№12, 1973/Советское наследие

Учусь у советских коллег

Наша Народная революция 1921 года свершилась не вдруг – она была закономерным результатом зреющего в толщах народных масс протеста против материального и духовного гнета феодалов и монастырей.

Великий Октябрь явился мощным стимулом народной борьбы в Монголии, воочию явил нам силы и возможности народа, осознавшего свое высокое предназначение на земле. Провозглашение в 1924 году Монгольской Народной Республики и принятие вслед за тем первой конституции явилось законодательным утверждением социального переворота, свершившегося в Монголии.

Не надо думать, конечно, что путь социальных преобразований в нашей стране был легким и накатанным. Прогресс был сопряжен с упорной борьбой против реакционных сил, в ходе которой формировался облик нового, социалистического человека. Теперь, по прошествии более полувека с тех славных времен, с уверенностью говоришь о том, сколь замечательным оказалось предвидение великого Ленина о возможности некапиталистического пути развития, о переходе от феодализма к социализму, минуя капиталистическую формацию.

Этот исторически своеобразный путь социального развития Монголии наложил резкий отпечаток и на формирование нового искусства в стране, где культурные традиции были довольно сильны (хотя в течение долгих веков народ и был отделен от достижений искусства). Думаю, не случайно у истоков новой монгольской литературы находится песня «Шивэ Кяхта» – монгольский «Буревестник», которую сложили народные партизаны в год революции. Не случайно, потому что песенная традиция, традиция устного слова всегда была исключительно сильна в монгольской культуре. Золотым фондом новой нашей литературы, ее классикой стали стихи Д. Нацагдоржа, в которых также явственно чувствуется стихия устного народного слова.

Однако, разумеется, новые исторические времена с теми невиданными переменами, которые они внесли в жизнь общества и человека, должны были вызвать – и вызвали – новые формы эстетического познания мира. Не могу в этой связи не сказать хотя бы коротко о художественном переводе. Думаю, что именно он играет наиболее существенную роль в культурном общении наций, в частности способствует тому ускоренному развитию литературы, о котором столь много сейчас пишут исследователи. В течение долгих лет мы, что называется, питались своими собственными соками, не выходили за пределы восточной культурной традиции. Но, как известно, культура, даже и самая богатая, не может плодотворно развиваться вне контактов с художественным опытом других народов, вне творческого усвоения всего ценного и прогрессивного. И с этой точки зрения роль, которую сыграла в нашей культурной жизни Народная революция, необычайно велика. Ибо только после 1921 года в Монголии стало всерьез развиваться искусство перевода и мы получили возможность приобщаться к богатствам мировой культуры. В своем историческом письме к монгольским интеллигентам (1925 год) Горький советовал им выработать точные принципы отбора произведений для перевода на родной язык. Следуя этим советам замечательного пролетарского писателя, мы уже в 20-е годы перевели многие произведения Чехова и Тургенева. За ними последовали рассказы и романы Джека Лондона, а начиная с 30-х годов, мощным духовным фактором жизни наших людей становится советское искусство. Тогда открыли мы для себя «Мать», «Чапаева», «Как закалялась сталь», а теперь монгольскому читателю хорошо известны имена А. Фадеева и М. Шолохова, К.

Цитировать

Чойжилсурэн, Л. Учусь у советских коллег / Л. Чойжилсурэн // Вопросы литературы. - 1973 - №12. - C. 43-46
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке