№6, 1987/Обзоры и рецензии

Судьбы английского короткого рассказа (Критический обзор источников)

Пожалуй, ни один жанр в английской литературе не вызывает столько споров, как короткий рассказ (short story). Споры эти начались на рубеже XIX – XX веков и сегодня уже превратились в самостоятельную проблему.

В современном англо-американском литературоведении изучение малых эпических жанров носит еще экстенсивный характер. Совместными усилиями исследователей нескольких поколений и разных школ создан фактографический фундамент англоязычного короткого рассказа, но его теория разработана все еще очень слабо.

Сами английские критики достаточно скептически оценивают уровень теоретического осмысления жанра короткого рассказа. В одной из работ, которая начинается с весьма показательного раздела – «Critical neglect», прямо говорится о «незрелости»1 его теории.

Нет и сколько-нибудь стабильного и общепринятого определения этого жанра. Современные исследователи ограничиваются индуктивным описанием короткого рассказа и констатацией краткости как его основного жанрового признака. А.. Скотт, автор популярного литературоведческого справочника, считает, что рассказ – это «краткое повествование в прозе»2. При этом остается неясным, к какой стороне литературного произведения относится критерий краткости – к содержанию

или форме. В результате не учитывается то обстоятельство, что в малом жанре «количество, размер выступает… как наиболее очевидное выражение качественных особенностей»3.

Некоторые литературоведы, говоря о краткости рассказа, ограничивают его размеры определенным количеством слов. Например, Р. Кэссил полагает, что «любое произведение художественной прозы размером от одной до пятнадцати тысяч слов»4 может быть отнесено к жанру рассказа. Таким же количественным показателем руководствуется Г. Шоу, определяя рассказ как «относительно краткое повествование (до десяти тысяч слов), которое должно вызвать одно определенное впечатление»5. Но внешний объем текста произведения не может служить определяющим признаком жанра хотя бы потому, что история литературы знает немало примеров, когда рассказы превосходили по количеству слов повести, а те в свою очередь не уступали по размеру романам.

На первый взгляд этого недостатка лишены те определения жанра, в которых за основу принят не сам по себе объем произведения, а объем его сюжета. Английский литературовед Э. Беннет на материале изучения немецкой новеллы приходит к выводу, что «рассказ – это прозаическое произведение, по размеру короче романа, воспроизводящее одну исключительную ситуацию, одно событие или одну черту характера»6. А. Лазарус и Х. Смит, характеризуя рассказ как «сравнительно небольшое художественное произведение в прозе», указывают на «небольшое по продолжительности действие» и «небольшое количество действующих лиц»7. Однако и эта точка зрения имеет определенный изъян. Ведь существуют романы типа «Улисса», повествующие об одном дне человеческой жизни, и, напротив, рассказы вроде «Лиспет» Киплинга или «Лагуны» Конрада, в которых на крайне ограниченной площадке малого жанра укладывается фактически вся жизнь героя.

Существующие определения короткого рассказа не удовлетворяют и еще по двум причинам. Во-первых, в работах западных литературоведов речь идет главным образом о статических, замкнуто-изолированных контурах и компонентах жанра, а не о short story как подвижной историко-функциональной системе. Анализируя материал конца XIX – начала XX века или даже современную литературу, исследователи исходят во многом из теоретических положений, сформулированных еще в прошлом веке По и Мэтьюсом.

Во-вторых, при изучении рассказа, как, впрочем, и других жанровых форм, необходимо иметь в виду, что «развитие жанров… шло ко все большему многообразию, ко все большей индивидуализации»8 и что теоретическое понятие жанра, в данном случае рассказа, еще не определяет особенностей тех индивидуальных форм, которые этот жанр принимает в творчестве больших писателей. То есть необходимо исходить из сложной диалектической связи общих особенностей жанра и индивидуальных жанровых форм в живой практике художественного творчества.

Повышенный интерес исследователей вызывает вопрос о происхождений короткого рассказа. Ведь именно в историческом генезисе выявляются сущностные, доминантные черты жанра.

Но и в этом вопросе нет единодушия. Английские и американские литературоведы не могут окончательно договориться ни о времени возникновения, ни о родословной короткого рассказа. Некоторые историки литературы, исходя из мысли о длительной и непрерывной традиции жанра, причисляют к нему «Кентерберийские рассказы» Чосера и нравоучительные истории из «Римских деяний», эссеистику начала XVIII века и диккенсовские «Очерки Боза»9. Кое-кто из критиков вообще отказывается видеть в коротком рассказе историческое явление, возводя его генезис к библейским притчам и легендам10.

Другая группа исследователей склонна рассматривать короткий рассказ как относительно позднее явление. У. Аллеи, автор капитальной работы об англоязычном рассказе, начинает историю отечественной новеллы с В. Скотта11. А. Коллинз настаивает на том, что короткий рассказ как особый жанр возник в английской литературе только в конце XIX века12. Э. Боуэн утверждает, что это «молодое искусство», «дитя нашего века»13.

В советском литературоведении вопрос о генезисе малых эпических жанров в английской литературе специально не обсуждался, но тем не менее установилась точка зрения на короткий рассказ как на историческую категорию. Ю. Ковалев считает, что новелла в английской литературе сравнительно молодой жанр и говорить о ней всерьез можно только в связи с литературой новейшего времени14. С Ю. Ковалевым солидарен Д. Урнов, по мнению которого английская литература не располагала богатейшей новеллистической основой15.

Вопрос о времени возникновения короткого рассказа во многом прояснится, если мы уточним, чтб имеется в виду под этим термином. Само понятие «short story» как обозначение литературного жанра утвердилось лишь в 80-е годы XIX века в связи с расцветом новеллистики в американской литературе. До этого не было общепринятого англоязычного термина для определения малого жанра. Ирвинг называл свои произведения «sketches» и «tales». По и Готорн тоже писали «tales», и когда По в известной статье о рассказа Готорна произносил похвальное слово новелле, он имел в виду именно «tale».

Уже критики начала XX века обратили внимание на неясность и двусмысленность термина «short story». О его «неопределенности» писал в 1909 году Х. Кэнби. По его мнению, жанр, соответствующий короткому рассказу, «без труда можно было отыскать в литературе Древней Греции, буддийской Индии, средневековой Франции и Аравии»16. Эту же мысль повторил позднее М. Верли: «…В терминологии возникает все больше трудностей (рассказ, новелла, короткий рассказ и т. д.). Господствующим явлением, прежде всего в новейшей англосаксонской литературе, является короткий рассказ…»17

В настоящее время в критическом обиходе английских литературоведов, имеющих дело с малым жанром, продолжает находиться целый ряд понятий и терминологических обозначений – story, short story, long short story, novella, tale, – между которыми подчас трудно провести четкую грань.

Подобных терминологических издержек можно отчасти избежать, если попытаться выделить в самом понятии «short story» по крайней мере два значения: с одной стороны, малый эпический жанр в целом, а с другой – типологическая разновидность этой жанровой формы, соответствующая термину «рассказ»18. В этом случае мы имеем право с полной определенностью утверждать, что short story в значении «малый жанр вообще» действительно является древней формой и его история с трудом поддается обозрению, а в значении «рассказ» получает относительно позднее развитие в английской литературе19.

Источником, сыгравшим определяющую роль в формировании современного английского рассказа, явилась tale, короткая жанровая форма, тяготеющая к свободному построению сюжета и сказовой манере повествования. Само по себе понятие «tale» имеет достаточно длительную историю. По крайней мере оно встречается еще у Чосера. В XIX веке этим жанровым обозначением пользовались Диккенс, Киплинг, Конрад.

Другим своеобразным предшественником рассказа явился essay, традиция которого в английской литературе идет от эссеистики Аддисона и Стиля через прозу «лондонских» романтиков к «Очеркам Боза» и «Книге снобов». Советские литературоведы справедливо писали о необычайной жанровой синкретичности английского нравоописательного очерка, имевшего неоценимое значение не только для развития романа, но и для становления жанра рассказа.

Дискуссионной является и внутрижанровая классификация короткого рассказа, или «типология второго уровня», если под «типологией первого уровня»20 понимать жанрово-родовую классификацию.

Существующие в англо-американском литературоведении принципы типологизации малых эпических жанров обнаруживают две крайности. В одном случае систематизация рассказа проводится в границах некой аморфной жанровой формы вне учета не только реального многообразия внутрижанровых разновидностей, но даже признаков литературного рода. Так, Г. Бейтс выделяет в истории короткого рассказа фазы мифа и легенды, басни и притчи, анекдота и эссе, объединив под эгидой одного жанра фольклорные и литературные, прозаические и стихотворные, сюжетные и описательные формы21. Л. Стивенсон без всяких оговорок относит к жанру короткого рассказа волшебные сказки и народные баллады22. Д. Гарднер и Л. Данлоп тоже допускают возможность сосуществования в пределах жанра собственно рассказа со скетчем, басней, анекдотом23.

Другим распространенным способом систематизации малых жанров в западном литературоведении является классификация на основе смешения нескольких неоднородных признаков. Например, У, Пилен выделяет в современной американской литературе два основных типа малого жанра – новеллу нравов и новеллу гротеска24. В первом случае имеется в виду определенное жанровое содержание, во втором случае – художественный принцип воплощения образа, уклада или явления действительности.

Казалось бы, что более объективную классификацию предложил другой американский литературовед К. Любберс, по мнению которого англоязычный короткий рассказ включает в себя две внутрижанровые разновидности – рассказ об инициации и рассказ с эпифанией, который стал доминирующим типом малой прозы в XX веке25.

Продемонстрированный впервые Джойсом в «Дублинцах», рассказ с эпифанией произвел, по словам Любберса, настоящий переворот в области короткой прозаической формы. Малый жанр освободился от механической скованности сюжета, неожиданный новеллистический финал перестал быть решающим структурным компонентом. Каждый элемент рассказа приобрел полновесность и значимость.

Рассказ с эпифанией подразделяется Любберсом – на основе так называемого «иерархического принципа доминанты»26 – на несколько видов. Первый из них, носящий название «фабулы об одном», повествует об единственной, изъятой из цепи событий, исключительной ситуации. Второй вид – «фабула о нескольких» – предлагает описание уже устоявшихся характеров или состояний, Наконец, третий вид – «фабула о многих» – охватывает максимально широкое жизненное и характерологическое содержание.

В качестве определяющего жанрового признака рассказа Любберс имеет в виду состояние человека: понятие инициации подразумевает процесс осознания героем своего перехода от незнания к знанию, от невинности к опыту; эпифания же определяется вслед за Джойсом как «внезапное обнаружение героем или читателем скрытой сущности вещей»27. Но все дело в том, что у Любберса фигурирует абстрактный человек вообще, оторванный от социальных связей и общественных функций, а мир воспринимается как производное от человеческой сущности. Таким образом, абстрактно-идеалистическая основа мировоззрения критика не позволяет признать научной его типологию малого жанра, хотя ряд частных суждений о рассказе с эпифанией сам по себе представляет определенный интерес.

Наконец, разногласия среди исследователей возникают в связи с особенностями художественной структуры и стиля короткого рассказа. При этом нередко разрывают форму и содержание, не учитывают целостность художественного феномена, абсолютизируя отдельные признаки и компоненты рассказа. Ш. О’Фаолайн считает отличительными особенностями поэтики короткого рассказа уплотненность и суггестивность стиля, а также подтекст28. Ф. О’Коннор, усматривая специфику малого жанра в характере воплощения времени, пытается распространить на короткий рассказ лессинговское понятие «плодотворного момента»29. Я. Райт называет в числе существенных черт рассказа единство впечатления, момент перелома и соразмерность конструкции30.

Более пространное описание техники рассказа на материале английской, американской и канадской литератур XIX – XX веков предложил Г. Бонхайм31, широко использовавший принципы квантитативного анализа. Но не многочисленные статистические данные и количественные показатели сами по себе, а недооценка содержательного уровня и смысловой обусловленности каждого жанрообразующего элемента произведения свидетельствуют о формально-структурном подходе исследователя к художественной литературе.

А У. Аллен в соответствии с его социологической методологией ограничивается лишь самыми общими суждениями относительно специфики индивидуальной манеры ведущих мастеров короткого рассказа. Так, он упоминает о динамичной сюжетике рассказов Киплинга, эпифаниях Джойса, лиричности стиля Мэнсфилд.

Что касается советского литературоведения, то оно располагает незначительным критическим материалом об английской малой прозе, сосредоточенным в отдельных статьях, предисловиях, и диссертациях. До сих пор английский рассказ рассматривался у нас преимущественно с точки зрения индивидуальных идейно-художественных исканий писателей. Еще не определена роль короткого рассказа ни в общем историко-литературном процессе, ни в творческой эволюции крупных писательских индивидуальностей.

Таким образом, логика дальнейшего изучения английского короткого рассказа должна вести от разрешения частных задач к постановке более комплексных и широких проблем.

г. Якутск

  1. L. Reid, The Short Story. – » The Critical Idiom «, N 37, London. 1977, p. 5.[]
  2. A. Scott, Current Literary Terms, London, 1965, p. 267.[]
  3. И. А. Виноградов, О теории новеллы. – В кн.: И. А. Виноградов, Вопросы марксистской поэтики, М.. 1972, с. 248.[]
  4. R. Cassill, Writing Fiction, New York, 1963, p. 271.[]
  5. H. Shaw, Dictionary of Literary Terms, New York, 1972, p. 343.[]
  6. E. Bennett, A History of German Novelle, Cambridge, 1961, p. 1.[]
  7. A. Lazarus and H. Smith, Glossary of Literature and Composition, New York, 1973, p. 274 – 275.[]
  8. »Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Роды и жанры литературы», кн. 2, М» 1964, с. 6.[]
  9. См.: T. Beachcroft, The Modest Art. A Survey of the Short Story in English, London, 1968.[]
  10. См.: H. Bates, The Modern Short Story, London, 1942, p. 13.[]
  11. См.: W. Allen, The Short Story in English, Oxford. 1981, p. 9.[]
  12. См.: A. Collins, English Literature of the Twentieth Century, London, 1965, p. 262.[]
  13. »Short Story Theories». Ed. by С May, Ohio University Press, 1976, p. 152.[]
  14. См.: Ю. Ковалев, Заметки об английской новелле. – В кн.: «Английская новелла», Л., 1961, с. 498[]
  15. См.: Д. М. Урнов, Формирование английского романа эпохи Возрождения – В кн.: «Литература эпохи Возрождения и проблемы всемирной литературы». М., 1967. с 437.[]
  16. Н. Сanby, The Short Story in English, New York, 1909, p. 11.[]
  17. М. Верли, Общее литературоведение. М., 1957, с. 116.[]
  18. Заметим, что понятие «рассказ» тоже употребляется в двух значениях: как вообще малая эпическая форма и как ее особая разновидность (рассказ – новелла – очерк). В данном случае имеется в виду второе значение термина «рассказ».[]
  19. Некоторые литературоведы используют понятие «new short story» для обозначения собственно рассказа, но это вносит лишь дополнительную путаницу.[]
  20. А. Я. Эсалнек, Внутрижанровая типология и пути ее изучения, М., 1985, с. 3.[]
  21. См.; H. Bates, The Modern Short Story, p. 13.[]
  22. См.: L. Stevenson, The English Novel. A Panorama, Boston, 1960, p. 3.[]
  23. См.: J. Gardner and L. Dunlop, The Forms of Fiction, New York, 1962, p. 5.[]
  24. См.: W. Peden, The American Short Story. Continuity and Change, Boston, 1975, p. 37, 70.[]
  25. См.: К. Lьbbers, Typologie der Short Story, Darnstadt, 1977, S. 27.[]
  26. В свою очередь доминантой рассказа как жанра признается его малая форма. При этом краткость рассматривается не только как количественный, но и как качественный показатель. С принципом краткости связано то, что По называл «суггестивностью», а Хемингуэй – «айсбергом».[]
  27. K. Lubbers, Typologie der Short Story, S. 27.[]
  28. См.: S. O’Faolain, The Short Story, London, 1948.[]
  29. См.: F. O’Connor, The Lonely Voice, New York, 1963.[]
  30. См.: I. Reid, The Short Story.[]
  31. См.: Н. Bonheim, The Narrative Models. Techniques of the Short Story, Cambridge, 1982.[]

Цитировать

Бурцев, А. Судьбы английского короткого рассказа (Критический обзор источников) / А. Бурцев // Вопросы литературы. - 1987 - №6. - C. 257-264
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке