Не пропустите новый номер Подписаться
№3, 1994/Юмор

Тынянов-эпиграмматист (К 100-летию со дня рождения Ю. Н. Тынянова). Публикация Вл. Новикова

18 октября 1994 года исполняется сто лет со дня рождения Юрия Николаевича Тынянова – исторического романиста и новеллиста, теоретика и историка литературы, критика и памфлетиста, киноведа и киносценариста, поэта- переводчика… Нет, еще не все: и виртуозного мастера эпиграммы.
Эпиграмматическое наследие Тынянова количественно невелико, но на редкость полноценно и весомо. Тынянов никогда не стремился острить во что бы то ни стало, его стихотворные миниатюры возникали, как правило, в порядке экспромта, поэтому они всегда неожиданны, свежи, парадоксальны, а по смыслу нередко шире тех поводов, которыми были вызваны. При всей своей формальной отточенности тыняновские эпиграммы создают ощущение «рожденности», а не ремесленной «сделанности», которая так часто обесценивает усилия дежурных эпиграмматистов.
Весьма показательно, что составленный Е. Г. Эткиндом сборник «323 эпиграммы» (Париж, 1988)- единственная пока антология советского (и антисоветского) периода в истории жанра – открывается именно тыняновским двустишием, взятым из знаменитой «Чукоккалы»:
Если же ты не согласен с эпохой,
Охай.
К. И. Чуковский писал, что эти строки были обращены автором «к одному литератору, докучавшему нам своими плаксивыми жалобами на непризнание современностью его мнимых заслуг» 1, однако потенциальный контекст шутливого экспромта оказался гораздо шире, у Тынянова получился своего рода эпиграф к целой исторической эпохе!
Обратимся к еще одному двустишию из «Чукоккалы»:
Сатурново кольцо сказало: «А недурно
В попутчики б теперь мне пригласить – Сатурна!»
Поводом для эпиграммы послужило выступление одного из вождей Пролеткульта, согласившегося считать Горького «попутчиком» пролеткультовцев. Но проходят годы, литературно-идеологический ярлык «попутчик» помнят только специалисты, а тыняновская эпиграмма не устарела, она приобрела общечеловеческое, философское звучание. Лично мне она вспоминалась всякий раз, когда представители структурно-семиотического литературоведения великодушно объявляли Тынянова своим «предшественником»: думаю, что в теории литературы именно Тынянов – Сатурн, а все пришедшие после него могут быть в лучшем случае названы «кольцом».
В своих эпиграммах Тынянов никогда не прибегал к грубости, но точность и меткость их порой достигала беспощадности. На выход поэмы Маяковского «Хорошо!» Тынянов откликнулся убийственным экспромтом, саркастической «краткой историей» русской литературы:
Оставил Пушкин оду «Вольность»,
А Гоголь натянул нам «Нос»,
Тургенев написал «Довольно»,
А Маяковский «Хорошо-с».

Но, пожалуй, самыми частыми адресатами тыняновских эпиграмм были его коллеги-филологи. В «Чукоккале» и «323 эпиграммах» находим строки, посвященные В. Е. Евгеньеву- Максимову, В. М. Жирмунскому, Г. Г. Шпету, Я. Н.

  1. »Чукоккала. Рукописный альманах Корнея Чуковского», М., 1979, с. 379[]

Цитировать

Тынянов, Ю. Тынянов-эпиграмматист (К 100-летию со дня рождения Ю. Н. Тынянова). Публикация Вл. Новикова / Ю. Тынянов, В.И. Новиков // Вопросы литературы. - 1994 - №3. - C. 358-361
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке