№4, 2012/Книжный разворот

Современная литература: Поэтика и нравственная философия; Современный роман: русский и зарубежный

Современная литература: Поэтика и нравственная философия / Под ред. А. В. Татаринова. Краснодар: ZARLIT, 2010. 255 c.; Современный роман: русский и зарубежный / Под ред. А. В. Татаринова. Краснодар: ZARLIT, 2010. 225 c.

Знакомство с двухтомником, изданным в КубГУ, вызвало в памяти известную новеллу Борхеса «Книга песка», в которой знаки на полях таинственной книги повторялись, но упорно сопротивлялись любой попытке их упорядочить. В данном случае дело не в панорамном обзоре современного русского и зарубежного романа. Дело в идеологии проекта.

Перед нами апология современной словесности КубГУ, единства внутри филологической «гильдии» мастеров и учеников. Поддержим призыв коллег, отбросив академический снобизм, изучать современную словесность как феномен культуры. Не станем спорить с тем, что нравственная философия современности должна быть в фокусе и читателя, и профессионального интерпретатора. Отрадно, что нынешнее обесценивание социальной и культурной роли критика с избытком восполняется суждениями страстных, иногда предвзятых, но, несомненно, любящих чтение и воспринимающих новую литературу как событие краснодарских филологов. Трогает единство профессоров и студентов факультета в «понимании того, чего же сейчас желает родная для всех нас литература» (1, с. 3), в усилии «смелее и настойчивее <…> мыслить и писать» (1, с. 5).

Вместе с тем роль культуртрегеров исполняется ими с досадной торопливостью. Подчеркнем, что целью проекта стала идея «собраться вместе» (1, с. 3) и создать «единый текст» (1, с. 4) о современной литературе. Поэтому мы принуждаем себя к вынесению оценок не в отношении отдельных статей, а коллективного проекта в целом.

Попробуем разобраться: почему посыл добросовестной критики — выявление общих тенденций литературного процесса, разметка культурного поля не только вокруг отдельного автора, но и по отношению к теории и истории литературы, понятность, ясность, аргументированность позиции в интерпретации отдельного текста — здесь работает лишь избирательно?

Во-первых, под критикой редактором сборника мыслится все же нечто другое. О современных формах литературной критики в последние годы много и серьезно говорят и пишут — достаточно вспомнить статьи и книги Н. Ивановой, А. Латыниной, И. Роднянской, С. Чупринина. О накале полемики по этому поводу свидетельствуют и недавние подборки материалов в журнале «Октябрь», и ряд Интернет-дискуссий. В этом отношении значим резюмирующий фрагмент введения к сборнику как артикулируемая позиция: «Не везде есть научное совершенство, но иногда можно обойтись и без него. Есть погружение в поэтику — в целостность внутренних законов современных художественных миров, присутствует и нравственная философия — рассмотрение стратегий обращения произведения к внутреннему миру читателя, способного воспринять литературный текст как сложный урок, не сводимый к простым указаниям правильных путей. Статьи и эссе, рецензии и выступления, сформировавшие сборник, скучными назвать нельзя» (1, с. 5). Логика «можно» и «нельзя» здесь демонстрирует необходимость охранять и литературный процесс, и просвещение, и дееспособность критики от скуки любого рода, в том числе скуки научной. Иначе не вернуть ленивого читателя. Это задача номер один авторов сборника.

Так, субъективный критерий потенциально нескучного вырастает в ряд больших и малых решений при формировании сборников. Качественная академическая критика легко соседствует с пересказами и эссе-инсайтами о том, как «сознание и ум читателя претерпевают <…> захватывающий метемпсихоз» (1, с. 56). Пятистраничный экскурс А.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2012

Цитировать

Джумайло, О.А. Современная литература: Поэтика и нравственная философия; Современный роман: русский и зарубежный / О.А. Джумайло // Вопросы литературы. - 2012 - №4. - C. 502-505
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке