Не пропустите новый номер Подписаться
№4, 2020/Книжный разворот

В. И. Нарбут. Собрание сочинений: Стихи. Переводы. Проза

Год 1978-й. В «Новом мире» печатается катаевский, почти сразу ставший скандальным «Алмазный мой венец». Как бы—воспоминания. Писатели 1920–1930-х—и все под кличками: Командор, Царевич, Штабс-капитан, Щелкунчик, Ключик… Номер журнала в библиотеках почти рвали из рук: написано вроде бы по-старчески спокойно, но и задиристо—с заметным уклоном в карикатуру, как многим казалось—злую. Основных персонажей—почти всех—разгадали быстро. Только «Колченогий» долго не поддавался неискушенному читателю. Когда же прошел неуверенный слух: «Это Нарбут»,—рождался и вопрос: «А кто это?»

Быть может, в Колченогом так и увидели бы лишь зловещую фигуру одного из современников, но автор нашумевшего сочинения цитировал (хоть и не разбивая на строки) стихи своих героев. Строки Колченогого впечатление производили: «А — ничего!.. Слушай, у него есть хорошие стихи!» Нарбута не знали. Разве что вспомнил кто книжку Ключика (Олеши) «Ни дня без строчки». Там о стихах забытого поэта—несколько теплых фраз. Олешу тогда поразили строки из стихотворения 1920 года «Большевик»: «Над озером не плачь, моя свирель. / Как пахнет милой долгая ладонь! / Благословение тебе, апрель. / Тебе, небес козленок молодой!»

О сочинении Валентина Катаева не раз говорили: «Пасквиль!» Но Колченогого читатель запомнил. Раньше лишь от специалистов можно было услышать: «цех поэтов», «акмеизм», «адамизм»… Теперь—хоть и в шаржированном облике—Владимир Нарбут явился взору читателя. И когда в 1990 году в России появится том его избранного [Нарбут 1990], книга разойдется в момент, хотя со времен Колченогого пройдет уже двенадцать лет.

И вот—прошло еще двадцать восемь. Уже многих его современников издали и переиздали по нескольку раз. Нарбут же появился лишь своими статьями и письмами, да и то пополам с Зенкевичем [Нарбут, Зенкевич 2008].

Первое, что хотелось сказать о нынешнем издании: «Наконец-то!» Но держа в руке этот тяжелый—более 800 страниц—том, перелистывая его, а после—вчитываясь, понимаешь: такого Владимира Нарбута мы еще не видели. Здесь есть, разумеется, Нарбут скандально известной книги «Аллилуйя», Нарбут-адамист, в котором воплотился не столько «гений плоти», сколько ее «мистик» с чутким «гоголевским» глазом, способным ухватить нежить, упырью животную радость и неотвязное лихо:

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2020

Литература

Нарбут В. И. Стихотворения / Вступ. ст., сост. и примеч. Н. Бялосинской
и Н. Панченко. М.: Современник, 1990.
Нарбут В., Зенкевич М. Статьи. Рецензии. Письма / Под ред. М. Котовой,
С. Зенкевича, О. Лекманова. М.: ИМЛИ РАН, 2008.

Цитировать

Федякин, С.Р. В. И. Нарбут. Собрание сочинений: Стихи. Переводы. Проза / С.Р. Федякин // Вопросы литературы. - 2020 - №4. - C. 288-292
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке