№2, 1983/Хроники

Тыняновские чтения

Первые Тыняновские чтения, организованные Комиссией по литературному наследию Ю. Тынянова при СП СССР, состоялись в мае прошлого года на родине Тынянова, в городе Резекне (Латвийская ССР).

Открыл чтения председатель комиссии В. Каверин. С особым вниманием были выслушаны выступления двух исследовательниц старшего поколения, прошедших школу Тынянова, – своего рода доклады-мемуары. Т. Хмельницкая (Ленинград) сделала доклад «Исследовательский роман», в котором проанализировала взаимосвязь научных и художественных поисков Тынянова. Докладчица показала, что именно интерес Тынянова-теоретика к проблеме литературной репутации таких «неудачников», как Кюхельбекер, определил дебют Тынянова-романиста («Кюхля»). Л. Гинзбург (Ленинград) прочла и прокомментировала отрывки из своих записных книжек 20-х годов, посвященные Тынянову (опубликованы в кн.: Лидия Гинзбург, О старом и новом, Л., «Советский писатель», 1982).

В значительной части докладов и сообщений, сделанных литераторами и исследователями – участниками Чтений, была предложена интерпретация основных теоретических положений Тынянова, а также развивались концепции, исходящие из круга идей, сформулированных этим ученым. В докладе А. Чудакова «Предметный мир литературы» обосновывалось понятие художественного предмета как некоего феномена, созданного созерцательной силой писателя и включенного в вымышленное «пространство-время» художественного мира. Художественный предмет, образовавшийся в фокусе схождения «объективной» проекции вещи и субъективных интенций авторской воли, эмоций, видения, есть всегда репрезентант основных свойств модели мира писателя (что и позволяет говорить о «вещи Гоголя», «предмете у Пушкина»). При анализе предметного мира писателя (к чему еще только приступает литературоведение) чрезвычайно плодотворными оказываются некоторые идеи Тынянова, и в частности закон «семантической ассимиляции». Этот закон дает возможность автору вводить самый разнородный предметный (тематический) материал, сохраняя его генетическую гетерогенность, но делая текст предметно-стилистически гомогенным.

Доклад «Тынянов и проблема семантики метра» сделал М. Гаспаров. Тынянов, отказавшись от поисков «органической» семантики метров, впервые обратил стиховедение к изучению истории их употребления. Семантический ореол метра, подчеркнул М. Гаспаров, входит в литературное сознание лишь в результате разъятия единства художественного произведения. Именно поэтому трехсложные размеры, введенные Жуковским, прежде всего, ассоциируются с именем Некрасова, который их «деформировал» (пользуясь термином Тынянова), порвал связи между формой и содержанием (Тынянов назвал это «пародичностью»). Современные исследования полностью подтвердили вывод Тынянова об огромном эволюционном значении пародии (отнюдь не сводящейся к насмешке над пародируемым материалом): именно она обнажает конфликт формы и содержания, помогая осознавать изменения семантики того или иного метра.

В сообщении В. Новикова «О соотношении эстетической и коммуникативной функций художественного произведения» известная формула «искусство как прием», предложенная Тыняновым и Шкловским в конце 10-х годов, была противопоставлена современным структурно-семиотическим концепциям.

Ю. Лотман (Тарту) прочел доклад «Роль Тынянова в развитии современных представлений об эволюционном процессе в литературе». Среди опоязовцев и на фоне пражской школы, указал докладчик, Тынянов выделялся не только тем, что перенес центр внимания с синхронии на диахронию, сам диахронический процесс мыслился им как соотношение динамических единиц. Основные идеи Тынянова блестяще подтвердились последующим развитием науки, однако современная культурология представляет себе динамическую модель культуры в значительно более усложненном виде. Культура вырисовывается как многофакторный полиглотический объект, находящийся в состоянии динамики. Только динамическое состояние может объяснить основную функцию культуры – выработку новых сообщений. С этой точки зрения культура представляется не только коллективной памятью, но и коллективным мозгом человечества. Ю. Лотман предложил ввести понятие семиосферы как некоего континуума, заполненного разноустремленными семиотическими образованиями, находящимися в состоянии взаимного обмена. Ни одна семиотическая система не может функционировать изолированно, не опираясь на другие. Возможность исследовать асимметрию индивидуального сознания и асимметрию культуры как изоморфные понятия открывает перспективы как перед культурологией, так и перед исследователями функций человеческого мозга.

В докладе «Сознание историчности и поиски теории: исследовательская проблематика Ю. Н. Тынянова как проблема социологии литературы» Л. Гудков и Б. Дубин предлагают считать определяющим моментом научной деятельности Тынянова сознание проблематичности литературного материала, средств собственной работы, своих оценок. Поиски Тыняновым новых теоретических оснований и историзация определений литературы прослежены в докладе при методологическом анализе основных категорий тыняновской концепции («прием», «функция», «литературный факт»).

Кандидат физико-математических наук А. Прохоров в сообщении «Эволюционный подход к семиотике культуры» указал на опасность смешения «текстов» (то есть знаковых систем определенного рода) с асемиотической средой. По его мнению, бытовое поведение можно рассматривать как «текст» лишь при наличии «зрителя».

Сообщение «Понятие «деформация» и «трансформация» в системе терминологии Ю. Н. Тынянова» сделал Д. Ивлев (Рига). По его мнению, начиная с работы «Проблема стихотворного языка» (1924), происходит замена первого термина вторым (и соответственно отказ Тынянова от представления о деформирующем воздействии на художественное произведение доминанты).

В сообщении «Методологические парадоксы в литературоведении» И.

Цитировать

От редакции Тыняновские чтения / От редакции // Вопросы литературы. - 1983 - №2. - C. 273-278
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке