые стоило бы в большей мере учитывать нам, критикам и литературоведам, в своей работе.

Вместе с тем содержательность и новизна процессов жизни нашего общества требуют еще более пристального, скрупулезного анализа и не в последнюю очередь – внимания к тем конкретным явлениям, так сказать, «частностям» человеческих отношений, которые в неповторимо-индивидуальной форме, а потому особенно эмоционально выразительно отражают существенные особенности явления в целом. Вспомним ни в малой мере не утративший своей актуальности и сегодня ленинский призыв изучать конкретные ростки нового в самой жизни.

Вот с этих позиций, а именно с точки зрения более конкретных характеристик процессов нашей духовной жизни, иные, пусть в основном и весьма содержательные труды обществоведов порою не могут вызвать чувства полного удовлетворения. Перед нами обширный том «Духовный мир развитого социалистического общества».

Многое в нем интересно и поучительно, но кое-что озадачивает. Взять хотя бы следующее утверждение: «Уровень развития духовной культуры измеряется объемом создаваемых в обществе духовных ценностей». Это – во-первых. Далее: «масштабом их распространения» – во-вторых. И третье: «глубиной их усвоения человеком» (стр. 57). Не оспаривая значительности выдвинутых тезисов, хочется сразу же спросить авторов: простите, а где же качественно-ценностный критерий? И не глубиной ли и значительностью поднимаемых жизненных проблем сильно, прежде всего, передовое демократическое искусство как часть духовной культуры? (Вполне естественно, что при этом подразумевается и определенное художественное совершенство его произведений.)

За последнее время мне довелось познакомиться с несколькими довольно значительными трудами обобщающего характера об особенностях нашей эпохи (зрелого социализма, социальной структуре общества и т. д. В целом значительность достигнутых результатов не подлежит сомнению.

Цитировать

Лукин, Ю. Вместе с коллективом / Ю. Лукин // Вопросы литературы. - 1978 - №6. - C. 45-48
Копировать