№10, 1978/Хроника

Среди журналов и газет

РАССКАЗ СОВРЕМЕННИКА А. С. ГРИБОЕДОВА. «Вечерний Тбилиси» (10 июня 1978 года) публикует сообщение И. Ениколопова «Утерянный список «Горя от ума». Как пишет автор публикации, в Ш79 году видный драматург и общественный деятель Грузии Д. Эрнстов (Эристави) выпустил в Тифлисе под своей редакцией и с предисловием «Горе от ума». Он обратился к А. П. Опочинину, женатому на дочери князя Орбелиани – родственника Нины Чавчавадзе, с просьбой подробно изложить историю имевшегося у того списка комедии.

Ответное письмо Опочинина, всю жизнь прослужившего на Кавказе и дослужившегося до генерала, хранится в Институте рукописей АН ГрузССР.

Вот что сообщает в своем письме А. Опочинин:

«Осенью 1826 года я приехал на службу в Грузию прямо из кадетского корпуса. А. С.. Грибоедов был тогда в Тифлисе. Молва о «Горе от ума» и о том, что эта комедия автором окончена, превратилась уже в это время в несомненную известность. Вскоре стали появляться в обществе у знакомых с автором лиц списки всей комедии. В батарее, куда я поступил, служил тогда штабс-капитан Рюмин, приятельски знакомый с Грибоедовым. В одно из моих посещений Рюмина я увидел на столе у него тетрадку из грубой синей бумаги с заголовком на оберточном листе: «Горе от ума», комедия А. С. Грибоедова. Я попросил позволения взять тетрадку к себе для прочтения. Трудно описать чувство напряженного и все усиливающегося внимания, возбужденного во мне чтением комедии. Меня бесила неразборчивость почерка, испещренного поправками. Я прочитал всю тетрадку два раза сряду и уже многое знал наизусть благодаря необыкновенно хорошей памяти, какая была у меня в юности, да и после еще долго.

Отдавши тетрадку Рюмину, я беспрестанно опять брал ее у него, читал да читал, и не надоела мне. Везде, где было можно, я декламировал монологи из «Горя от ума», восторгаясь ими.

Рюмин, коротко познакомившийся уже со мною, как с близким сослуживцем, и видя во мне такого ярого почитателя этой комедии, подарил мне во время походов наших по Персии тетрадку, объяснив, что списывал ее он сам, а поправки сделаны рукою Грибоедова».

В конце 1840 года Опочинин вынужден был по службе «перебраться из Закавказья на линию». Часть багажа, в том числе сундук с (книгами и в нем тетрадка со списком комедии, была оставлена на казачьем посту в Самисе. Вскоре казачий пост в Самисе был упразднен, и оставленные вещи бесследно исчезли.

СТИХОТВОРЕНИЯ Н. А. КЛЮЕВА 30-х ГОДОВ. «В конце двадцатых годов на ленинградских улицах можно было встретить бородатого человека в старинной синей поддевке, широких штанах и сапогах бутылкой. Он был похож на лихача, только что сошедшего с козел. Но все знали, что это не извозчик-лихач, а знаменитый поэт Николай Клюев» – этими словами ленинградского писателя Г. Гора открывает публикацию материалов о Н. Клюеве К. Азадовский в журнале «Байкал» (1978, N 3).

«Клюев запомнился всем, кто его видел.

Цитировать

От редакции Среди журналов и газет / От редакции // Вопросы литературы. - 1978 - №10. - C. 316-321
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке