№5, 2014/Сравнительная поэтика

В парадигме дантовского «Ада». «Отец Горио» и «Преступление и наказание»

Работа подготовлена при поддержке РГНФ (грант № 14-03-00494а).

Очевидный сближения

Данте задал новой европейской литературе уровень и в значительной степени проблематику. Путешествия гомеровского Одиссея в Аид, а затем вергилиевского Энея в потусторонний мир и их встречи с античными героями были до Данте, но менее отчетливы, чем образы Данте, о котором современники говорили: «Он был в аду».

Разумеется, «Божественная комедия» читалась интеллектуалами Европы как нечто целостное. Но все же «Ад» больше имел соприкосновений с живой действительностью, утверждая необходимость разума для преодоления безумия земной жизни.

Французские романтики восхищались Данте, мотивы дантовского Ада можно найти и в «Соборе Парижской богоматери», и в «Отверженных» В. Гюго. Но наиболее отчетливо эти мотивы звучат в творчестве О. де Бальзака, с французской дерзостью сравнившего свой гигантский романный труд с «Божественной комедией», в названии подчеркнув тот маяк, на который он ориентировался, — «Человеческая комедия». И надо сказать, что, несмотря на мотивы Чистилища и Рая в его романном сооружении («Евгения Гранде», «Лилия долины» или наиболее мистический «Серафита» — о существе, пронизанном светом, ибо «лишь свет объясняет блаженства неба»), — лучшие романы его «Комедии» погружают читателя в парижский и провинциальный ад.

В России Данте и его идеи и образы, его имя стали сквозными ориентирами высокой литературы. Говоря о Данте, Пушкин писал: «Единый план «Ада» есть уже плод высокого гения»1. Структура дантовского творения соединяет давно умерших и еще здравствующих людей, которые одновременно мучаются в кругах ада. Именно это позволило Гоголю написать первую часть «Мертвых душ» как путешествие по аду, жители которого еще вроде бы живы, но скупщик уже охотится за их душами.

«Записки из Мертвого дома» — это первое осознанное вхождение Достоевского в тему дантовского ада2. Герцен заметил (1864), что николаевская эпоха «оставила нам одну страшную книгу, своего рода carmen horrendum3, которая всегда будет красоваться над выходом из мрачного царствования Николая, как надпись Данте над входом в ад: это «Мертвый дом» Достоевского, страшное повествование, автор которого, вероятно, и сам не подозревал, что, рисуя своей закованной рукой образы сотоварищей-каторжников, он создал из описания нравов одной сибирской тюрьмы фрески в духе Буонаротти»4. И. Тургенев в письме Достоевскому (декабрь 1861) писал: «Картина бани просто дантовская»5.

О близости Достоевского Бальзаку говорилось не раз. И много оснований к тому. Еще в юности Достоевский писал брату Михаилу (1838): «Бальзак велик! Его характеры — произведения ума вселенной! Не дух времени, но целые тысячелетия приготовили бореньем своим такую развязку в душе человека»6. Первая литературная публикация Достоевского — перевод романа Бальзака «Евгения Гранде» (1844). Напомню рассказ Д. Григоровича, который жил на одной квартире с писателем, когда тот переводил «Евгению Гранде» и писал «Бедных людей». Оценка вполне определенная:

  • Пушкин А. С. Возражение на статьи Кюхельбекера в «Мнемозине» // Пушкин А. С. Полн. собр. соч. в 10 тт. Т. VII. М.-Л.: АН СССР, 1951. С. 41. []
  • Необходимо отметить замечательные работы отечественных исследователей о соотношении Данте и Достоевского: Дудкин В. В. «Невыразимое» у Данте и Достоевского // Достоевский: Философское мышление, взгляд писателя. СПб.: Дмитрий Буланин, 2012; Тоичкина А. В. Образ ада в «Записках из Мертвого дома» Ф. М. Достоевского (к теме «Достоевский и Данте») // Достоевский: Философское мышление, взгляд писателя.[]
  • ужасающую песнь (лат.) []
  • Герцен А. И. Новая фаза в русской литературе // Герцен А. И. Собр. соч. в 30 тт. Т. XVIII. М.: АН СССР, 1959. С. 219. []
  • Тургенев И. С. Полн. собр. соч. в 28 тт. М.-Л.: Наука, 1960-1968. Письма. Т. IV. С. 319-320. []
  • Достоевский Ф. М. М. М. Достоевскому // Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. в 30 тт. Т. 28. Кн. 1. Л.: Наука, 1985. С. 51. В дальнейшем все ссылки на это издание (публицистика и письма) даны в тексте. []
  • Статья в PDF

    Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2014

    Цитировать

    Кантор, В.К. В парадигме дантовского «Ада». «Отец Горио» и «Преступление и наказание» / В.К. Кантор // Вопросы литературы. - 2014 - №5. - C. 25-60
    Копировать

    Нашли ошибку?

    Сообщение об ошибке