Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 1989/История русской литературы

Тютчев и Астольф де Кюстин

В 1843 году в Париже вышла книга французского писателя и путешественника маркиза Астольфа де Кюстина «La Russie en 1839» («Россия в 1839 году»). В этот и последующие годы она выдержала несколько переизданий и была переведена на ряд европейских языков. В России книга была запрещена1, но читалась практически всеми просвещенными людьми. А. Герцен писал: «Я не знаю ни одного приличного дома, где бы не нашлось сочинения Кюстина о России…»2 Острый интерес к книге засвидетельствован в частной переписке, дневниках и воспоминаниях современников. В сложной гамме чувств, вызываемых «Россией в 1839 году», преобладали оскорбленное национальное самолюбие и признание справедливости многих наблюдений автора. Так, М. Погодин записывает в своем дневнике 8 декабря 1843 года: «Прочел целую книжку Кюстина. Много есть ужасающей правды о России… за изображение действий деспотизма, для нас часто неприметных, я готов поклониться ему в ноги»3. Есть записи о «России в 1839 году» и в дневнике Герцена (впоследствии он неоднократно обращался к книге Кюстина): «Тягостно влияние этой книги на русского, голова склоняется к груди, и руки опускаются; и тягостно оттого, что чувствуешь страшную правду, и досадно, что чужой дотронулся до больного места, и миришься с ним за многое, и более всего за любовь к народу»4.

Характерное отношение к «России в 1839 году» выражено в словах В. Жуковского: «…нападать надобно не на книгу, ибо в ней много правды, но на Кюстина…»5. Каково бы, впрочем, нападение ни было, оно не замедлило состояться – на книгу последовала серия официальных ответов русских публицистов: К. Лабенского, М. Ермолова, Н. Греча, С. Убри, Я. Толстого, Ф. Вигеля и др.6. В этом списке обращает на себя внимание отсутствие сколько-нибудь заметных в русской литературе и общественной мысли имен, хотя приватным образом книга обсуждалась буквально всеми. Здесь возможно указать несколько причин. Прежде всего – некоторые моменты внутренней жизни России в то время способствовали тому, что выступление против книги Кюстина могло расцениваться как выступление против либерализма. Так, в 1844 году вышел указ «О дополнительных правилах на выдачу заграничных паспортов», и возмущенный П. Вяземский, уже написавший «довольно обширное и довольно удачное» опровержение Кюстина, не решился его напечатать: «Обстоятельства таковы, что честному и благомыслящему русскому нельзя говорить в» Европе о России и за Россию. Можно повиноваться, но уже нельзя оправдывать и вступаться»7. Раздражение вызывала и официальная публицистика, далеко не всегда отвечавшая Кюстину по существу дела и с достаточным тактом. Наконец, тонко рассчитанным приемом уже на государственном уровне (существенном для людей монархического склада – Жуковского, Тютчева, Гоголя) было третирование «России в 1839 году» как сочинения анекдотического и не заслуживающего внимания8.

Две последние причины могли сыграть определенную роль и в характере единственного дошедшего до нас печатного отклика Ф. Тютчева на книгу Кюстина. Его реакция на «Россию в 1839 году» не выходит за рамки общеофициального осуждения и в некоторых моментах прямо соприкасается с правительственной линией. Начало тютчевского «Письма к д-ру Густаву Кольбу, редактору Всеобщей газеты» (1844 год, на французском; в России впервые опубликовано в подлиннике и русском переводе под названием «Россия и Германия» в 1873 году) имеет своеобразный художественный антизачин – отказ защищать Россию от нападений французского путешественника: «И не опасайтесь, чтобы, в качестве русского, я ввязался, в свою очередь, в жалкую полемику, вызванную недавно одним жалким памфлетом. Нет, милостивый государь, это дело не настолько серьезно. Книга г. Кюстина служит новым доказательством того умственного бесстыдства и духовного растления (отличительной черты нашего времени, особенно во Франции), благодаря которым дозволяют себе относиться к самым важным и возвышенным вопросам более нервами, чем рассудком; дерзают судить весь мир менее серьезно, чем, бывало, относились к критическому разбору водевиля. Что же касается до противников г. Кюстина, до так называемых защитников России, то они, конечно, искреннее его; но они уже слишком просты… Они представляются мне людьми, которые в избытке усердия в состоянии поспешно поднять свой зонтик, чтобы предохранить от дневного света вершину Монблана!..»9

Годом ранее Тютчев отозвался о «России в 1839 году» гораздо более снисходительно. Немецкий литератор и общественный деятель, русист Варнгаген фон Энзе записал в своем дневнике 29 сентября 1843 года: «Камергер Т. привез мне поклоны из Москвы и Петербурга… О Кюстине отзывается он довольно спокойно; поправляет, где требуется, и не отрицает достоинств книги. По его словам, она произвела в России огромное впечатление: вся образованная и дельная часть публики согласна с мнением автора; книгу почти вовсе не бранят, напротив, еще хвалят ее тон»10». К. Пигарев объясняет некоторое противоречие между этими двумя высказываниями различными их жанрами и целями: «В частной беседе с немцем, состоявшим некогда на русской службе и хорошо знавшим Россию, Тютчев мог отзываться о Кюстине «довольно спокойно» и «не отрицать достоинств книги»11. Другое дело, когда он ставил своей задачей… печатно вразумлять на русский счет немецкое общественное мнение». Впрочем, разница не так уж и велика: по оговоркам в передаче Варнгагена («поправляет», «не отрицает») видно, что в целом книга Кюстина была неприемлема для Тютчева и как для частного лица; с другой стороны, отзыв в «России и Германии» не столько дышит тем негодованием, которым были наполнены статьи «так называемых защитников России», сколько просто констатирует факт «духовного растления» и «умственного бесстыдства».

Некоторые идеи «России и Германии» (историческое будущее России, единство Восточной Европы) можно рассматривать как скрытую полемику с Кюстином. См., например, следующий пассаж: «Но мне скажут, что несовершенства нашего общественного строя, недостатки нашей администрации, положение низших слоев нашей народности и проч., – все это в совокупности раздражает общее мнение против России?»12 Тем не менее явно указанный адресат статьи – враждебная России немецкая публицистика, и практическая ее цель – привлечение Германии на сторону России отводят это старина», 1886, N 7, с. 22. Н. Шильдер впервые указал на принадлежность этого отзыва Тютчеву.т момент на второй план. Зато в другой статье Тютчева-«Россия и Революция» (1848; опубликована в 1849) – противостояние Кюстину заметно уже на концептуальном уровне. Известно, что «Россия и Германия» в рукописи была прочитана императором, который сказал, что «нашел в ней все свои мысли и полюбопытствовал узнать, кто был ее автором»13. Публикация статьи способствовала возвращению Тютчева на родину.

На первый взгляд этим и завершается эпизод из биографии Тютчева, связанный с книгой Астольфа де Кюстина. Больше прямых откликов на «Россию в 1839 году» у него нет. Ироническое упоминание о французском путешественнике встречается в письме Тютчева к жене от 14 июля 1843 года, когда книга была еще свежей новостью. Восхищаясь зрелищем Московского Кремля, Тютчев пишет: «Беру в свидетели самого господина де Кюстина, которого, разумеется, нельзя заподозрить в пристрастии»14.

Но такова была особенность творческого процесса Тютчева, что впечатление, глубоко запавшее в душу, могло проявиться в поэтической форме через много лет. Один из ярчайших примеров – стихотворение «17 апреля 1818 года», написанное 17 апреля 1873 года, то есть через полвека с лишним после посещения четырнадцатилетним поэтом «кельи» Жуковского в Кремле. Приблизительно то же произошло и с книгой Кюстина: толчок, данный сознанию Тютчева язвительными высказываниями французского писателя, отозвался на одном из шедевров тютчевской зрелой лирики – стихотворении «Эти бедные селенья…».

Оно было впервые напечатано в журнале «Русская беседа» (1857, ч. II, кн. 6, стр. 143) и, в отличие от многих других тютчевских произведений, сразу же стало событием поэтической и общественной жизни. По количеству перепечаток, упоминаний, использований в качестве эпиграфов и т. д. оно среди других стихотворений Тютчева стоит на втором месте (после «Silentium!»).

  1. На русском языке книга в сокращенном виде вышла в советское время: Маркиз де Кюстин, Николаевская Россия, М., 1930. Вступительная статья, ред. и прим. С. Гессена, Ан. Предтеченского.[]
  2. А. И. Герцен, Собр. соч. в 30-ти томах, т. VII, М., 1956, с. 213. []
  3. Н. П. Барсуков, Жизнь и труды М. П. Погодина, кн. 7, СПб., 1893, с. 285.[]
  4. А. И. Герцен, Собр. соч. в 30-ти томах, т. II, с. 312 – 313.[]
  5. «Письма В. А. Жуковского к А. И. Тургеневу», М., 1895, с. 297.[]
  6. Обзор см. в книге: М. Сadоt, L’image de la Russie dans la vie intellectuelle francaise (1839 – 1856), Paris, 1967. Некоторые отзывы рассмотрены в предисловии к русскому переводу «России в 1839 году».[]
  7. Письмо В. А. Жуковскому от 21 марта 1844 года. – Цит. по: М. И. Гиллельсон, П. А. Вяземский. Жизнь и творчество, Л., 1969, с. 295. Французская статья Вяземского впервые была опубликована в книге М. Кадо.[]
  8. Эта тенденция шла от самого императора. См. его отзыв в рассказе Е. Н. Львовой: «Я прочел только что статью Кюстина, которая чрезвычайно насмешила меня…» («Русская старина», 1880, т. 29, N 11 – 12, с. 754). Заметим, что в данном случае речь идет не обо всей книге, а именно о статье: 18 апреля 1843 года, еще до выхода «России в 1839 году», во французской газете «La Presse» было опубликовано несколько отрывков из нее (в форме писем) – о бракосочетании великой княжны Марии, о разговорах Кюстина с императором и пр. []
  9. Ф. И. Тютчев, Поли. собр. соч., СПб., 1913, с. 279 – 280. []
  10. Н. К. Шильдер, Немец и француз в записках своих о России в 1839 г. – «Русская []
  11. К. Пигарев, Жизнь и творчество Тютчева, М., 1962, с. 117. []
  12. Ф. И. Тютчев, Полн. собр. соч., с. 292. []
  13. Письмо Тютчева отцу из Петербурга от 27 октября 1844 года. – В кн.: Ф. И. Тютчев, Сочинения в 2-х томах, т. 2, М., 1984, с. 99. []
  14. Там же, с. 82. []

Цитировать

Воропаева, Е. Тютчев и Астольф де Кюстин / Е. Воропаева // Вопросы литературы. - 1989 - №2. - C. 102-115
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке