Не пропустите новый номер Подписаться
№9, 1988/Хроники

Среди журналов и газет

«ВСЕ ЖИВЫЕ ИСТОЧНИКИ ЖИЗНИ…» (Воспоминания В. Д. Бонч-Бруевича об А. Н. Толстом) – так названа публикация Е. Литвин, помещенная на страницах журнала «Волга» (1988, N 4). Автор предлагает вниманию читателей отрывок из «Тыловых записок» В. Д. Бонч-Бруевича, в котором рассказывается о его встрече и беседе с Алексеем Николаевичем Толстым в августе 1942 года.

Еще в 1942 году А. Н. Толстой говорил В. Д. Бонч-Бруевичу о гласности, «гласности в наших советских пределах… так, как этого требует дело».

«Тыловые записки» были написаны в 1944 году. Приводимый отрывок дает пищу для серьезных размышлений о сущности взаимоотношений художника со временем. А. Н. Толстой предстает перед читателями с неожиданной стороны.

«В самом деле, – сказал Алексей Николаевич, – когда вглядишься во все, что у нас делается в настоящее время, когда война все перевернула, все приоткрыла и показала нам всю нашу жизнь в истинном ее свете, – разве будет не верно, если скажешь, что в нашей общественной жизни многое построено неправильно, многое идет через пень-колоду, а в паршивом бюрократизме мы так погрязли и потонули, что выбраться из этого болота не можем. Везде и всюду такие задержки, такая канцелярщина, такое бумажное царство, что просто некуда деваться…

И так везде и во всем. Не говорит ли Вам это про то, что наша система управления не выдержала экзамен? Должны быть влиты какие-то новые живые силы, должны быть введены громадные коррективы, чтобы в нашей советской системе управления, которая, конечно, должна остаться незыблемой, многое изменилось. Посмотрите на нашу культуру: все было крайне поверхностно; в народные недра она не дошла. Что делал в это время Наркомпрос, это никому, даже ему самому, не известно. И так везде и всюду. Часто просто грусть охватывает, когда знаешь, какие колоссальные возможности таит в себе наша страна, наш удивительный народ… Должно прекратиться раз и навсегда, что к управлению подпускают только тех, кто имеет партбилет, несмотря на их отрицательные качества, а надо развернуть действительно широкое демократическое начало и привлечь новые народные силы, чтобы эти новые силы, образованные, культурные, стали бы действительно творить нашу жизнь».

В беседе затрагивались разные области нашей сложной общественной жизни.

«А вот от этой проказы, от этих главлитов и всяких цензур, мы должны избавиться после войны во что бы то ни стало, раз и навсегда, – говорил А. Н. Толстой. – Как не понимают того, что гласность в наших советских пределах есть самое важное. Это именно то, что заставит людей жить и работать по-другому; это именно то, что заставит работать во всех учреждениях наших так, как этого требует дело, а не рывками, не от случая к случаю, не кампаниями, как это у нас делается всегда. Ведь если бы по-настоящему у нас поставлены были газеты, которые в три кнута хлестали бы нашу администрацию, и наших управителей, и наших директоров, то, уверяю Вас, по-другому шла бы работа, и все бы устроилось к лучшему. Вот это была бы настоящая критика и самокритика. Ничего так не боятся все эти люди и людишки, как гласности, как бича печати, бича сатиры.

Цитировать

От редакции Среди журналов и газет / От редакции // Вопросы литературы. - 1988 - №9.
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке