№5, 1981/Обзоры и рецензии

Труд закончен, опыт работает

«Очерк истории туркменской советской литературы». Ответственные редакторы З. Г. Османова и Г. А. Кулиева, «Наука», М. 1980, 413 стр.

«Очерк истории туркменской советской литературы» замыкает начатую еще в 50-х годах серию «историй» литератур народов нашей страны. В начале своем подобные издания были нередко первым опытом обобщения национального литературного процесса. У истоков этого начинания стояли такие литературоведы, как М. Ауэзов, И. Анисимов, Г. Ломидзе, М. Дадашзаде, И. Султанов… Сначала «очерки», а потом «истории» братских литератур создавались соединенными усилиями сотрудников институтов языка и литературы наших республик и сектора истории литератур народов СССР ИМЛИ.

Работа над созданием этих трудов явилась своего рода «школой производственного опыта» как для ученых с мест, так и для коллектива ИМЛИ. Учились друг у друга познанию новых явлений и фактов истории разнонациональных литератур, исследованию и обобщению национального своеобразия литературного процесса и его общесоциалистических закономерностей. И нередко выход такого «очерка» или «истории» сопровождался появлением новых кандидатов или докторов из среды рабочего коллектива.

От книги к книге крепли взаимосвязи этих коллективов, образовывались многонациональные их общности. Разрабатывались, постепенно проясняясь и утверждаясь в своих основах, тип и принципы создания такого общедоступного и вместе с тем строго научного труда, который призван был содействовать укреплению братства литератур, приобщению исследователей литературы, а также учащейся молодежи к познанию того поистине грандиозного обновления и роста национальных культур, которые принес Великий Октябрь.

«Очерк истории туркменской советской литературы» создавался в ту пору, когда структура подобного издания была уже основательно разработана и принципы периодизации литературного процесса, организации материала в каждом разделе подверглись в свое время проверке делом: ошибки были учтены, а все положительное, в меру возможностей каждого коллектива, воспринято как руководство к действию.

Мне кажется, структура туркменского «Очерка» оказалась наиболее полной и целесообразной.

Книга состоит из довольно обширного «Введения», посвященного художественному наследию туркменского народа.

Во «Введении» был учтен существенный недостаток некоторых предшествующих изданий, когда, по сути дела, они начинались с анализа первого послереволюционного периода или когда слишком общее введение не давало достаточных сведений о предшествующем художественном опыте народа, его своеобразии.

За «Введением» следуют шесть глав, раскрывающих поэтапно процесс становления и развития туркменской советской литературы (авторы: Г. Кулиева, К. Джумаев, Н. Атдаев, Б. Шамурадов, Н. Аширов, Е. Степанова, А. Керимов, Д. Нуралиев, А. Мурадов, М. Курбансахатов, А. Караев, М. Сейтакова).

Периодизация «Очерка» – это отнюдь не механическое деление на десятилетия. Периодизация дает возможность понять особенности каждого этапа развития литературы, отражающего внутреннюю сущность исторических событий, которая вызывает необходимость существенных сдвигов в литературном процессе: возникновение нового взгляда на действительность, новых аспектов, образов, новых художественных решений и средств. При этом оказывается, что иной четырехлетний всего период (Великой Отечественной войны, например) по силе воздействия на литературный процесс превосходит другой десяти-одиннадцатилетний. Это вызывается, видимо, углублением и упрочением межнациональных взаимосвязей народов нашей страны под общим знаменем защиты социалистического Отечества, с одной стороны, и с другой – мобилизацией на борьбу оружием слова традиционных средств национальной художественной культуры (в частности, образов героического эпоса), что стало мощным стимулом обогащения национальной литературы после того небрежения по отношению к фольклорному наследию, которое нередко проявлялось в предвоенные годы.

В седьмой главе широко раскрываются литературные взаимосвязи Туркменистана, и не только с русской, украинской и другими литературами, имеющими богатые письменные традиции. Даются любопытнейшие факты взаимосвязей с молодыми советскими литературами (как, например, публикация в Махачкале туркменских произведений на шести языках многоязычного Дагестана). Краткая, но плотно насыщенная фактами, эта глава рисует и взаимодействие туркменской литературы с литературами зарубежных (социалистических и развивающихся) стран: говорится о личных контактах художников и о взаимообогащении через художественный перевод.

Важно, что автор этой главы С. Алиев рассматривает здесь именно проблему взаимовлияний, подтверждая свои доводы свидетельствами русских писателей – Л. Леонова, Н, Тихонова, П. Скосырева и других, которые говорят о существенных приобретениях для развития своего творчества, полученных ими в процессе общения с туркменским народом и его культурой на туркменской земле.

За главой о взаимосвязях следуют тринадцать литературных портретов крупнейших писателей, представляющих классику туркменской советской литературы. Эти главы дают нам понять, что авторами книги учтены и такие, казалось бы, неизбежные издержки уже ставшей традиционной структуры подобного издания, как повторы одних и тех же фактов в обобщающих главах и портретных. Авторы «Очерка» вышли из этого положения посредством введения относительно скупой информации об отдельных писателях и произведениях в обобщающих главах, где прослеживается в основном литературный процесс (его жанровое обогащение, развитие метода социалистического реализма), в то время как в портретных главах большое внимание уделяется именно биографическим фактам и конкретным произведениям писателей, их творческой индивидуальности.

Исключение составляет глава шестая, посвященная туркменской литературе на современном этапе (1967 – 1977 годы). Здесь относительно подробно анализируются основные произведения талантливых писателей более молодого поколения, которым не посвящено отдельных портретных глав. И хотя в этой главе их творчеству и дана справедливая оценка, нам все же представляется, что такой, например, художник, как Тиркиш Джумагельдыев, автор произведений, получивших признание всесоюзного читателя, заслуживал бы монографической главы.

Книга завершается краткой, но вмещающей в себя важнейшие события развития туркменской литературы хроникой общественной и литературной жизни с 1918 по 1977 год (составители А. Мамедов, Р. Реджедов, М. Сейтакова, Л. Сидельникова) и указателем имен.

Отмечая принципиальные достижения книги, к числу которых относится интересно и ярко написанное «Введение», кратко и с точных марксистско-ленинских позиций освещающее проблемы культурного наследия Туркмении в контексте с общетюркским и мировым процессом (автор Х. Короглы), а также живые портреты Ата Салиха и Берды Кербабаева (автор Х. Тангрыбердыев), Беки Сейтакова (автор А. Мамедов), Хидыра Дерьяева (автор Дж. Азимова), следует сказать и о тех недостатках издания, учесть которые необходимо в будущих книгах подобного типа. Ведь работа над «очерками» и «историями» советских литератур продолжается. Их создают ученые и автономных наших республик, и союзных (последние в качестве двух-и трехтомников, публикующихся на русском языке).

Недостатки эти порождены тем же обстоятельством, что и достоинства «Очерка истории туркменской советской литературы», а именно многолетней разработанностью, «обкатанностью», какую на протяжении доброй четверти века прошел тип подобного труда.

Конечно, процесс зарождения и формирования литератур народов СССР проходил на основе общих закономерностей. И хотя была в нем и специфика, обусловленная национально-историческими условиями, характером культурного наследия, временем возникновения своей письменности, но и в этих последних случаях главные закономерности были и оставались едиными или схожими.

И вот это-то обстоятельство породило единообразную идейно-временную схему развития литературного процесса: не только его периодизацию, но и последовательность роста вглубь и вширь и типов формирования реалистического метода, жанрового развития, взаимосвязей и взаимообогащения литератур, а главное, – и самое досадное, – некую инерцию языка и стиля: мол, об аналогичных явлениях в литературах и писать надо неким «всеобщим» (кажущимся уже обязательным), казенным языком. Вот и появляются одинаковые во всех «очерках» такие общеобязательные зачины: «Годы предвоенных пятилеток были для Туркмении периодом невиданного расцвета политической, экономической и культурной жизни. Успешно претворяя в жизнь решения XVI съезда Коммунистической партии, состоявшегося летом 1930 года и вошедшего в историю как съезд развернутого наступления социализма по всему фронту, туркменский народ включился в движение за коллективизацию сельского хозяйства… В годы довоенных пятилеток бурно росло промышленное производство… Больших успехов в 30-е годы добилсятуркменский народ в области культуры и просвещения…» (стр. 58; подчеркнуто мной. – З. К.).

Верно все это по существу? Верно, все так и было. Но ведь авторы пишут о художественной литературе, пишут ее живую историю, а не передовую для районной газеты. К сожалению, такие выражения, как «претворять в жизнь», «включаться в…», «добиваться невиданных успехов», «широко развертывать» (социалистическое соревнование или поэзию – одинаково, в одних и тех же выражениях), будут встречаться неоднократно. Если добавить к этому длинные, иной раз по полстраницы и более, «обоймы» писательских имен и произведений (обоймы, создающиеся на основе «высшей справедливости» – как бы кого не обидеть неупоминанием!), то порой возникает такая монотонность научного повествования, которую читателю, даже интересующемуся предметом исследования, преодолеть нелегко. И это очень обидно. Ведь по содержанию своему актуальная, правильно рисующая литературный процесс, эта книга нужна всем, кто по роду занятий или личным пристрастиям интересуется художественной литературой. При этом она содержит в себе и прекрасный пропагандистский материал, наглядное свидетельство животворной силы социалистического строя, и форма подачи материала должна быть в ней не только общедоступной (этого достоинства у «Очерка» не отнимешь), но и увлекательной, живой, яркой, заставляющей читателя внимательно следить за развертыванием научного сюжета.

Мне кажется, попытку создать именно такое издание предприняли авторы вышедшей в 1980-м году в издательстве «Наука»»Истории калмыцкой советской литературы», принадлежащей к, так сказать, «малой серии»»истории» литератур автономных советских республик нашей страны.

Цитировать

Кедрина, З. Труд закончен, опыт работает / З. Кедрина // Вопросы литературы. - 1981 - №5. - C. 246-250
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке