№4, 2012/Книжный разворот

Стив Левин. С еврейской точки зрения… Избранные статьи и очерки

Стив Левин. С еврейской точки зрения… Избранные статьи и очерки. Иерусалим: Филобиблон, 2010. 484 с.

В первый раздел книги — «В мире Бабеля» — вошли разные по объему и характеру статьи. Вслед за Маяковским и, вероятно, с большим основанием Бабель мог бы сказать о себе: «Три разных истока во мне речевых…» Но в устах Бабеля подобные слова имели бы иной смысл. Если говорить обобщенно, он наследник трех литературных (шире — культурных) традиций: русской, еврейской и французской. Речь идет не только о происхождении, образовании и воспитании, но о влиянии на Бабеля писателей прошлого и о воплощении им этих традиций в своих произведениях. И если мы хотим получить объемный, стереоскопический, а главное, объективный взгляд на творческую биографию писателя, мы должны учитывать и внимательно изучать все эти аспекты.

О еврейском контексте у Бабеля писали Р. Альтер, Х. Бар-Йозеф, Э. Зихер, А. Жолковский, П. Карден, Л. Кацис, Ш. Маркиш, М. Одесский, Й. Петровский-Штерн, Ю. Стора-Сандор, Д. Фельдман, Ж. Хетени, К. Эвинс и др.

С. Левин предлагает свой ракурс в освещении данной темы. Особенно показательна в этом смысле статья «»Чужой среди своих»: к проблеме самоидентификации Лютова» — о «Конармии» и конармейском дневнике. В литературе о «Конармии» много внимания уделялось взаимоотношениям Лютова и конармейской массы, но из-за опосредованности в произведении еврейской темы на периферии оказывались его взаимоотношения с еврейской местечковой средой. Работа Левина этот пробел восполняет. Остановлюсь на основных положениях данной статьи.

Исследуя литературную генеалогию Кирилла Лютова, автор приходит к выводу, что «негероический герой» конармейского цикла ведет свое происхождение не только от образа Дмитрия Оленина из «Казаков» Л. Толстого, но и от более близкого по времени предшественника — еврейского солдата-интеллигента из очерка С. Дубнова «История еврейского солдата. Исповедь одного из многих». Между последним произведением и «Конармией» существует рожденное переломным временем «типологическое сходство», проявившееся в следовании еврейской традиции в изображении героического, действенного начала, когда на первый план выдвигается не физическая, «богатырская», сила, но сила духовная (с. 12). В статье дается сопоставление Лютова — героя-повествователя конармейских рассказов и Лютова-Бабеля — автора конармейского дневника. «Самоидентификация Лютова происходит в книге по отношению к двум равновеликим в его глазах величинам — «нашей Конармии» и еврейству, частью которого он постоянно себя сознает» (с. 17). Лютов из «Конармии» оказывается «чужим» не только для красноармейцев, но и для «своих» — евреев, с которыми его связывает общность судьбы и духовной жизни. «Но избыть своей еврейской сущности Лютов не может. Он постоянно выдает себя неприятием кровавого насилия <…> и арифметики убийства» (с.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2012

Цитировать

Погорельская, Е.И. Стив Левин. С еврейской точки зрения… Избранные статьи и очерки / Е.И. Погорельская // Вопросы литературы. - 2012 - №4. - C. 494-497
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке