№9, 1982/Хроника

Традиции и новаторство (Конгресс МАЛК в Берлине)

Какова роль критики применительно к литературным традициям, в сохранении важнейших художественных ценностей прошлого и превращении их в ориентиры сегодняшней творческой практики?

Этим вопросам был посвящен VIII конгресс Международной ассоциации литературных критиков, созванный в Берлине 18 – 19 мая. В нем приняли участие критики из 17 стран, представляющие различные социальные системы, континенты и культуры.

Повестка дня берлинского конгресса – «Традиции и новаторство в современной литературе», актуальная для каждой национальной литературы, позволила критикам продемонстрировать различные подходы к этой проблеме, зависящие от исторического опыта своей страны, но вместе с тем и попытаться найти общие для всех решения.

Что такое литературная традиция, которую критика призвана защищать, интерпретировать, а иногда и отрицать? «Традиция – это то, что остается в памяти народа», – сказал президент ассоциации Р. Андре (Франция), открывая конгресс.

Традиция является частью духовного склада народа, предпосылкой его творческого мышления, первоэлементом его Духовного климата. И социальная, политическая, духовная ситуация народа обусловливает прежде всего, какие традиции выходят на первый план как уроки для настоящего, а какие отмирают. Литературные традиции живут не в кабинете критика, а в динамике реальных человеческих отношений, где все видоизменяется по законам сложной диалектики.

«Традиция и наследие отнюдь не являются лишь опорными точками; это и обуза, которую надо сбросить, чтобы обрести новый взгляд на действительность и литературу», – сказал К. Ярматц (ГДР). В социалистических странах вопрос традиций вместе с тем является и вопросом культурной политики. «Мы смотрим в прошлое, что в нем можно поддержать, а что надо отринуть», – поддержал его Х. Кайш (ГДР). После разгрома фашизма немецкая литература категорически отказалась от традиций, прославлявших агрессивную силу и расовую чистоту, главными маяками стали для нее человеческие ценности. Сначала социалистическая немецкая литература продолжала довоенные традиции Б. Брехта, А. Зегерс, И. Бехера. Однако новая историческая ситуация, такие вопросы, как останется ли наша планета жить, есть ли у человечества перспектива, обратили литературу к традициям: заново были открыты художественные возможности мифологии, сказки, фантазии, изменилось отношение к романтике, поэты вновь ощутили силу экспрессионистического образа. Литературный процесс нельзя втиснуть в рамки традиций (это ведет к эпигонству), но он не может опираться и исключительно на новаторство, отрицающее культурное наследие. Традиции и новаторство, по словам К. Ярматца, функционируют в литературном процессе как нерасторжимое единство противоположностей.

«Писатель не является пленником прошлых традиций, не должен он быть и пленником новаций», – заявил индийский поэт и романист Н. Сингх. «Нам надо преодолеть кастовость и статику нашей жизни (60 – 70 процентов индийцев живут так, как жили 2000 лет назад). Хорош тот писатель, который хочет добиться изменений. Мы меняем свой образ жизни и свои традиции. Однако Западная Европа по-прежнему ищет в индийской литературе древнюю экзотику. В основу традиции необходимо положить современное мироощущение. Индийская литература не является ни традиционной, ни модернистской. Она стремится осмыслять мир как единое целое и анализировать вопросы человеческих ценностей. Она утверждает, что ни один человек не имеет преимуществ перед другим, ни одна нация – перед другой».

«Традиции нашей литературы восходят к временам Гомера, – сказал Э. Леониду (Кипр). – Но когда мы по традиции чрезмерно украшаем свои слова, то правда исчезает. В каких бы формах ни создавалась современная литература, она должна быть оружием в руках народа, определяющего свою судьбу. Разделение Кипра на греческую и турецкую зоны коснулось и литературы: создаваемая на разных языках, она должна объединять раздробленную страну, говорить языком любви с людьми, разделенными заминированными пограничными полосами».

В современной литературе традиции прошлого живут как бы самостоятельной жизнью – их пробудила историческая ситуация, их питает народная память. Это не освобождает критика от забот за их судьбу, от попыток программировать их продолжение или отмирание. Особенно серьезная ответственность ложится на критиков малых народов, где литературное наследие и ценности культуры осмысляются как проявление национальной самобытности, а порой и как главная форма национального самосознания и самого существования нации. Как сохранить своеобразие национальной литературы, ее неповторимый духовно-психологический склад, характерную гамму красок и интонаций, когда столь быстрыми темпами идет культурная интеграция? Критик выступает в защиту того, что было создано на коротком отрезке культурной истории народа, и бдительно следит, чтобы ничего не было забыто из уже существующих ценностей. Но когда критик понимает национальную специфику лишь как свод застывших отличительных черт, он тем самым неизбежно обрекает свою литературу на провинциальную замкнутость и консерватизм.

«Для финнов «Калевала» – это больше, чем литература, – сказал А. Макконен (Финляндия). – Это национальное самосознание, и герои эпоса всегда с нами.

Цитировать

Кубилюс, В. Традиции и новаторство (Конгресс МАЛК в Берлине) / В. Кубилюс // Вопросы литературы. - 1982 - №9. - C. 271-274
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке