№3, 1993/Публикации. Воспоминания. Сообщения

Союз писателей СССР перед своим Вторым съездом (По материалам Центра хранения современной документации)

Лишь только «руководящая и направляющая сила» нашего народа, «ум, честь и совесть эпохи» объявила конкурс на «гласность», начало твориться нечто невообразимое: ссоры и раздоры, отмежевавшиеся и отмежевывающиеся друг от друга группы и группки, казалось бы, единого до поры коллектива (МХАТ, Таганка). Не остался в стороне от этого процесса и Союз писателей СССР, более того – иному непосвященному покажется: произошло нечто непредвиденное, непредсказуемое. Не было, мол, и не могло быть такого в «Союзе нерушимом республик свободных»!

Но вот открыл свои двери (исследователям – святая святых) Центр хранения современной документации, что на Старой площади. Материалы с грифом «секретно» и «совершенно секретно», да и просто без грифа доносят до нас «голос памяти правдивой», свидетельствующий, что началось все это не вчера и не сегодня: все это было, но – «шито-крыто на миру», упрятанное в сейфы, папки, подальше от глаз людских.

Многое и о многом предстоит узнать нам и нашим потомкам. О некоторых событиях, происходивших в Союзе писателей вскоре после смерти Сталина, расскажут читателям «Вопросов литературы» публикуемые ниже страницы.

В октябре 1953 года намечался созыв очередного, XIVпленума правления ССП. В середине августа того же года на имя Н.С. Хрущева, тогда – первого секретаря ЦК КПСС, поступило следующее письмо:

«СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС

товарищу Н. С. ХРУЩЕВУ

Дорогой Никита Сергеевич!

Очень просим решить неотложные для Союза советских писателей вопросы, поставленные нами в записке на Ваше имя в мае с. г.

Положение в Союзе писателей сейчас таково, что для создания здоровой деловой обстановки совершенно необходимо решить три вопроса:

1.О реорганизации Секретариата Союза в действительно работоспособный орган коллективного руководства.

2.О созыве в октябре с. г. очередного пленума Правления.

3.О принципиальном разрешении созвать весной 1954 года Второй съезд писателей с тем, чтобы уже теперь начать готовиться к съезду.

Просим Вашей помощи.

И. о. Генерального секретаря

ССП СССР А СУРКОВ

Зам. Генерального секретаря К. СИМОНОВ

Зам. Генерального секретаря Н. ТИХОНОВ» 1.

Приведенное выше письмо было направлено в ЦК КПСС на следующий день после собрания партийной группы правления СП СССР, о котором мы узнаем из докладной записки двух заместителей заведующего сектором науки и культуры ЦК КПСС:

«СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС

тов. П. Н. ПОСПЕЛОВУ

10 августа 1953 года состоялось собрание партийной группы Правления ССП СССР, на котором критиковалась работа руководящих органов ССП (стенограмма собрания Вам направлена) 2. В выступлениях ряда товарищей, в частности, отмечалось, что плохо работают творческие секции ССП. Однако вместо того, чтобы принять действенные меры к активизации работы секций, некоторые члены Секретариата ССП (тт. Симонов, [В.] Кожевников) пытались снять ответственность с Секретариата за плохую работу секций. Тов. Симонов, например, высказал мысль о том, что творческими секциями в Москве должен руководить не Секретариат ССП, а партком. Основанием для этого, по мнению т. Симонова, является то, что Секретариат ССП – всесоюзный орган, а секции объединяют только московских писателей.

Считаем это утверждение неправильным. В Московскую организацию писателей входит более 1/3 всех членов ССП, в Москве живут наиболее крупные писатели. И поскольку не существует особого правления Московской организации3, то руководство творческими секциями должен осуществлять Секретариат и Президиум ССП, партком же должен выполнять те функции, которые определены партийным уставом.

Было бы целесообразно дать разъяснение по этому вопросу Секретариату ССП СССР.

Просим Ваших указаний.

20 августа 1953 года.

П. ТАРАСОВ В. ИВАНОВ» 4.

Примерно через неделю после упомянутого собрания А. Фадеев направил в Президиум ЦК КПСС докладную записку:

«В ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС

товарищу Г. М. МАЛЕНКОВУ

товарищу Н. С. ХРУЩЕВУ

В связи с предложениями Секретариата Союза советских писателей СССР о созыве пленума Правления Союза писателей и Всесоюзного съезда советских писателей СССР, – вношу следующие дополнения и поправки к этим предложениям:

  1. О созыве пленума Правления СП СССР.

Предлагаю созвать пленум Правления Союза писателей 20 октября с. г. с повесткой дня:

  1. Вопросы современной советской драматургии. Докладчики тов. Симонов К. М. тов. Лавренев Б. А.
  2. Реорганизация руководящих органов Правления Союза советских писателей СССР и о созыве Всесоюзного съезда Союза писателей.

Докладчик тов. Сурков А. А.

Здесь, в дополнение к предложениям Секретариата ССП СССР, мною предлагается второй доклад Б. А. Лавренева, который уже работал над докладом о советской драматургии к несостоявшемуся пленуму Правления ССП СССР в прошлом году.

Первый доклад по этому вопросу целесообразно поручить К. М. Симонову, поскольку он сможет сделать его острей.

Вместе с тем, мне кажется, было бы неправильным обижать Б. А. Лавренева – беспартийного писателя, много работавшего над этим вопросом и к тому же являющегося председателем комиссии по драматургии ССП СССР.

По этим соображениям я и предлагаю по вопросу о советской драматургии выдвинуть двух докладчиков: первого – К. М. Симонова второго – Б. А. Лавренева.

  1. О созыве Всесоюзного съезда советских писателей СССР.

Считаю более целесообразным созвать Всесоюзный съезд не весной 1954 года, а 20-го сентября 1954 года. Определить следующую повестку дня:

  1. Состояние и задачи советской художественной литературы (доклад Правления ССП СССР).

Содоклады:

а) Советская художественная проза.

б) Советская драматургия.

в) Советская поэзия.

г) Советская кинодраматургия.

д) Советская детская литература.

е) Литературная теория и критика.

  1. Вопросы Устава Союза советских писателей СССР.
  2. Выборы руководящих органов.

Мне кажется более целесообразным созыв Всесоюзного съезда советских писателей в сентябре 1954 года, чтобы было больше времени для его подготовки.

Намечаемая на предстоящем пленуме Правления ССП СССР реорганизация руководящих органов Правления Союза писателей СССР несомненно оживит работу Союза писателей и создаст необходимые предпосылки для успешной подготовки съезда.

Вместе с тем для того, чтобы съезд писателей был действительно всесоюзным, необходимо направить группы наиболее квалифицированных русских писателей на ряд месяцев в республики, особенно республики Закавказья, Средней Азии, Прибалтики, Молдавию – для того, чтобы лучше изучить положение дел на местах и помочь писательским организациям этих республик в подготовке съезда.

А. ФАДЕЕВ. 22 августа 1953 г.» 5.

Вскоре Фадеев направил в ЦК КПСС еще один документ:

«В ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС»

товарищу Г. М. МАЛЕНКОВУ

товарищу Н. С. ХРУЩЕВУ

О ЗАСТАРЕЛЫХ БЮРОКРАТИЧЕСКИХ ИЗВРАЩЕНИЯХ В ДЕЛЕ РУКОВОДСТВА СОВЕТСКИМ ИСКУССТВОМ И ЛИТЕРАТУРОЙ И СПОСОБАХ ИСПРАВЛЕНИЯ ЭТИХ НЕДОСТАТКОВ

Советская общественность справедливо недовольна уровнем нашей литературы и искусства. Она остро критикует писателей и деятелей искусства всех видов. И деятели искусства и деятели литературы только и делают, что всенародно каются.

Это не значит, что действительные, а часто и сомнительные удачи наших писателей, режиссеров, актеров, композиторов, художников не имеют общественного поощрения. Нет, наряду с суровой критикой, нас балуют чрезмерно, балуют, в частности, и завышенными гонорарами в области литературы, и развращающей системой премирования всех видов искусств, при которой невозможно разобрать, что же на самом деле хорошо, а что плохо. Это сопровождается ежегодными акафистами печати на общеизвестную тему, что советская литература и искусство самые передовые в мире. Однако общая неудовлетворенность уровнем литературы и искусства существует в народе и мучительно переживается лучшими представителями самой литературы и искусства.

В нашей стране ежегодно справляются юбилеи русских и иных классиков, являющихся великой национальной гордостью и гордостью всего прогрессивного человечества.

Встает, однако, законный вопрос: как же это возможно, чтобы за последние полтора века существования старой России, при зверском сопротивлении всему прогрессивному со стороны реакционного царского строя, буквально каждое десятилетие выдвигались достойные не только своего времени, а и далекого будущего – и при том в таком изобилии! – писатели, композиторы, актеры, художники, а в наши дни, когда уже так немного осталось до полувека существования социалистического строя в СССР, при наличии коммунистического руководства, при самой прогрессивной власти будто бы и есть только один Маяковский, а после него всеобщее «отставание»?

Разве в недрах нашего советского общества не заложены силы, которые должны были бы давать более великие результаты, чем в старые времена? Правильно ли мы используем те гигантские, уже выявившиеся и в еще большей мере потенциальные силы, которые заложены в тысячах талантливых людей, реально живущих и действующих работников искусств и литературы? Доверяем ли мы им в такой степени, как они того заслуживают? В полной ли мере развязали мы их общественную и творческую инициативу? Не слишком ли мы их «заопекали»? Не отучаем ли мы их от самостоятельного мышления, от хозяйского отношения их к собственному делу, где они не только творцы, а и руководители, не приучаем ли мы их к боязливой оглядке на иных чиновников-функционеров, стоящих на неизмеримо более низком уровне, чем деятели искусств и литературы, но поставленных над ними своим положением в государственном аппарате? Да, к великому сожалению, все эти и многие другие бюрократические извращения имеют место, и они- то и являются главным тормозом в развитии советского искусства и литературы в наше великое время.

  1. О попирании элементарных демократических прав целых громадных категорий деятелей искусств.
  2. В области кино.

Вот уже более двух десятилетий как ликвидировано Всесоюзное творческое объединение работников кино – кинорежиссеров, киноактеров, сценаристов. Творческие деятели кино, многие из которых имеют мировое имя, поставлены в положение зависимое и унизительное. Уже более двух десятилетий они разобщены, существуют как одиночки и отданы всецело под административную власть Министерства кинематографии (теперь соответствующего управления в Министерстве культуры). У деятелей советского кино нет своей творческой организации, где они могли бы обсуждать работу друг друга, и готовую, и в процессе ее создания, – вести творческие дискуссии, формировать свое общественное мнение, критиковать свое министерство, отстаивать свои творческие права и взгляды. Чему же удивляться, что приток молодежи в кино почти прекратился, а старые кадры выдающихся деятелей вымирают, как зубры, и нет такого места, где они могли бы делиться своим опытом, передавать его молодым. Общественные творческие связи между передовой русской кинематографией и кинематографией братских республик порвались, и таким образом национальная кинематография почти прекратила свое существование. Разобщенные, отданные во власть чиновникам, часто стоящим на более низком уровне, чем деятели кино, запутанные в течение двух десятилетий многочисленными неквалифицированными и противоречивыми «указаниями» маленьких людей, стоящих над ними, многие деятели кино утратили самостоятельность и смелость, необходимую всякому художнику, приобрели робость мысли и постоянную оглядку на то, что им «прикажут». Это и есть главная причина постепенного угасания и захирения советского кино.

Необходимо создать Союз творческих работников кино СССР со своим уставом, по принципу других творческих союзов, имеющий в своем составе республиканские союзы и отделения в наиболее крупных городах, где есть киностудии. Союз должен включать в свой состав кинорежиссеров, киноактеров, операторов, сценаристов и критиков кино, то есть работников, творчество которых имеет самостоятельное художественное или научное значение. То обстоятельство, что многие из сценаристов и критиков кино одновременно состоят членами Союза писателей, будет только плюсом для кино. Необходимо изъять из ведения министерства и отдать всесоюзному правлению этого творческого объединения Дом кино в Москве и организовать свои клубы работников кино в наиболее крупных республиканских центрах. Необходимо превратить журнал «Искусство кино» из органа министерства в орган Союза творческих работников кино и Союза советских писателей СССР. Необходимо передать издательство «Киноиздат» из ведения министерства в ведение Союза работников кино, подобно тому, как издательство «Советский писатель» находится в ведении Союза писателей. Необходимо подчинить ГИК (Государственный Институт Кинематографии) не только министерству, а и Союзу творческих работников кино, подобно тому, как Литературный институт им. Горького подчинен одновременно и министерству, и Союзу писателей СССР. Необходимо изъять из ведения министерства и передать в полное ведение и подчинение Союза работников кино Всесоюзную сценарную студию, необходимо при Союзе творческих работников кино создать свой Кинофонд на манер существующих Музфонда, Литфонда и Худфонда.

  1. В области театра.

Нет более зависимых и бесправных в идейно-творческом отношении деятелей искусств в стране, чем работники театра. Эти представители второго вида наиболее массового из искусств, прославившие русский театр как мировое явление, насчитывающие в своих рядах имена, любимые миллионами советских зрителей, никогда не имели и не имеют своего творческого союза. Все, что сказано выше в применении к творческим работникам кино, целиком и полностью применимо к режиссерам и актерам театров. Но положение их еще более отвратительно, так как их во много раз больше, чем работников кино. Последними дорожат, ибо их мало и без них кино в стране вообще прекратилось бы. К тому же кинокартины просматриваются правительством и деятелей кино знают лично. Что же касается театральных режиссеров и актеров, то их много по всему Советскому Союзу, их можно уволить, передвинуть с места на место, наказать, накричать на них, поэтому нигде так не заглушен и не забит голос общественного творческого мнения, как в нашем театре. Выдающиеся, но скромные актеры и режиссеры считаются как бы людьми «необщественными», а на первом плане нередко блистают беспринципные театральные дельцы типа [Ю. А.] Завадского, которые давно не руководят художественной жизнью своего театра, а целыми днями обивают пороги отделов министерства, отделов МК и ЦК КПСС, различных органов печати, изображая из себя невероятных «общественных» деятелей, а на деле успешно выхлопатывая себе хвалебные статьи в печати и делая свою личную карьеру.

В такой разобщенной, бесправной, антидемократической атмосфере творческой жизни пышным цветом расцветают мелкотравчатые цеховые интересы и интересики работников театра. Огромные творческие силы исключительно талантливых и даровитых актеров и режиссеров не имеют широкой общественной трибуны. Они в лучшем случае, как это имеет место в МХАТе, в Малом театре и других лучших театрах страны, применяют свой талант и знания в ограниченных пределах своего театра. Большей же частью они живут с оглядкой на государственных чиновников, стоящих над ними, и помалкивают, чтобы не попасть «впросак». Нечего и говорить, что в такой атмосфере не могут вырасти ни Щепкины, ни Ермоловы, ни Станиславские. И талантливая молодежь, хлынувшая в театральные школы из нашей чудесной среды рабочих, крестьян и советской интеллигенции, с первых же шагов попадает в ту же среду мелкотравчатости и обывательщины, которые в значительной мере присущи нашей театральной среде.

Существует так называемое Всероссийское театральное об[щест]во. Оно влачит заштатное, ублюдочное существование. Оно было основано для оказания помощи престарелым актерам, а потом разрослось и стало проводить кое-какую творческую деятельность в своем клубе в Москве.

Необходимо на базе этого общества создать Всесоюзное театральное общество со своим уставом, по типу всех других творческих союзов, с входящими в его состав республиканскими театральными об[щест]вами и отделениями об[щест]ва в краях и областях. Об[щест]ва должны объединить творческих работников и драматических и оперных театров. Членами такого об[щест]ва должны состоять театральные режиссеры, актеры, художники, оперные композиторы, а также писатели-драматурги, авторы либретто опер и балетов и театральные критики. То, что некоторые категории из упомянутых деятелей будут одновременно состоять в творческих союзах писателей, композиторов, художников, послужит только большему единению этих видов искусств, то есть на пользу всем этим видам искусства. В члены театрального об[щест]ва должны приниматься только такие деятели, творчество которых имеет самостоятельное художественное и научное значение. В члены театрального общества при обязательном соблюдении вышеуказанного принципа должны также приниматься выдающиеся деятели эстрады, имеющие отношение к театральному искусству, – лучшие чтецы, эстрадные актеры, через которых об[щест]во могло бы оказывать творческое влияние на всю эстраду.

Необходимо превратить журнал «Театр» из органа министерства в орган Всероссийского театрального об[щест]ва и Союза советских писателей. Необходимо отдать ГИТИС (Государственный ин[ститу]т театрального искусства) под совместное руководство министерства и Всесоюзного театрального об[щест]ва. Необходимо передать издательство «Искусство» в совместное ведение Всесоюзного театрального общества, Союза писателей, Союза художников, Союза композиторов и Союза архитекторов. Необходимо создать Теафонд по принципу Литфонда, Музфонда, Худфонда, Кинофонда.

  1. В области музыки.

Такими же «беспризорными» в общественном и творческом смысле являются крупнейшие наши музыканты-исполнители: дирижеры крупнейших национальных оркестров, руководители всесоюзно известных национальных или областных хоров, виднейшие пианисты, скрипачи, виолончелисты, выдающиеся певцы и певицы, не связанные с театрами. Все отрицательное, что сказано о положении других, не объединенных в творческие союзы деятелей искусств, относится целиком и полностью и к этой категории. Учитывая, что выдающихся работников в этой области во всей стране не так уж много, нет необходимости объединять их в самостоятельный творческий Союз.

Необходимо, чтобы Союз советских композиторов и музыкантов и вобрал в себя эти кадры выдающихся музыкантов-исполнителей. В приеме этой категории деятелей нужно с особенной строгостью соблюсти принцип отбора людей, исполнительское творчество которых имеет самостоятельное художественное значение, поскольку, вообще говоря, музыкантов в стране десятки тысяч. Вместе с тем голос выдающихся музыкантов в Союзе композиторов, произведения которых музыканты исполняют, принес бы немало пользы и самим композиторам, и общему делу развития музыкальной культуры в стране.

  1. В области клубной деятельности творческих союзов.

Нигде, ни в одной области профессиональной деятельности клубы не имеют такой выдающейся роли, как в жизни творческих работников искусств и литературы. Они занимают второе место после газет и журналов в деле формирования общественного мнения, творческих взглядов, идейно-художественного воспитания писателей и деятелей искусств. И действительно, клубы всегда полны народа, но пользуются в них успехом только рестораны и развлекательные мероприятия.

Объясняется это тем, что клубы по существу беспризорны, никто ими не руководит. Писатели и деятели искусств в массе своей отстранены от участия в руководстве клубами и не оказывают влияния на деятельность клубов. Оно и понятно: ни в одном клубе нет выборного правления. Правление назначается руководством соответствующего творческого союза, который считает этим актом свою «руководящую» функцию по отношению к клубу законченной.

Назначенные в состав правления деятели литературы и искусств не чувствуют массовой поддержки, не имеют материальной компенсации за затрачиваемое время и в подавляющем своем большинстве не работают, а только числятся. Фактически же заправляет делами в клубе вольный директор, не имеющий никакого отношения ни к литературе, ни к искусству.

Чтобы исправить это недопустимое положение, необходимо:

Чтобы всей работой творческих клубов в Москве и на местах руководили правления клубов, ежегодно выбираемые на общем собрании членов творческого союза в данном городе и работающие под руководством правления соответствующих союзов.

Чтобы не только руководители творческих союзов, но и горкомы партии, а также ЦК нацкомпартий рассматривали выборы правления клубов как важнейшее политическое дело, которое должно проходить под их непосредственным наблюдением и руководством, чтобы состав правления клубов предварительно рассматривался на Бюро горкомов и ЦК нацкомпартий с участием руководства творческих союзов, а в Москве, учитывая громадное политическое и художественное значение для всей страны работы московских творческих клубов, состав правления этих клубов предварительно рассматривался бы также в ЦК КПСС.

Нужно одновременно установить, что работа творческого клуба является главной точкой применения сил низовой партийной организации творческого союза в данном городе.

Это особенно важно потому, что низовые партийные организации творческих союзов не видят своей главной задачи в политическом и творческом воспитании партийных и беспартийных писателей, проживающих в данном городе, а видят свою задачу в том, чтобы дублировать вопросы, стоящие на рассмотрении руководящих органов союза. Вместо идейно-творческого воспитания писателей и деятелей искусств партийные организации занимаются «высокой» политикой, подменяют партгруппы правления творческих союзов и создают недопустимое двоецентрие в руководстве.

Поскольку в клубе сосредоточена вся идейно-творческая работа творческого союза в данном городе, именно клуб и должен стать главной точкой приложения сил партийной организации.

Нужно одновременно установить, что председателем выборного правления клуба обязательно должен быть член президиума или секретариата данного творческого союза, и это должно являться главной и единственной его обязанностью.

  1. О разобщении различных видов искусств и о культивировании цеховщины.

При всем значении творческих союзов литература и искусство не могут нормально развиваться без тесного и совершенно органического творческого взаимодействия между деятелями литературы и искусства всех видов. Великая русская и мировая традиция состоит именно в объединении и творческой дружбе между собою лучших, передовых сил литературы и искусства. Они взаимно питают и обогащают друг друга. В истории России особенное влияние – идейное, тематическое – оказывали на композиторов, художников, актеров – русские писатели и критики.

Вопреки этой сложившейся традиции мы так «заорганизовали» нашу литературу и искусство, что творческие союзы замкнулись в себе и культивируют среди деятелей искусств и литературы и цеховщину, и всяческую мелкотравчатость.

В Союзе писателей дело дошло до того, что единая советская литература искусственно и противоречиво разобщена на секции поэтов, драматургов, прозаиков, что не имело никаких прецедентов в великом прошлом русской литературы и является наследием пролеткультовщины. Поскольку форма эта унаследована от Пролеткульта, существует уже десятки лет, у многих писателей, в том числе и у меня, есть еще сомнения в том, можно ли от нее отказаться. К тому же существует старое постановление ЦК партии, где говорится о необходимости оживления секций. Года два назад Секретариат Союза писателей принял самые энергические меры к тому, чтобы развернуть творческую работу на основе секций. Одновременно мною была написана статья в «Литературной газете» в поддержку секций6 с тем, однако, условием, чтобы они не замыкались в себе, а работали в органическом творческом взаимодействии. Однако никакого творческого взаимодействия между секциями поэтов, драматургов, прозаиков не наблюдается, секции все больше обособляются друг от друга, критики их игнорируют, и почти все хорошие писатели, которым чужд дух мелкой цеховщины, отошли от работы секций.

Не понимая всего вреда такого раздробления сил литературы, Краснопресненский райком партии настоял, а Московский городской комитет партии принял решение о создании первичных партийных организаций со всеми их правами при творческих секциях. Как ни нелепо это звучит, но в Союзе писателей существуют парторганизация поэтов, парторганизация драматургов, парторганизация прозаиков. Благодаря этому цельное воздействие лучших партийных сил в литературе ослабло, и дух мелкой цеховщины стал господствующим в Московской партийной организации Союза писателей, а наиболее авторитетные писатели-коммунисты отошли от руководства партийной жизнью. Такое состояние партийной организации и такое положение в секциях московских писателей фактически развалили единую творческую жизнь самой мощной и самой передовой организации писателей – Московской организации, что пагубно отражается на творческой жизни всего Союза писателей.

В целях ликвидации замкнутости и цеховщины в творческих союзах и установления боевого творческого взаимодействия всех передовых сил советской литературы и искусства считаю необходимым:

  1. Превратить «Литературную газету» в орган всех творческих союзов, переименовав ее следующим образом: «Советская литература и искусство». Сохранить в ней все ранее существовавшие отделы, все условия и права, данные «Литературной газете», но шире развернуть отдел искусств, предусмотреть соответствующие изменения в составе редколлегии, в аппарате газеты и довести ее до 6 полос хотя бы один или два раза в неделю.

Установить, что практическое руководство газетой «Советская литература и искусство» осуществляется по поручению правления творческих союзов специальным комитетом в составе председателей правлений и первых секретарей президиумов творческих союзов (комитет выделяет из своего состава председателя, заместителя председателя и секретаря).

  1. Реорганизовать «Центральный дом работников искусств» в Москве в «Центральный дом искусств и литературы». Установить, что правление «Центрального дома искусств и литературы» избирается каждый год на совместном заседании президиумов правлений творческих союзов, а практическое руководство им осуществляется вышеназванным Комитетом (Примечание. Никаких других функций кроме руководства газетой и правлением «Центрального дома искусств и литературы» вышеназванный комитет не имеет и ни в коем случае не несет руководящих функций по отношению к творческим союзам).
  2. Создать аналогичные клубы в Ленинграде, в республиканских и наиболее крупных краевых и областных центрах.
  3. Просить Московский городской комитет партии отменить решение о создании первичных партийных организаций при творческих секциях писателей и восстановить единую Московскую партийную организацию писателей, работающую при правлении Союза писателей, имея основной базой своей работы Московский клуб писателей с его выборным правлением.

III. О перегрузке основного творческого актива писателей и деятелей искусств лишними обязанностями.

Одной из важнейших форм бюрократического извращения является чрезмерная и ничем не оправданная перегрузка небольшого круга самых лучших творческих сил страны общественными обязанностями. Это свидетельствует о том, что руководители союзов, а также партийные и государственные органы не знают творческих кадров страны и боятся широко выдвигать к руководству делом развития искусства и литературы все новые и новые силы.

Центр внимания самих деятелей искусств и всего народа бюрократически переносится с творческой деятельности, как главного долга писателей и деятелей искусств, на организационную возню и административную суетню вокруг искусства. Главное внимание печати, партийных активов и партийных конференций бывает обращено не на собственно творческую деятельность, а на недостатки работы творческих организаций. Это вызывает все новые и новые волны заседательской суетни, чтобы засвидетельствовать видимость «перестройки» и отделаться от критики вместо того, чтобы больше творить и учиться. Это лишает самые лучшие кадры страны возможности повседневной связи с жизнью рабочих, колхозников и интеллигенции, так как по характеру своих нагрузок они обречены годами вращаться только в среде литераторов и работников искусств.

А самым главным следствием этого бюрократического извращения является то, что лучшие творческие силы страны или вовсе перестают работать, или работают торопливо, неряшливо и дисквалифицируются. В искусстве и литературе все меньше создается образцов, по которым молодежь могла бы учиться, и общий уровень искусства понижается. Такое отношение к творческим кадрам противоречит ленинским указаниям и неоднократным решениям партии, оно должно быть признано совершенно нетерпимым и решительно исправлено.

  1. Об изъятии идейно-творческого руководства искусством из ведения министерства и о передаче этих функций партийным органам.

В этом предложении нет ничего принципиально нового. ЦК КПСС (и партийные органы на местах) уже давно руководит литературой и искусством. Только литературой ЦК всегда руководило и руководит с помощью творческого Союза писателей. Музыкой и живописью ЦК руководит также непосредственно с помощью творческих союзов, но при наличии еще одной лишней идеологической инстанции в лице министерства, которому эти союзы подчинены. А театром и кино ЦК руководит только через эту лишнюю идеологическую инстанцию в лице министерства, но при этом бывает вынуждено и непосредственно вмешиваться в дела театра и кино. Речь идет, следовательно, о ликвидации лишней и дорогостоящей инстанции или надстройки над искусством в деле идеологического руководства. Причем у ЦК появятся новые помощники в этом деле в лице новых творческих союзов.

Что же касается всей материальной базы искусства и вопросов административного характера, связанных с искусством, они должны остаться в ведении министерства.

Создание Министерства культуры несколько улучшило дело идеологического руководства искусством, но не оттого, что искусство в его идеологических функциях нуждается в этом министерстве, а оттого, что появился министр, непосредственно связанный с руководством партии7. А с этой точки зрения искусству было бы еще выгодней, если бы т. Пономаренко или другой секретарь ЦК руководил искусством непосредственно из ЦК, а не через огромное министерство с наличием многих функций, далеких от искусства.

Зачем дублировать создание творческих планов кино в министерстве и в ЦК, дублировать утверждение сценариев в министерстве и в ЦК, если это можно делать непосредственно в ЦК с помощью творческого Союза деятелей кино и Союза писателей и при участии работника министерства, который будет обеспечивать материальную базу и административную сторону дела.

Зачем средостение между театром и драматургом в лице министерства, если они могут договориться в непосредственном и живом творческом общении?

Зачем нужно утверждение репертуарного плана каждого театра либо в министерстве, либо в области управления искусств, если репертуарные планы нескольких ведущих театров могут утверждаться непосредственно в ЦК, а других – в ЦК нацкомпартий или обкомах и горкомах?

Зачем нужно просматривать сотни плохих пьес в министерстве, если их могут просматривать непосредственно театры и творческие союзы писателей и работников театра, а несколько десятков талантливых пьес может одновременно с ними просматривать Отдел литературы и искусства ЦК?

Литература и искусство так тесно связаны с политикой, что прямая обязанность партийных органов непосредственно заниматься ими.

Таковы некоторые предложения в области руководства литературой и искусством, вносимые мною на рассмотрение ЦК.

[Без даты.]

А. ФАДЕЕВ» 8

О дальнейшей судьбе документа сведений нет. По помете на нем кого-то из сотрудников аппарата ЦК (подпись неразборчива) знаем, что «тов. Хрущев ознакомился».

В Союзе писателей тем временем полным ходом шла подготовка к пленуму, во время которой все больше оживлялась переписка между Центральным Комитетом КПСС и Союзом писателей СССР.

«В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ

ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

товарищу М.А. СУСЛОВУ

товарищу П.Н. ПОСПЕЛОВУ

 

I.В дополнение к ранее представленным предложениям по реорганизации руководящих органов Правления ССП СССР, следуя совету произвести сокращения числа членов Президиума Правления и тем самым добиться большей его работоспособности, считаем возможным не вводить в состав Президиума тт. Гончара А. Т., Друзина В. П., Гольцева В. В., Смирнова В. А., Прилежаеву М. П., Штейна А. П., Катаева В, П., Бубеннова М. С, Кочетова В. А., Инбер В. М. В связи с этим в составе Президиума вместо Гончара А. Т. одним из заместителей председателя Бюро национальных комиссий ССП следует утвердить Бровку П. У.

  1. Во изменение предложений по составу Секретариата Президиума считаем целесообразным ввести в Секретариат тов. Грибачева Н. М. с возложением на него обязанностей председателя комиссии по русской литературе в краях, областях и республиках и с освобождением его от обязанностей главного редактора журнала «Советский Союз» и члена редакционной коллегии «Литературной газеты».

На должность главного редактора журнала «Советский Союз» рекомендуем писателя Первенцева А. А.

III. Ввиду необходимости освобождения Суркова А. А. от обязанностей главного редактора журнала «Огонек» рекомендуем на должность главного редактора журнала «Огонек» Софронова А. В. с освобождением его от обязанностей секретаря Правления ССП должность которого в связи с новой структурой секретариата упраздняется.

Предлагаем ввести тов. Софронова А. В. в состав Президиума ССП как главного редактора журнала «Огонек».

  1. Согласно с настоящими дополнительными предложениями, Секретариат Президиума проектируется в следующем составе:
  2. Сурков А. А. – первый секретарь Президиума по общим вопросам.
  3. Симонов К. М. – второй секретарь Президиума по общим вопросам.
  4. Тихонов Н. С. – секретарь Президиума, председатель Бюро национальных комиссий.
  5. Леонов Л. М. – секретарь Президиума, председатель Правления Литературного фонда ССП СССР.
  6. Грибачев Н. М. – секретарь Президиума, председатель комиссии по русской литературе краев, областей и республик.
  7. Полевой Б. Н. – секретарь Президиума, председатель иностранной комиссии Союза советских писателей.
  8. Ермилов В. В. – секретарь Президиума, председатель комиссии по теории и критике.

V.Bo изменение наших предложений просим разрешить на пленуме кооптировать в члены Правления только двух человек: Лавренева Б. А. – председателя комиссии по драматургии и Рюрикова Б. С. – главного редактора «Литературной газеты».

Генеральный секретарь Союза

советских писателей СССР                   ФАДЕЕВ А. А.

Заместители Генерального

секретаря Союза писателей СССР             СУРКОВ А.

АСИМОНОВ К. М.

ТИХОНОВ Н.

  1. ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Ед. хр. 437. Л. 33. На письме пометы: ‘Тов. Хрущев ознакомился» и ‘Тов. Суслову М. А, тов. Поспелову П. Н. II. VIII.53. [Без подписи]».[]
  2. Стенограмма этого собрания партийной группы правления ССП СССР пока не обнаружена.[]
  3. Московская писательская организация была создана в 1958 году.[]
  4. ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Ед. хр. 437. Л. 39.[]
  5. ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Ед. хр. 437. Лл. 35 – 37.[]
  6. Имеется в виду опубликованное в «Литературной газете» (11 февраля 1950 года) заключительное слово А. Фадеева по его докладу на ХШ пленуме правления ССП СССР «О задачах литературной критики». Печаталось под заглавием «За коллегиальное руководство литературой». – См.: А. Фадеев, Собр. соч. в 7-ми томах, т.6, М., 1971, с. 125 – 132.[]
  7. В 1953 году министром культуры СССР был утвержден П. К. Пономаренко, который в 1952 – 1953 годах был членом Президиума ЦК КПСС (в 1953 – 1956 годах – кандидат в Президиум ЦК КПСС).[]
  8. ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Ед. хр. 437. Лл. 40 – 56. На документе имеется помета, сделанная от руки и свидетельствующая о примерной дате: «25.VIII.53.».[]

Цитировать

Романова, Р. Союз писателей СССР перед своим Вторым съездом (По материалам Центра хранения современной документации) / Р. Романова // Вопросы литературы. - 1993 - №3. - C. 215-259
Копировать