№2, 1962/Зарубежная литература и искусство

Центральная проблема

Я вьетнамский поэт, мои стихи начали печататься с 1935 года. На протяжении десяти лет до августовской революции 1945 года мои стихи главным образом рассказывали о горькой судьбе человека, жаждущего прекрасной жизни, справедливости, но страдающего в условиях заплесневелого, разлагающегося общества. Было здесь влияние литературы Китая (с детства я читал переводы с китайского) и вьетнамской литературы, которая тысячелетиями говорила о человеческих страданиях; самым «душераздирающим» стоном была поэма «Кьеу», замечательное произведение поэта Нгуен Зу.

В то время Вьетнам был полуфеодальным краем, превращенным в колонию Франции, и мои стихи были вдобавок окрашены «современной» грустью, воспоминаниями, страданиями личности, которые я увидел во французской литературе XIX и XX веков.

Многим читателям мои стихи нравились. У меня были некоторые новые образы, был какой-то новый стиль, были мечты, желания, и все это не было похоже на традиционную поэзию. Но стихи мои говорили об обществе, угнетающем человека. Старое так въелось в нас, что восемнадцатилетние юноши, каким и я тогда был, видели в Жизни только упадок и, не находя никаких перспектив, замыкались в себе.

Цветок расцветает, чтобы увянуть;

луна становится круглой для того, чтобы потом превратиться

в лунный серп;

заросли ряски становятся густыми и сплетенными,

чтобы потом разделиться на отдельные стебли.

Люди встречаются, чтобы разлучиться.

 

Когда мне было двадцать лет, я писал о своей растерянности, об обществе, которого не мог понять.

Я олень, который мечется во тьме.

Цитировать

Зьеу, С. Центральная проблема / С. Зьеу // Вопросы литературы. - 1962 - №2. - C. 153-154
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке