№8, 1981/Жизнь. Искусство. Критика

Советская литература в борьбе за коммунизм и ее задачи в свете решений XXVI съезда КПСС

Миновало четыре месяца после исторического события – XXVI съезда КПСС, когда на весь мир прозвучали в докладе товарища Леонида Ильича Брежнева впечатляющие слова о великих итогах достигнутого и великих задачах на будущее.

Съезд разработал масштабную программу строительства коммунизма в нашей стране на 80-е годы. Разум партии, ее направляющая воля, ее монолитное единство, основанное на кровных и нерасторжимых связях с народом, являются гарантией дальнейших успехов нашего Отечества.

Политика нашей партии горячо приветствуется и принимается всем сердцем советскими людьми, потому что она отвечает коренным интересам нашего общества, исходит из них. Такая политика ясна и понятна трудящимся. Она основана на незыблемых принципах марксизма-ленинизма! Такая политика объединяет и сплачивает все народы Советского государства, вдохновляет их на созидательный труд.

И сегодня всем нам очевидно: весь огромный политический опыт, вся коллективная мудрость нашей партии, ее ленинского ЦК и Политбюро с наибольшей полнотой воплощаются в деятельности товарища Брежнева Леонида Ильича. Имя Леонида Ильича Брежнева произносят сегодня с чувством глубочайшей благодарности миллионы людей на всех континентах. К его голосу прислушивается весь мир. В условиях, когда оголтелые силы империализма пытаются толкнуть человечество к войне, надежду на мир люди связывают с политикой нашей партии и Советского государства, а если сказать прямо, по-писательски – с именем Леонида Ильича Брежнева.

Партия, ее ЦК, Политбюро и лично Леонид Ильич Брежнев всегда проявляли и проявляют поистине отеческую заботу о развитии литературы и искусства в стране. Эта забота и огромное доверие вызывают в сердцах советской творческой интеллигенции искреннее ответное чувство горячей благодарности, верности и преданности делу партии.

Нас, советских литераторов, не может не радовать тот факт, что и на XXVI съезде партии литература, наряду с другими проблемами развития советского общества, вновь была поставлена в центр всенародного внимания, вновь вокруг нее создана атмосфера вдохновляющего доверия и требовательного ожидания.

Богато колосится наша творческая нива. Пахали, боронили, пестовали наше литературное поле и до нас. И какие великие сеятели! Если взять историю только нашей советской литературы, то и тогда всплывают в памяти фигуры горьковского размаха – горьковские богатыри; именно они положили на это литературное поле плодоносный пласт собственных традиций социалистической многонациональной культуры. Земной поклон им, пламенным борцам за коммунизм, вдохновенным строителям нового мира, мастерам революционной литературы! Сердечная благодарность Леониду Ильичу Брежневу за его книги «Малая земля», «Возрождение», «Целина», которые дали нам в эти годы добрые уроки служения народу, оказали огромное влияние на все виды и жанры литературы.

Обозревая литературу, мы имеем сегодня полное основание сказать, что советская многонациональная литература – это литература динамичной мысли, мысли, окрыленной нашим мировоззрением, воодушевленной историческим оптимизмом, присущим нашему социальному строю.

Снова и снова следует вдуматься в это исторически новаторское, мирового значения и смысла явление – многонациональное единство советской литературы. Оно – это единство – подвижно, обнаруживает все большую творческую силу, все большую правду и красоту свою.

Где еще в мире найдешь такое богатство и такое единство, куда бы включены были и литературы многовековых письменных традиций, давно вышедшие на авансцену мирового художественного прогресса, и литературы народов новописьменных, ныне достигшие у нас столь высокого уровня?! Семьдесят семь языков, на которых сегодня создаются литературные произведения, выразительно и сильно звучат в многоголосом хоре великой советской литературы.

Социализм сближает народы, объединяет их в борьбе за счастье людей, за будущее новых поколений. Советские писатели в этой борьбе идут в первых рядах. Социалистический интернационализм нашей литературы – не фраза, но само бытие, умонастроение и мироощущение советских литераторов каждой национальности. И одновременно интернационализм – магнит, притягивающий людские души к произведениям советской литературы и искусства. Интернациональное расширение художественных вкусов сегодняшних читателей и зрителей, когда для людей любой национальности своими, необходимыми становится все большее число писателей, представляющих самые разные национальные культуры Советской страны, – факт неотразимый и возвышающий.

Процесс этот, к слову сказать, еще ждущий всестороннего исследования, имеет огромную идеологическую, нравственную, художественно-эстетическую значимость для формирования в нашу эпоху всей культуры коммунизма.

Интернационализм в духовной области проявляется также и в том, что все более интернационально значимыми становятся великие создания художественной культуры прошлого, художественные сокровища, созданные и завещанные нашим многочисленным народам творцами, жившими в иные времена.

В минувшие годы мы по всей стране отмечали, поистине всенародно, многие юбилеи писателей и деятелей культуры – Льва Толстого, Чернышевского, Горького, Блока, Тютчева, Бажова, Упита, Гурамишвили, Таммсааре, Франко, Цвирки, Чаренца, Хамзы, Вургуна, Тычины, Алимджана, Айни, Ауэзова, Демирчяна, Авиценны и еще многих – тех, кто составляет национальную гордость своих, а теперь и социально осознанную гордость всех наших народов-братьев.

Наш съезд призван по-хозяйски, пристрастно разобраться во всем, что происходит на нашем литературном поле, – и в структуре его почв, в способах обработки и характере урожаев, в причинах недородов, а ведь они случались. А еще и в том, как вписываются наши литературные достижения в художественный процесс не только стран социалистического содружества, но и всей мировой литературы, в авангарде которой мы призваны идти по велению самой истории.

Предмет нашего творческого внимания, наших творческих забот – вся жизнь нашего народа, наши заботы – это весь нынешний мир – прекрасный и беспокойный, радостный и тревожный.

Но среди всех забот первейшая – это борьба за осуществление Программы мира, разработанной нашей партией, борьба упорная и последовательная.

В своем выступлении на сессии Верховного Совета СССР, на днях завершившей свою работу, Леонид Ильич Брежнев говорил: «…Надо сейчас, сегодня сделать все, чтобы преградить путь любителям безграничных вооружений и военных авантюр. Надо сделать всё, чтобы обеспечить право людей на жизнь. И в этом деле не может быть посторонних и равнодушных: оно касается всех и каждого».

Американский империализм, его пособники в различных частях света нагло, с вызывающим презрением к миролюбивым надеждам людей доброй воли бряцают оружием, разжигают костры войны. Опасность ядерной войны приблизилась на угрожающе близкое расстояние. Только безумцы, упоенные своими несбыточными расчетами на покорение всего человечества, на искоренение коммунистических идей на земле, могут так безответственно подталкивать мир к катастрофе.

В такой обстановке слово писателя, как молния, должно точно разить и сокрушать поджигателей войны, будить совесть людей, звать их к отпору врагам мира и сотрудничества народов.

В таких грандиозных масштабах видится сегодня наша работа и ее значение как часть общепартийного, общенародного дела. Умению соединять масштабность художнического видения с конкретностью практического дела мы, советские писатели, учимся у родной Коммунистической партии.

Вот почему документы XXVI съезда КПСС – это надежный ориентир для нашего писательского съезда, вот почему как воодушевляющий наказ звучат сегодня слова Л. И. Брежнева, сказанные им в Отчетном докладе Центрального Комитета:

«Огромна тяга советских людей к искусству. Известно, как непросто порой попасть на хороший спектакль, купить интересную книгу, посетить выставку. Но это уважение, эта любовь к искусству предполагают и великую ответственность художника перед своим народом. Жить интересами народа, делить с ним радость и горе, утверждать правду жизни, наши гуманистические идеалы, быть активным участником коммунистического строительства – это и есть подлинная народность, подлинная партийность искусства».

Итак, товарищи, давайте постараемся, чтобы тот опыт, который мы коллективно накопили за истекшее пятилетие, и чувство удовлетворенности итогами нашей работы, и чувство понимания наших недостатков и слабостей не сковали нам ума и сердца, не лишили нас способности точно и всесторонне, а главное – объективно, принципиально анализировать сделанное, ради новых успехов на литературном поле, которых ждет от нас Родина.

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду сказано: «…В том, что духовная жизнь советского общества становится все более многообразной и богатой, – бесспорная заслуга наших деятелей культуры, нашей литературы и искусства».

Действительно, когда оглядываешь пройденный путь, когда размышляешь над реальными завоеваниями литературы и искусства, видишь их общее движение по восходящей. И вывод партии о новой приливной волне в советском искусстве и литературе – это истина. Это признано, как говорится, высшим судьей – народом.

В докладе подчеркивалось, что в творчестве советской художественной интеллигенции мощно звучат высокие революционные мотивы, которые учат любви к Родине, стойкости в испытаниях. В свете этих высоких целей нам предстоит на нашем съезде рассмотреть движение каждого вида и жанра литературы, увидеть конкретно плюсы и минусы того или иного участка литературы, обстоятельней подумать о ближайших задачах.

Мы вступили в новое десятилетие, имея за спиной немалые достижения. В 70-е годы в советской многонациональной литературе заявила о себе целая плеяда талантливых писателей. Их творчество, их своеобразие обогатили литературу зрелого социалистического общества.

Анализ профессиональных суждений, прозвучавших на республиканских съездах писателей, в предсъездовских дискуссиях, в литературной печати, учет читательских мнений с полным основанием позволяют сказать съезду: из всех жанров литературы наибольших успехов достигла проза. Она стояла в центре внимания общественности, на ее долю выпали наиболее значительные открытия в создании образа нашего современника, ее приобретения были господствующими в общем творческом климате литературы. Все сказанное вовсе не означает, что, кроме прозы, не существует достижений в других жанрах или что проза так поднялась, что начисто избавилась от слабостей, присущих ей в разных плоскостях.

Что же, какие обстоятельства обеспечили прозе ее ведущее положение в литературе?

Это прежде всего окрепшие связи с жизнью народа; желание мастеров прозы смелее, дерзновеннее выходить к новым художественным решениям, содержащимся в широких, прямо скажем, неохватных возможностях социалистического реализма; повышение интереса прозаиков к общественным и политическим проблемам советского общества и в целом нашего века; и, наконец, поддержка таланта в редакциях журналов и издательствах, работа с ним – неспешная и заботливая, требовательная и принципиальная.

Наша сегодняшняя проза представляет собой серьезную духовную силу. В ней находит достойное художественно-философское отражение все то основное и главное, чем живет сегодня наш народ, его победы и свершения.

Наша литература по природе своей оптимистична, она исходит из глубокой убежденности в великих возможностях советского человека и всего нашего жизнеустройства. Основной центр, к которому тяготеют сейчас художественно-философские искания, – это советский образ жизни и человеческие качества, необходимые для формирования социалистической личности. Главным завоеванием в прозе явилась крупная форма-роман и повесть. Пожалуй, это настолько очевидно, что ни у кого не вызовет возражений. Хочу откровенно сказать: в моем списке прозаических книг, достойных упоминания на любом уровне литературного разговора, более трехсот названий. И убежден, что это далеко не все! Радует только одно: истинные достижения литературы уже многократно названы на страницах литературной печати, им воздано должное на съездах писателей в республиках, они живут и будут жить дальше, обретая самое ценное признание – любовь читателей. Несомненно, о них состоится подробный разговор и в комиссиях нашего съезда, как, впрочем, и о других жанрах.

В истекшее пятилетие была завершена эпопея Федора Абрамова «Пряслины», созданию которой автор отдал более двадцати лет. Пряслины прочно и, надо думать, надолго встали в ряд образов, созданных советской литературой. Особо хотелось бы сказать о Михаиле Пряслине. Вылепленный уверенной рукой Федора Абрамова, герой романа воплощает в себе черты той части коренного слоя крестьянства, который выстоял перед трудностями военного и мирного времени. На таких людях держалась и держится деревня, именно из Пряслиных складываются самые испытанные, самые преданные своему долгу совхозные и колхозные мастера полей и ферм – становая сила современной деревни. В последние годы мы немало и порой с излишним шумом дискутировали о деревне, о литературе, посвященной ее проблемам, ее труженикам. Эпопея Абрамова стояла в центре дискуссий, поскольку в той части ее, которую автор назвал «Дом», обозначены многие и далеко не простые проблемы современного села. Раздавалось немало заслуженных похвал автору за емкость образов, за суровую простоту письма, но раздавались иногда и иные суждения: «Не ограничил ли, мол, свое повествование Абрамов пределами одной деревни?», «Не оторвал ли ее от общего хода жизни?», «Не погрешил ли против Михаила Пряслина, заставив его совершить поступки, как-то противопоказанные его характеру?», «Не слишком ли суров автор по отношению к Лизе, ставшей жертвой случайности?» и некоторые другие вопросы.

В этих выступлениях мы слышим, пожалуй, вполне закономерные размышления об уровне изображения героя: современной деревни, нетерпеливые ожидания от литературы художественного воспроизведения новых; пластов жизни. И действительно, литература не остановилась на «Пряслиных». Достаточно вспомнить только повести, рассказы и очерки В. Белова, повесть Ю. Куранова «Глубокое на Глубоком», роман С. Бабаевского «Приволье», роман Ю. Мушкетика «Позиция», роман А. Жукова «Дом для внука», роман А. Якубова «Совесть», повесть А. Кривоносова «По поздней дороге», повесть Ю. Гончарова «Последняя жатва», повести и очерки Ю. Грибова.

Литература деятельно помогала создавать в обществе обстановку глубоко заинтересованного отношения ко всему, что происходит в сельской жизни, она вела содержательный разговор о решенных и в особенности нерешенных проблемах села. В ее активе ряд сильных образов, правдиво воссоздающих действительность 60-х и 70-х годов. И, кстати сказать, читателю, ради которого мы все работаем, нет никакого дела до того, создано ли настоящее произведение писателем, который причислен к цеху «деревенщиков», или написано оно писателем, так сказать, городским, которому до боли сердечной дороги судьбы деревенского человека.

Чтобы представить истинные высоты этой литературы, достаточно вспомнить «Тихий Дон» и «Поднятую целину» Шолохова, составивших художественные открытия мирового масштаба.

Мы живем в новой исторической полосе. Идет сложнейший процесс переустройства сельской жизни. В основе его лежит ленинская аграрная политика КПСС, получившая дальнейшее развитие в решениях XXVI съезда партии. Сердцевина этой политики – индустриализация сельскохозяйственного производства, перевод этого производства на научно-технические основы, превращение сельскохозяйственного труда в разновидность машинного труда, требующего от работника этой сферы высокой культуры и профессиональной подготовленности. Таково веление времени, и альтернативы ему нет.

Серьезные усилия в эти же годы вложили писатели в освоение тем и проблем, связанных с жизнью рабочего класса. Характерно, что такие темы разрабатывают все национальные отряды советской литературы. В немалой степени этому помогал традиционный Всесоюзный конкурс ВЦСПС и Союза писателей СССР на лучшее произведение о современном рабочем классе. Среди героев литературных произведений появились яркие образы рабочих с украинскими, белорусскими, узбекскими, литовскими, армянскими, туркменскими, таджикскими, эстонскими, башкирскими именами. И это отнюдь не формальное дело. Литература, рисуя созидательный труд рабочего человека в обстановке национальных условий и традиций, расширяет представление о советской жизни, о нравственной силе социалистического патриотизма, о ведущей роли рабочего класса в нашем обществе.

С чувством удовлетворения необходимо сказать о появлении крупных произведений прозы, посвященных героической работе советских людей по освоению природных богатств Сибири и Дальнего Востока. Суровой правдой в сочетании со своеобразной поэтичностью проникнуты многие романы и повести, посвященные событиям на этой земле. Назову лишь некоторые – это роман А. Проханова «Место действия», романы К. Лагунова «Больно берег крут» и З. Тоболкина «Лебяжий», романы и повести А. Мифтахутдинова, В. Поволяева, П. Халова. За короткое время большую читательскую симпатию завоевал дальневосточный шахтер Михаил Свешнев из романа А. Плетнева «Шахта». Этот образ достойно пополняет галерею героев рабочего класса, созданных мастерами советской литературы.

Заметным явлением в художественном осмыслении образа рабочего представляется нам Едигей Жангельдин, прозванный Буранным Едигеем, из романа Чингиза Айтматова «И дольше века длится день». «Он, – пишет в кратком предисловии к роману автор, – один из тех, на которых, как говорится, земля держится. Он связан со своей эпохой, насколько я могу полагать, наикрепчайшим образом, и в том его сущность – он сын своего народа».

Образ Буранного Едигея – творческая удача принципиального значения. Ведь до сих пор еще не угасли споры на тему, что содержит больше творческих возможностей для писателя – тип крестьянина или тип рабочего?

Существуют поныне сторонники взгляда, по которому только деревня, деревенский человек несут потенциально полновесный запас строительного материала для возведения настоящего художественного здания. Действительно, мы не в очень далеком прошлом были страной крестьянской и многие герои прославленных произведений в России прошлого века так или иначе были связаны с крестьянином. Накопился огромный опыт и сложилась традиция. Но теперь-то мы стоим перед лицом иной действительности: мы стали страной индустриальной, страной инженеров и высокообразованных, технически и социально мыслящих рабочих, которым подвластны тайны электронной и атомной техники. Писатель входит в мир новых понятий и видит мир иной, во многом непохожий на тот, который утверждался веками.

Значение сделанного советской литературой в отображении жизни рабочего класса состоит не только в том, что созданы вещи, которые останутся для будущих поколений, но и в том, что мы накапливаем опыт, создаём новые традиции, без которых из одного состояния в другое не перейдешь. Это как и в жизни людей: зрелость к человеку приходит после того, как пройдут его детство и юность.

В романе Ч. Айтматова чувства и действия рядового рабочего, занимающего очень скромное место в социальном организме страны, отражают сущность народной жизни. И в то же время – он конкретен, он бывший фронтовик, он живет на маленьком разъезде в сарозекских степях, и его обжигают земные беды, веселят земные радости. Богата и многослойна стилевая стихия повествования: в добротную реалистическую ткань вплетаются поэтика мифа, народных Сказаний и элементы фантастики, определяемой автором как «метафора жизни».

И если, по большинству мнений, «космическая» линия романа в ряде моментов представляется спорной, то вряд ли можно отрицать перспективность намечаемого автором художественного решения проблемы положительного героя: через судьбу конкретного человека передать самые актуальные проблемы своей эпохи.

Пора, давно пора литературу о рабочем классе рассматривать шире и объемнее. Конечно, хорошо, когда писатель, скажем, показывает нравственную атмосферу, порождаемую производственной деятельностью рабочего человека у станка. Но часто этого не бывает, по той или иной причине. И тогда критики гадают: куда отнести произведение, к какому разделу его причислить? Но главное ведь не в этом. Вполне возможно, что завода, стройки, вообще производства в произведении нет, самое важное в другом: проникнуто ли произведение идеологией рабочего класса? Это и есть коммунистическая идеология, которая стала идеологией всего нашего народа. Хочется отметить, что именно этой мерой многие писатели измеряют мысли и поступки людей. Признанный мастер прозы В. Кожевников недавно опубликовал ряд повестей, составивших его сборник «Лилась река». Герои повестей-люди разных профессий и возрастов, разных интересов. Это и сельские, и городские люди. Но мера измерения их жизни одна – мера преданности общественному долгу, идеологии рабочего класса.

Высказав это, не могу, однако же, не добавить, что никогда, ни в какое время так остро не стояла задача освоения литературой проблем жизни производственных коллективов. Тут сейчас происходят важнейшие события, возникают конфликты, в которых сосредоточены и общественные, и личные мотивы; здесь идет отгранивание характера каждого члена коллектива на фоне осуществления огромных социальных, производственных, научно-технических, психологических задач. Низовая инициатива, отражающая самые глубокие чаяния наших тружеников, входит органической частью в планы государственного масштаба. Начатая литературой работа в этом направлении в романах П. Загребельного, В. Попова, М. Колесникова, В. Собко, И. Герасимова, Р. Файзи, Мирмухсина, Ю. Акобирова, Ю. Скопа, Г. Панджикидзе, В. Лама, С. Санбаева должна получить развитие.

И снова обратимся к Отчетному докладу ЦК КПСС на XXVI съезде. «Не могло не отозваться в советском искусстве, – сказано там, – и растущее внимание нашего общества к вопросам морали. Человеческие отношения на производстве и в быту, сложный внутренний мир личности, ее место на нашей неспокойной планете – все это неисчерпаемая область художественных поисков».

Проза всех видов – от романа до рассказа, очерка, публицистической статьи – проявляла пристальное внимание к нравственным и морально-этическим проблемам человека и общества. Духовно-нравственные искания идут сегодня по необычайно широкому фронту. Острая потребность в создании цельного художественного образа социально активной личности – это потребность самой жизни.

И многие герои произведений последних лет всем своим поведением, всем своим образом жизни отвечают этой потребности. Социальная активность героя проявляется в его непримиримости к проявлениям мещанской, потребительской психологии, в активной борьбе с ней. Большой ряд произведений прозы демонстрирует именно активную, наступательную силу характера литературного героя.

Вот «Берег» и «Выбор» – романы Юрия Бондарева, талантливого и зрелого мастера, внесшего в эти годы в нашу литературу ощутимый вклад. И в первом, и во втором романах речь идет о глубоком философском постижении сущности и назначения человеческой жизни. Особенно это заострено в «Выборе», где в основу сюжета положена идея истинного и ложного выбора жизненной цели, а стало быть, и выбора судьбы. Романы Ю. Бондарева вызвали оживленные споры, поскольку писатель избрал коллизии не массовые, не очевидные, скорее даже исключительные, но реально существующие, воплощенные в тех или иных биографиях и явлениях.

И все же, каких бы сторон военного и послевоенного бытия ни касался Бондарев, главное в романах – чувство Родины, ее тревоги и надежды, ее прошлое и настоящее, ее будущее. Вспомните героя романа «Выбор» художника Васильева. Внешне спокойный, чуждый суетливости и порой будто инертный, он охвачен обостренной чуткостью к жизни, к различным ее проявлениям и противоречиям. Он художник. Его творчество признано, его ценят, любят. Но сам он постоянно неудовлетворен сделанным. И это – самый верный признак подлинного таланта.

Роман «Выбор» – многоплановое, глубокое по мысли и яркое по художественному исполнению произведение – особенно актуально звучит в наше тревожное время обострившейся идеологической борьбы двух миров. Роман укрепляет в читателе высокие патриотические чувства. А горький и поучительный конец господина Рамзина говорит о том, что предательство матери-Родины закономерно ведет к духовной опустошенности и к полному краху личности.

Вспомним еще один яркий роман – «Закон вечности» Но дара Думбадзе, вызвавший широкий отклик в стране. Писатель, журналист, общественный деятель Бачана Рамишвили посвящает профессора, который лечит его, в сущность «закона вечности», открытого им. «Душа человека во сто крат тяжелее его тела… Она настолько тяжела, что один человек не в силах нести ее… потому мы, люди, пока живы, должны стараться помочь друг другу, стараться обессмертить души друг друга: вы – мою, я – другого, другой – третьего, и так далее до бесконечности…»

Социально-нравственные проблемы властно волнуют нашу литературу, каких бы участков жизни она ни касалась, к каким бы сферам человеческой жизни ни обращалась. Человек и природа! Извечная нравственно-философская проблема, общечеловеческое значение которой с каждым годом приобретает все большую остроту. Вспомним, с какой классической силой и яркостью были поставлены эти проблемы в романе Л. Леонова «Русский лес», в его публицистике.

«Земля наша едина и неделима, и человек в любом месте, даже в самой темной тайге, должен быть человеком». Эти слова рыбинспектора Черемисина составляют пафос повествования Виктора Астафьева, определяют движение сюжета его книги «Царь-рыба», ставшей знаменитой. В книге, пожалуй, главный герой – сам повествователь, от лица которого то путем прямых публицистических высказываний, то данными в его восприятии весомыми художественными картинами конструируется главная мысль.

Отрадно, что книга В. Астафьева не единственная на эту тему в советской литературе последних лет. Невозможно переоценить выступления наших писателей по вопросам сохранения природы. Повести и статьи В. Распутина, очерки Е. Воробьева, Г. Кублицкого, О. Волкова, Ю. Шесталова прозвучали на всю страну. Они учитывались в период подготовки соответствующих законов Верховным Советом СССР и правительством, по ним принимались конкретные меры хозяйственными органами.

Или, к примеру, возьмем роман Даниила Гранина «Картина». Произведение это привлекает внимание весомостью размышлений о сохранении и приумножении культурно-исторического и природного национального достояния. Спор о судьбе Жмуркиной заводи – местной достопримечательности – превращается в спор о роли духовного начала в жизни современного человека. И картина художника Астахова для маленького городка Лыкова становится не просто мастерски написанным пейзажем, а явлением патриотического смысла. Автор последовательно показывает процесс нравственного, духовного обогащения жителей городка, исторические закономерности всеобщего интереса граждан к прошлому, приобретающему в условиях социалистического уклада общественное звучание.

Острым проблемам нравственности и воспитания нового человека посвящены повести В. Тендрякова «Расплата», рассказ П. Нилина «Впервые замужем», – романы В.

Цитировать

Марков, Г. Советская литература в борьбе за коммунизм и ее задачи в свете решений XXVI съезда КПСС / Г. Марков // Вопросы литературы. - 1981 - №8. - C. 13-48
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке