№11, 1977/В творческой мастерской

Век, революция, мы

Был ли в вашей жизни Платон Каратаев?

Я объясню, что я понимаю под этим «термином».

В романе Толстого встреча с Каратаевым преобразует внутренний мир Пьера Безухова, потрясенного ужасами войны. После встречи с Каратаевым Пьер принимает вечно изменяющуюся, вечно великую, непостижимую и бесконечную жизнь… «Жизнь есть все. Жизнь есть бог».

Пьер находит бога. От религии смерти он приходит, под влиянием встречи с Каратаевым, к приятию жизни.

Не каждому встречается такой Каратаев, если понимать его как событие, которое почти мгновенно формирует ваше сознание и складывает мировоззрение.

Не было и в моей жизни такого Каратаева, то есть такого сгустка впечатлений, которые вместились бы в одно решающее событие.

Мой Платон Каратаев растянулся на годы. Он – не мгновенное озарение, а довольно длительный процесс.

Как я сейчас понимаю, первый сильнейший поворот в моем сознании произошел в 1916 году во время отвратительной сцены публичной порки солдата нашего полка – наказание за самовольную отлучку, введенное «высочайшим», то есть царским, приказом. Меня потрясло не только само зрелище порки, но и тот бунт, который при этом подняли солдаты комендантской роты, присланной как раз для предотвращения возможного недовольства со стороны солдат, выстроенных для созерцания этой экзекуции.

Цитировать

Славин, Л. Век, революция, мы / Л. Славин // Вопросы литературы. - 1977 - №11. - C. 260-261
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке