Не пропустите новый номер Подписаться
№3, 1997/Книжный разворот

Среди журналов и газет

«СПАССКИЙ ВЕСТНИК». Вып. 3(1995). Первый отдел альманаха открывается материалом: «Студенческий конспект И. С. Тургенева по философии» (подготовка к печати и публикация В. А. Ефремова). Во время своего пребывания в Берлинском университете молодой Тургенев слушал лекции Ф. Шеллинга (1842), а также профессора Карла Вердера, у которого брал и частные уроки. Отрывки из берлинского конспекта публикуются впервые. В альманахе помещен конспект лекций на немецком языке и русский его перевод.

«Деловые бумаги И. С. Тургенева. 1853. 1860. 1862» (публикация и предисловие В. А. Громова). Здесь читатель найдет расписку в получении пакета, две отпускные, которые, по словам публикатора, «позволяют документировать слова И. С. Тургенева из его автобиографического письма к С. А. Венгерову от 19 июня (1 июля) 1874 года о том, что после смерти матушки он «немедленно отпустил всех дворовых на волю, пожелавших крестьян перевел на оброк, всячески содействовал успеху общего освобождения». Завершает публикацию доверенность от 30 июля (11 августа) 1862 года дяде писателя Н. Н. Тургеневу, управляющему его имениями. Она была подписана И. С. Тургеневым в Мценском уездном суде незадолго до отъезда его за границу.

Статья Л. Балыковой «Старые мастера (Французские авторы XV – XVII веков в круге чтения Тургенева)» помещена во втором разделе «Спасского вестника». Отметив то, что названная тема «почти не обсуждалась тургеневедами», автор переходит к сравнению круга чтения Тургенева и «его французского современника – прославленного своей начитанностью Г. Флобера, наиболее близкого [Тургеневу] по своей интеллектуальной и эстетической ориентации». Л. Балыкова пишет: «Круг чтения Тургенева в период формирования читательских интересов не уступает по глубине и насыщенности чтениям Флобера и имеет с ними много общего». Для обоих писателей имел огромное значение «Дон Кихот». «Ранний интерес к драматургии развивается не только под влиянием отечественных авторов, но и под воздействием Софокла, Шекспира, Байрона… Характерная для поколения Тургенева и Флобера черта – интерес к истории и философии. В разных уголках Европы они читают одних и тех же авторов: де Барант, Гизо, Тьерри; почти одновременное увлечение философией Гегеля; правда и то, что философское образование, полученное Тургеневым, было более систематическим и основательным». Автор, говоря о сходствах и различиях литературных пристрастий писателей, отмечает: «…проза Гюго, перед которым преклонялся Флобер, вызывала у Тургенева чуть не физическое отвращение… Шатобриан, бывший в представлении Флобера несравненным художником, получил как-то у Тургенева характеристику «ходульного писателя». Упомянув замечание Л. Гроссмана о ностальгии Тургенева по XVIII веку, Л. Балыкова переходит к французскому XVIII веку и его «бесспорному влиянию» на русского писателя.

«Для Тургенева, как и для его современников, в центре раздумий… два имени – Вольтера и Руссо, а также энциклопедисты…» Тургенев называл Вольтера «учителем и образцом нашей литературы» конца XVIII – начала XIX века. «И в то же время он отмечает, что фернейский мудрец редко поднимается до того, чтобы истинно тронуть сердце, – пишет Л. Балыкова. – Казалось бы, именно Руссо способен привлечь Тургенева своей чувствительностью, исповедальностью (кстати, Руссо… богато представлен в библиотеке писателя…)» Но это оказывается не так, в статье приводятся резкие оценки русским писателем личности Руссо: «смесь поэта, кальвиниста, фанатика, барича… высоконравственное и в то же время несимпатичное существо» – и его творчества: «старая Жан-Жак Руссовская лженатуральная и всякими пошлыми слюнями загаженная дудка».Отметив «великое отвращение» Тургенева к творчеству маркиза де Сада, Л. Балыкова называет «основные пристрастия» писателя в XVIII веке – «Энциклопедия» Дидро, философские повести Вольтера, «Жиль Блаз» Лесажа и «Манон Леско» Прево, а также драматургия Бомарше.»Среди любимцев Тургенева следует назвать Франсуа Рабле… Масштаб таланта этого писателя приводил Тургенева в восторг. Ему явно импонирует раблезианский характер писем Мериме… Басни Тургенева, не предназначавшиеся для печати, думается, близки сатире Рабле», – сообщает Л. Балыкова. «Опыты» Монтеня тоже становятся «любимым чтением» русского писателя. «Мысли» Паскаля, «несмотря на отталкивание», нашли отклик в творчестве Тургенева, в частности, как отмечает автор статьи, в «Стихотворениях в прозе». Знал и ценил Тургенев творчество Жана Лафонтена.»В сочинениях XVIII века Тургенев неизменно отмечает значительность идеи и совершенство стиля. Интересно, что он нигде не упоминает теоретика классицизма Буало (хотя его сочинения сохранились в библиотеке писателя…). Но он не устает цитировать Лафонтена, Мольера… Ларошфуко… Лабрюйера и, разумеется, Корнеля и Расина».

Подборку материалов второго отдела альманаха продолжает заметка Б. Богданова «Татьяна Бакунина и Иван Тургенев. История несостоявшейся любви».Здесь же читатель найдет сообщение Л. Назаровой «М. Г. Савина об И. С. Тургеневе (По воспоминаниям С.

Цитировать

От редакции Среди журналов и газет / От редакции // Вопросы литературы. - 1997 - №3.
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке