№5, 1974/Идеология. Эстетика. Культура

Современные аспекты теории социалистического реализма

Трудно переоценить то значение, которое имело Постановление ЦК КПСС о литературной критике для углубления и обогащения методологических принципов нашего искусства и литературы, для анализа живого литературного процесса текущей критикой. Постановление активизировало теорию и помогло ей сконцентрироваться на разработке фундаментальных вопросов, определяющих в наши дни развитие художественной мысли.

Постановление раздвинуло горизонты критики и литературоведения и привлекло их внимание к конкретному исследованию реального художественного многообразия современной многонациональной советской литературы как качественно нового эстетического образования, к раскрытию богатой диалектики взаимодействия и взаимообогащения национальных литератур, формирующихся и развивающихся в условиях, когда весь советский народ сложился в новую историческую общность.

Не случайно, поэтому появление ряда книг и статей, исследующих не только национальный опыт той или иной из литератур народов Советского Союза, но и те черты, которые связывают и объединяют эти литературы на интернационалистской основе, на прочном фундаменте единого творческого метода – социалистического реализма.

Творческий метод нашего искусства есть категория открытая в том смысле, что возникающее на его основе искусство необычайно чувствительно к историческим переменам, идущим в мире, к новым проблемам и конфликтам, новым характерам, новым ситуациям, порождаемым самим ходом социалистического строительства и духовно-нравственной, морально-политической атмосферой нашего общества.

Историзм художественного мышления, свойственный советской литературе, и позволил ей отобразить важнейшие, определяющие процессы, происходившие в жизни, а также найти отвечающие запросам и импульсам современности способы и средства художественной изобразительности, приумножившие эстетическое богатство социалистического реализма.

Советская литература развивается, меняясь, ибо изменчивость есть закон развития искусства. Ни одна эстетическая система, возникнув однажды, не может существовать без постоянного обновления собственного художественного арсенала, без углубления и совершенствования лежащих в ее основаниях принципов.

Для того чтобы сохранять и расширять воздействие на интеллектуально-эмоциональный мир людей, она должна обладать внутренним динамизмом, способностью совершенствоваться и поддерживать непрестанный контакт с историческим временем, дабы не утратить понимания его духа и смысла.

Что же служит основой жизненности крупных и фундаментальных художественных направлений в мировом искусстве?

Общественная активность – вот залог здорового развития каждой значительной и влиятельной эстетической системы, в том числе и социалистического реализма.

В искусстве действие закона изменчивости осуществляется под влиянием двух факторов – объективного и субъективного.

Разумеется, перемены в искусстве обусловливаются прежде всего самой историей. Но, опираясь на реальную смену отношений, умонастроений и чувств человеческих, вызванную движением исторического процесса, искусство творит собственную историю, создавая новые эстетические ценности.

Ничто так не противоречит природе искусства, как репродуцирование, повторение уже освоенного эстетически, найденного ранее, ибо каждое подлинное художественное произведение есть уникальное, принципиально новое и самобытное явление. Поэтому столь велика в жизни искусства роль субъективного фактора – деятельность художника, его творчество, которое становится обновляющим элементом и движущей силой искусства. От способности художника воспринимать и воспроизводить новые конфликты и тенденции исторического развития, от характера его мировоззрения и направления его таланта зависит общественная актуальность того направления искусства, в русле которого он существует и действует.

Но если эстетическая система есть динамичное, изменчивое образование, совокупность самобытно-уникальных феноменов – художественных произведений, – то что же является в ней носителем устойчивости и предопределяет ее жизнестойкость, способность видоизменяться в соответствии с переменами в общественном бытии?

На этот далеко не праздный вопрос существует лишь один ответ: объединяющим началом каждого фундаментального направления искусства служит его творческий метод. Через метод и благодаря методу сохраняется преемственность в развитии художественной мысли и происходит обогащение и обновление традиции, на которую опирается то или иное течение в искусстве.

Ни особенности формотворчества, ни тематическая общность не могут выполнить те функции, которые выполняет метод, ибо все структурные элементы искусства, как и отдельного художественного произведения, соподчинены методу, который объединяет их и превращает в самостоятельную художественную систему. Следовательно, изменения в художественной практике влекут за собой перемены и в творческом методе. Однако, если искусство обладает жизнеспособностью, эти перемены не затрагивают основополагающих свойств творческого метода, но вносят в него новые качества, что подтверждает история социалистического реализма.

Несмотря на наличие в художественной жизни современности множества различных школ и течений, сделавших своей эстетической программой размывание и подрыв реалистической изобразительности, социалистический реализм как творческий принцип, как активная сила современного искусства продолжает свое развитие.

Объясняется этот бесспорный и важный факт открытостью эстетической системы социалистического реализма, ее способностью адекватно отображать и вскрывать новые явления в общественной жизни.

Метод вообще, а художественный в особенности нельзя привносить в искусство. Метод – феномен индуктивный, а не дедуктивный; он рождается в художественной практике, и потому для его развития определяющими являются те процессы, которые идут в жизни и общественном сознании, находя выражение в художественном творчестве.

Для всей эстетической системы искусства социалистического реализма во многом решающий и даже основополагающе-типологический характер имеет художественный опыт советской литературы. Главные вопросы, которые волновали и двигали отечественную литературу, имели и имеют не только национальное, но и международное значение. Они коренятся в самой истории нашего века, затрагивают индивидуальное, личностное существование людей, и в первую очередь всю совокупность и всю сложность отношений революции и человека, с непререкаемой глубиной исследованных и отображенных советской литературой.

После Октября тема революционного преобразования общественных отношений стала центральной для мирового литературного процесса. Почти все крупнейшие писатели нашего века, не говоря уже о классиках советской литературы – Шолохове, Леонове, Федине, Фадееве, Тихонове, – прямо или опосредствованно с ней связаны.

Является она важнейшей и для современной зарубежной литературы. Опыт советской литературы в этом отношении имеет для нее первостепенное значение, потому что литература наша рассматривает и изображает революцию не деструктивным, чисто разрушительным и одномоментным актом, как то делают представители левацкого революционаризма, а как процесс созидательный, творческий, ибо главное в революции – это умение удержать власть и построить новое, социалистическое общество, сформировать и воспитать человека, чье сознание обладает социалистическими чертами.

Исключительную важность для искусства социалистического реализма представляет вопрос о формах борьбы масс за социализм, за национальное и политическое освобождение народа, за утверждение социалистической культуры и образа жизни. Отображение реальности социализма, раскрытие его потенциальных возможностей как общественного строя, изображение героического становления социализма составило содержание целой эпохи советской литературы. Эпоха эта имела для искусства формировавшейся после второй мировой войны мировой системы социализма огромное значение, поскольку открытые и увиденные советской литературой конфликты, поднятые ею нравственные проблемы обладали принципиальной актуальностью и для осваивавшего новую историческую действительность искусства стран социализма.

И ныне для складывающихся и укрепляющихся в странах «третьего мира» самобытных, освобождающихся от негативных духовных воздействий культур бывших метрополий, самостоятельных национальных литератур опыт советской литературы обладает несомненной ценностью, ибо позволяет им более отчетливо и ясно представить социализм как историческую реальность и понять истинную сложность борьбы за воплощение в действительность этой великой, обновляющей мир идеи.

Выкристаллизовавшиеся в опыте советской литературы и эстетической мысли известные идейно-художественные принципы нового творческого метода – изображение действительности в революционном развитии, партийность и народность искусства – обусловлены социалистическим мировоззрением художника. Они являются общими закономерностями для всего социалистического реализма, рассматриваемого как то общее, что просвечивает через особенное, составляющее национально-историческое своеобразие каждой входящей в его систему литературы.

Столь же существенной чертой искусства социалистического реализма является его гуманистическая направленность, защита им человека, личности, ее цельности, что предопределяет значительность места, занимаемого новым искусством в современном мировом литературном процессе. Сейчас литература в капиталистических странах, испытывая на себе давление нереалистических и зачастую проникнутых духом нигилизма течений, нередко утрачивает целостность взгляда на человека, ощущая растерянность перед громадностью и сложностью общественных, моральных и прочих конфликтов, которые характеризуют вторую половину нашего века – века глубочайших социальных потрясений и научно-технической революции. Защита человека и его будущего – великая прерогатива искусства социалистического реализма.

Принципиальное значение для социалистического реализма имело становление советской литературы как литературы многонациональной, вбирающей в себя художественный опыт и зрелых старых литератур, и литератур, вступивших на путь интенсивного развития в условиях социализма.

Интернационалистская природа эстетической системы социалистического реализма во многом обусловила художественное богатство видов его изобразительности. Унаследованные от прошлого и сохранившие свою жизненность в новых общественных условиях традиционные формы изобразительности, свойственные национальным литературам, соединяясь с утвердившимися в творческой практике новыми способами художественного мышления, предопределили многообразие искусства как целого, ибо каждая из литератур вносит в его совокупный опыт присущие лишь ей особенности эстетического восприятия и изображения мира.

Существующие в нашей критике и теории навыки исследования художественных взаимосвязей литератур народов СССР создают возможности и предпосылки для комплексного рассмотрения и анализа художественного опыта литератур стран, входящих в мировую социалистическую систему. Подобный анализ расширит представление об истинных богатствах социалистического реализма, его живом эстетическом многообразии, несводимом к одной какой-нибудь «модели» или типу художественной изобразительности, но включающем в себя обилие возможных художественных решений в границах реалистического метода.

Социалистический реализм, его эстетические особенности и категории не есть нечто застывшее и завершенное. Наоборот, он находится в постоянном движении.

Со всей очевидностью новая фаза в развитии социалистического реализма в советской литературе обозначилась в середине 50-х годов, когда советское общество стало обретать черты зрелого социализма.

Процесс формирования зрелого социализма отмечен новизной и масштабностью задач, которые встают перед обществом в целом, усложнением его структуры, возникновением и преодолением конфликтов и противоречий, свойственных лишь этому этапу общественного развития и неведомых этапу предыдущему, когда в нашей стране социализм был построен в основном.

Процесс этот имеет поступательный характер, поскольку зрелый социализм основывается на широком, всестороннем демократическом развитии экономических, социально-политических и культурных сфер общественной жизни.

Условия зрелого социализма и уровень развития, достигнутый экономикой, а также наукой и техникой, вводят общество в фазу научно-технической революции. Общественные отношения в зрелом социализме достигают высокой степени развития, отношения между классами приобретают гармоничность. Видоизменяется и характер, и содержание труда, что влечет за собой крупные социальные последствия, делающие труд более творческим, уменьшающим долю непосредственной физической работы в производстве. Общество с большей полнотой, нежели раньше, удовлетворяет духовные, культурные, материальные запросы людей; государством принимаются действенные меры для постепенного сближения уровней жизни тружеников города и деревни.

К решению этих громадных исторических задач, к глубинным переменам в жизни нашей Родины советское общество, как писал М. А. Суслов в работе «КПСС – партия творческого марксизма», «двигалось… последовательно, через преодоление огромных трудностей, путем концентрации усилий на наиболее важных в определенных условиях участках общественного развития» 1. И отмечал: «В условиях развитого социалистического общества практически решается главная экономическая задача коммунистического строительства – создается материально-техническая база коммунизма, представляющая собою в историческом и социальном плане качественно новое явление. Строительство ее – это сложная, многоплановая и комплексная задача, требующая немалых усилий и длительного времени» 2.

Советская многонациональная литература сумела запечатлеть различные аспекты сложного исторического процесса формирования зрелого социализма в его общественных и духовных проявлениях, уделяя надлежащее внимание и анализу обстоятельств, и анализу характеров, выполняя свой ответственный долг перед народом. Развитие литературы шло в условиях борьбы идей, укреплявшей идеалы социализма, и тоже имело поступательный характер, пополняя художественный арсенал социалистического реализма.

Весьма непродуктивными поэтому представляются встречающиеся у некоторых критиков и литературоведов попытки рассматривать современную литературу как некую «переходную» стадию в эволюции социалистического реализма, как некий промежуточный фазис между его «классическим» периодом и возможным возникновением новой классики в отдаленном будущем. Эта близорукая точка зрения явно ведет к недооценке современной литературы и опровергается самой художественной практикой, прозой и поэзией наших дней. Достаточно вглядеться в характеры, созданные нашей литературой, чтобы убедиться в том, как широко зачерпнула она из живого моря народного: Андрей Соколов из «Судьбы человека» Шолохова и Вихров из «Русского леса» Леонова стоят у истоков нового периода в развитии социалистического реализма, передавая новым героям вечную эстафету жизни и исторической преемственности. А за ними идут многие другие – солдаты и рабочие, инженеры и ученые, колхозники и интеллигенты: капитан Новиков из «Последних залпов» Бондарева и маршал Жуков – из «Блокады» Чаковского, рабочий-солдат Петр Рябинкин из одноименного произведения Кожевникова и генерал Серпилин из трилогии Симонова, крестьянин-коммунар Бастрыков из «Отца и сына» Маркова и ученый Крылов из романа Гранина «Иду на грозу», колхозник Михаил Пряслин из трилогии Абрамова и старая крестьянка Анна из «Последнего срока» Распутина, – всех не перечислишь.

Очень верно писал о богатстве и многообразии характеров в современной советской литературе Григорий Коновалов: «В создании характеров участвуют все литераторы: одни в большей, другие в меньшей степени, одни прямо, другие косвенно. Прямо – когда из-под пера автора выходит более или менее оформившийся характер, на некоторые признаки которого указывали предшественники. Косвенно – когда писатель хотя и не создал характера, зато уловил в жизни некоторые черты его, подметил существенные признаки времени или даже намекнул на них. Иногда важно если и не видение, то хотя бы предчувствие того, что придет завтра и у сильного художника откристаллизуется в характер» 3. В этом размышлении писателя, умеющего создавать крупные, масштабные характеры советских людей, для теории важно не только подчеркивание значения характера как основного компонента реалистического повествования. Необходимо также схватывать весь спектр литературного процесса в его цельности и множественности существующих в нем фактов и потенций. Несомненно, критике надлежит видеть современный литературный процесс не в отдельных частях, не членить его на обособленные сегменты – рабочая тема, «деревенская проза», тема интеллигенции и т. д., – а воспринимать его в целокупности, ибо объект литературы не профессия, а человек. Разумеется, в ней есть и плохие книги, встречается и ложная эпичность, и замкнутый психологизм, натуралистичное бытописательство, натужная патетика, но это – побочные продукты здорового, поступательного развития всей многонациональной советской литературы, для которой главное есть изображение полноты общественных связей и деяний человека.

Метод социалистического реализма помогает раскрывать истинное значение обстоятельств и внутренней жизни человека, и нетрудно заметить, что наиболее крупные достижения отечественной литературы последних десятилетий были осуществлены на путях социального повествования, где и обстоятельства, и внутренняя жизнь человека не разъединены и не противостоят друг другу, а находятся в диалектической взаимосвязи, где характеры не иллюстрируют обстоятельства, а обстоятельства не становятся инертным или негативным фоном для внутренней жизни человека.

Весьма точно определил особенность характера в современном искусстве социалистического реализма видный болгарский теоретик и критик П. Зарев, который писал: «Характер в литературе – явление идеологическое. Он несет в себе черты психологии народных масс, но он и нечто большее. Он стоит над ней, ведет вперед, он помогает формированию многих общественных явлений… Нельзя оторвать человека в художественной литературе от тех глубоких проблем, которые решаются обществом. Отсюда и особенности художественной характеристики образа. В нем переплетаются проблемы любви и смерти, человеческой радости и человеческого страдания. Но сегодня есть в нем нечто особое: это творческое начало, которым руководствуются сейчас люди в своей деятельности» 4.

Социальное повествование – будь то роман, рассказ, поэма, повесть – независимо от тематики вобрало в себя и во многом обобщило существенные формирующиеся черты зрелого социализма и уловило новые свойства человеческих характеров. Вступление общества в новую фазу развития, обусловившее многие идейно-художественные особенности современной литературы, ее пристальный интерес к личности, ее новым взаимоотношениям с миром и людьми, ставит перед теорией весьма актуальный и малоразработанный эстетикой, в том числе и марксистской, вопрос о роли типа и характера в реалистическом искусстве.

Марксистская эстетика, опираясь на известное определение реализма, данное Энгельсом, довольно подробно и глубоко изучила функцию типизации в реалистическо-творческом методе и рассматривает типизацию как основополагающую черту реализма, отличающую его от других творческих методов в искусстве.

Однако реалистическое произведение не состоит только из одних типов, оно содержит и реалистические характеры, которые при всей своей реалистичности не превращаются в типы. Существует множество реалистических произведений, которые вообще не включают в свою структуру тип как эстетическое образование и представляют собой изображение взаимодействия реалистических характеров.

Тип, на наш взгляд, есть художественное обобщение иного уровня, нежели характер: в искусстве реализма тип обязательно должен быть одновременно и характером, но не любой характер обладает свойствами типа. Как и каждая живая эстетическая категория, типизация способна развиваться и видоизменяться вместе с самим реализмом. В современном критическом реализме, например, нередко типизируется ситуация, а характеры не возводятся в ранг типа, да и в характерах порой выделяется лишь их определяющая черта. Но так как образы героев находятся в типизированных ситуациях, то произведение в целом остается в границах реалистического метода.

И в современной литературе социалистического реализма ощущается вполне закономерный интерес к реалистическому характеру, не становящемуся, однако, типом. Этот факт служит признаком изменения самого реалистического метода.

Но может ли теория отчетливо отграничить реалистический характер от характера, созданного иным, нереалистическим методом? Персонажи романов и пьес Беккета обладают, например, явственными характерологическими чертами, но они одновременно столь субъективизированы, что обретают не только символическое, но и метафизическое значение, выводящее их за пределы эстетической коммуникации и превращающее в шифр, который, в общем-то, и нет особой нужды разгадывать. Но что же, однако, делает характеры Беккета нереалистичными?

Для определения свойств реалистического характера стоит обратиться к некоторым аспектам полемики В. И. Ленина с русскими народниками, как известно, исповедовавшими «субъективный метод» в социологии. Из этой полемики для теории реализма вообще, и в том числе социалистического, вытекают весьма существенные методологические выводы.

Нереалистическое и современное декадентское искусство утверждает, что оно исследует и изображает человека как самость, в ее глубинах и подлинной сущности. Мотив этот не нов и, пожалуй, даже староват, ибо подход к человеку как особи, отъединенной от общественных условий, в которых он существует, весьма распространен в буржуазной идеологии издавна.

В духе этих исконных буржуазных воззрений русские народники полагали, что «живая личность со всеми своими помыслами и чувствами становится деятелем истории на свой собственный страх. Она, а не какая-нибудь мистическая сила, ставит цели в истории и движет к ним события сквозь строй препятствий, поставляемых ей стихийными силами природы и исторических условий». Это, звучащее и в наши дни весьма современно, рассуждение Н. Михайловского было подвергнуто Лениным детальному рассмотрению и сокрушительному разгрому5.

Ленин, придававший громаднейшее значение субъективному фактору в истории и постоянно подчеркивавший активную роль сознания, в отличие от теоретиков народничества, рассматривал действия человека в органической, нерасторжимой связи с объективными условиями его существования. «История вся и состоит из действий личностей, и задача общественной науки состоит в том, чтобы объяснить эти действия…» 6 – писал Ленин. В объяснении и понимании побудительных причин тех или иных действий личности и заключается соль вопроса и главная трудность всех областей человековедения, включая и литературу. «Но чем определяются эти «помыслы и чувства»? – спрашивал Ленин. – Можно ли серьезно защищать то мнение, что они появляются случайно, а не вытекают необходимо из данной общественной среды, которая служит материалом, объектом духовной жизни личности и которая отражается в ее «помыслах и чувствах» с положительной или отрицательной стороны, в представительстве интересов того или другого общественного класса? И далее: по каким признакам судить нам о реальных«помыслах и чувствах»реальных личностей? Понятно, что такой признак может быть лишь один: действия этих личностей, – а так как речь идет только об общественных «помыслах и чувствах», то следует добавить еще: общественные действия личностей, т. е. социальные факты» 7.

Это замечательное рассуждение Ленина дает ключ к пониманию отличия реалистического характера от характера или образа персонажа, созданного нереалистическими методами, оно вводит необходимые критерии подобного различения. «И у меня был в руках надежный критерий того, что я имею дело с «живыми», действительными личностями, с действительными помыслами и чувствами: критерий этот состоял в том, что у них уже «помыслы и чувства» выразились в действиях, создали определенные общественные отношения» 8. Нетрудно заметить, что Ленин рассматривает внутренний мир человека, то, что Н. Михайловский определил как «помыслы и чувства», в диалектическом взаимодействии с миром доподлинным, как два взаимодействующих и взаимоопределяющих начала, ни на гран не преуменьшая активной роли личности и полноты проявлений ее индивидуальных особенностей в общественной жизни. И далее он писал: «…Исследуя действительные общественные отношения и их действительное развитие, я исследую именно продукт деятельности живых личностей, А вы говорить-то о «живых личностях» говорите, а на самом деле берете за исходный пункт не «живую личность» с теми «помыслами и чувствами», которые действительно создаются условиями их жизни, данной системой производственных отношений, а куклу, и начиняете ей голову своими собственными «помыслами и чувствами» 9.

Достаточно, пользуясь этим критерием, всмотреться в характеры, созданные тем же Беккетом или Эженом Ионеско или Роб-Грийе и другими писателями этого ряда, чтобы увидеть в них более или менее занятные марионетки, чьи головы начинены субъективными представлениями и воззрениями их творцов. Разумеется, эти воззрения выражают общественные настроения, но в крайне опосредствованной и мистифицированной форме, иррационализируя истинные связи между образами персонажей и действительностью, придавая этой связи метафизичность, мертвенность, ничего общего не имеющую с живой полнокровностью реализма.

Реалистический характер может быть создан и создается тогда, когда внутренний мир личности изображается в его объективных, истинных взаимосвязях со сферой жизнедеятельности человека. Подобный подход, несомненно, налагает на писателя-реалиста обязательство исследования жизни, необходимость ее знания, равно как и знания человека.

  1. М. А. Суслов, Избранное, Политиздат, М. 1972, стр. 656.[]
  2. Там же, стр. 654.[]
  3. Григорий Коновалов, Тугие крылья таланта, Приволжское книжное изд-во, Саратов, 1972, стр. 60.[]
  4. »Литературен фронт», 1973, N 39. []
  5. См. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 1, стр. 370.[]
  6. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 1, стр. 415.[]
  7. Там же, стр. 423 – 424.[]
  8. Там же, стр. 427.[]
  9. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 1, стр. 427.[]

Цитировать

Сучков, Б. Современные аспекты теории социалистического реализма / Б. Сучков // Вопросы литературы. - 1974 - №5. - C. 3-40
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке