№4, 1987/Обзоры и рецензии

Социалистический реализм: традиции и теория

Peterka, Metamorfozy tradice. К ideologickym aspektum ptisobeni literarniho dedictvi, Praha, «Ceskoslovensky spisovatel», 1984, 179 s., J. Peterka, Teoreticke otazky rozvoje socialistickeho realismu, Praha, «Ceskoslovensky spisovatel», 1986, 87 s.

Проблема традиций и новаторства постоянно занимает литературоведов и критиков, но в центре внимания в разное время оказываются разные ее аспекты. В конце 40-х – начале 50-х годов победа социалистической ориентации в литературах ряда европейских стран, вступивших на путь социализма, сопровождалась программным обращением к революционным и демократическим традициям отечественной и мировой литературы. Вторая половина 50-х – начала 60-х годов и в нашей критике, и в критике этих стран были отмечены острыми дискуссиями прежде всего вокруг понимания новаторства, художественного прогресса. А в 70-е годы вновь, но уже совсем по-иному, на первый план выдвинулся вопрос о традициях. Предлагались новые трактовки целых пластов литературы прошлого, делались попытки с позиций тех лет пересмотреть устоявшиеся мнения. И у нас, и в литературоведческой науке других социалистических стран высказывалось много интересного, ценного, но немало и спорного, что подчеркивает актуальность теоретического осмысления проблем преемственности, проверки исходных методологических позиций.

Среди работ, посвященных этой проблематике, заслуживают внимания книги известного чешского поэта и литературоведа Йозефа Петерки «Метаморфозы традиции. К идеологическим аспектам воздействия литературного наследия» и «Теоретические вопросы развития социалистического реализма».

Йозеф Петерка – вместе с К. Сысом, М. Черником, И. Жачеком, Я. Чейкой – принадлежит к поколению, утвердившему себя в чешской поэзии в 70-е годы, он – автор получивших признание стихотворных сборников и поэм. Столь же активно выступает Й. Петерка, особенно в последние годы, как критик и теоретик. Его работы в этой области, в отличие от большинства литературно-критических книг поэтов, не относятся к разряду свободной эссеистики, они основаны на тщательном изучении материала, им присуща строгая логика и научная аргументированность, стремление к теоретическим обобщениям и точности формулировок.

В «Метаморфозах традиции» автор поставил перед собой задачу проследить историю формирования теории культурного наследия в марксистской критике Чехословакии от ее зарождения до современности в контексте развития марксистского мышления о литературе вообще и в связи с живой практикой литературы, по преимуществу чешской поэзии. Он исходит из того, что «революционный марксистско-ленинский подход к культурному наследию есть принципиально новое историческое качество по сравнению с историческим объективизмом позитивистского или неопозитивистского толка» (стр. 11) и что В. И. Ленин «сделал вопросы культурного наследия стержневой проблемой культурной политики партии в условиях революционной практики» (стр. 18). Теория наследия складывалась в трудах Меринга, Плеханова, Луначарского и других критиков-марксистов и в постоянной конфронтации с буржуазными концепциями, и через преодоление собственных ошибок. В книге, в частности, специально отмечается значение работ Д. Лукача и М. Лифшица как основателей философской критики. Признавая односторонность и спорность отдельных их решений, Й. Петерка вместе с тем пишет: «…Лифшиц и Лукач создали теоретический фундамент, который в подходе к культурному наследию противостоит эклектизму, релятивизму и интуитивизму, это была попытка создать систему, которая, прежде всего благодаря своему историзму, преодолевала бы слабости абстрактного социологизирования» (стр. 29).

В марксистской теории культурного наследия Й. Петерка особо подчеркивает ее ценностную ориентацию: «Это понятие не охватывает всю сумму произведений, которая составляла литературный процесс, но выдвигает на первый план качественно-выборочный аспект оценки достижений литературы прошлого, подтверждение их жизнеспособности с точки зрения объективных критериев общественного прогресса» (стр. 31). Литературному произведению, по мнению Й. Петерки, свойственна своего рода «открытость существования»; изменяющийся общественный контекст дает импульсы к его новому прочтению, выявляет ранее не замеченные стороны его смысла. Но из этого не следует делать вывод о релятивности содержания. По убеждению автора, марксистская критика призвана обнаруживать истинный смысл произведений, «социально культивировать традиции» (стр. 42).

Наибольшее место отведено в книге проблематике наследия в истории чешской марксистской критики.

Многовековая борьба против национального угнетения обусловила особое отношение чехов к собственным культурным традициям, помогавшим объединить разные социальные слои для отпора австрийскому и австро-венгерскому абсолютизму. В чешской культуре ХІХ века преобладали тенденции традиционализма, нарушить которые осмелилась только «модерна» 90-х годов (Ф. -К. Шальда, С. -К. Нейман), но которые вновь укрепились накануне и в годы первой мировой войны. Образование в 1918 году независимого чехословацкого государства, власть в котором захватила буржуазия, резко изменило ситуацию в национальной культуре, в том числе и отношение к традиции. Охранительный национализм, который в области литературы представляли, например, В. Дык и А. Новак, стремился использовать метафизически истолкованные отечественные культурные традиции в борьбе с революционными силами и поднимающейся культурой пролетарского интернационализма. В противовес реакции З. Неедлы, бывший к тому времени уже общепризнанным авторитетом в истории, музыковедении и науке о литературе, и молодые критики-марксисты выдвинули новое понимание национальной традиции, акцентируя в ней демократические и революционные моменты. Столкновение этих диаметрально противоположных подходов к традиции Й. Петерка анализирует применительно к оценке гуситства, чешского фольклора, литературы романтизма. Чешская пролетарская поэзия формировалась в 20-е годы под знаком отрицания романтизма, однако, как показано в книге, негативное отношение теории к романтизму сочеталось с наличием романтических черт в художественной практике молодых революционных поэтов. Подробно рассмотрены и противоречивые взаимоотношения с романтической традицией чешского авангардизма – поэтизма и сюрреализма. Высоко оценивает Й. Петерка работу Л. Штолла 1934 года «К социологии романтизма», в которой впервые в чешской науке была предпринята попытка дать марксистский анализ этому явлению и внимание было переключено «со специфических проявлений романтизма в художественной литературе на общественные корни его генезиса» (стр. 98). Проанализировав воззрения на романтизм Л. Штолла, К. Конрада, Б. Вацлавека, Ю. Фучика, автор приходит к следующему заключению: «В духе их концепции следовало бы различать романтизм как определенное историческое направление и романтику как жизнеощущение романтического происхождения, которое не укладывается в рамки романтизма ХІХ века и находит свое продолжение в революционной романтике социалистического искусства» (стр. 105). По мысли Й. Петерки, споры о романтизме, которые почти непрерывно велись в 20-е и 30-е годы, подготовили «синтетическое восприятие социалистического реализма» (стр. 106).

Специальная глава рецензируемой книги посвящена динамике освоения литературного наследия в эпоху строительства социалистического общества. Й. Петерка предлагает различать три исторических цели, три функции социалистической культурной революции: «будительскую», демократизирующую и «креативную». В первые годы после февральской (1948) победы социалистической революции в Чехословакии на передний план выдвинулись «будительская» и демократизирующая функции, что отразилось и на соответствующем восприятии наследия. Подчеркивалось сходство социалистической культурной революции с энтузиазмом чешских «будителей народа» периода Национального возрождения. Высоко поднимались традиции реализма ХІХ века и пролетарской литературы 20-х годов. Наряду с принципиально важными положительными моментами такой подход заключал в себе опасность выпрямления и упрощения традиций, а также незаслуженное забвение отдельных значительных имен и сложных произведений. Й. Петерка критикует присущую тому периоду тенденцию к «абсолютизации народности как всеспасительного средства в ущерб другим категориям, таким, как художественная правдивость, идейность, реализм, художественное мастерство» (стр. 120). Приводя бытовавшие в то время точки зрения на реализм, автор принимает тезис о разграничении реализма как особого отношения к действительности, с одной стороны, и его отдельных исторических мутаций – с другой, пишет о нем как о постоянно развивающемся и обогащающемся явлении, которое «рано или поздно обнаруживает схематизм всех рассуждений о незыблемых границах и окончательно установленных признаках» (стр. 126).

Если в первый послефевральский период имела место недооценка романтизма, то в 60-е годы он вновь оказался в центре внимания, хотя, как отмечает Й. Петерка, «немалая часть литературы 60-х годов, прежде всего молодая поэзия, развивалась под знаком романтической депрессии», и только в 70-е годы пробуждается романтический энтузиазм открытых возможностей и освобождающая романтика «конкретного изменения конкретности» (стр. 131).

Марксистская критика Чехословакии в лице своих ведущих представителей (Л. Штолл, И. Скала, Я. Петрмихл, В. Минач) последовательно боролась против вульгаризации и омертвления традиций, за творческое отношение к классическому наследию, и с течением времени все отчетливее выступала «креативная», то есть направленная на созидание новых ценностей, функция культурной революции.

Вся работа Й. Петерки направлена против необоснованных «генерализаций» наследия, прежде всего тех, которые исходили и исходят из буржуазных и ревизионистских кругов, но также и тех, которые марксистской критике приходилось преодолевать в процессе собственного развития. Надо особенно подчеркнуть доказательность критики Й. Петеркой «охранительного национализма» периода буржуазной Чехословакии, авангардистских теорий 20-х годов, некоторых упрощенческих тенденций конца 40-х – начала 50-х годов. Можно выразить сожаление, что в книге не нашлось места для критического анализа структуралистских теорий традиции и новаторства, которые были распространены в чешской литературоведческой науке и критике в 30-е годы и вновь возрождались в 60-е. Очевидно, что более развернутой могла бы быть часть о развитии традиций в современной литературе.

Желание возразить Й. Петерке вызывают и некоторые имеющиеся в книге формулировки, при всем стремлении автора к точности. Некоторая неясность остается, например, в вопросе о соотношении реализма и романтики в социалистическом реализме. На стр. 128 читаем: «На этапе стабилизации социалистического реализма романтический импульс становится необходимой защитой социалистического творчества против схем обезличивания и обесчувствования, против потребительского отношения к ценностям». Но разве не может стать «защитой» и подлинный реализм, раскрывающий истинную ценность вещей? Вместе с тем сама постановка подобных дискуссионных вопросов является достоинством книги.

Книга Й. Петерки «Теоретические вопросы развития социалистического реализма» вышла в научно-популярной серии «Пульс» издательства «Чехословацкий писатель» и рассчитана на более широкого читателя, чем «Метаморфозы традиции». Стремясь писать точно, емко, автор не упрощает проблематику. В небольшой по объему книге не просто разъясняются исходные принципы социалистического реализма, но предпринимается попытка во многом по-новому рассмотреть их с учетом сегодняшнего состояния социалистической литературы и социалистического общества.

Автор считает, что недостаточная активность и инициативность теории развязывает руки стихийности, которая способна ослабить литературный процесс. Поэтому «перед марксистской литературоведческой наукой встает сегодня долговременная программа коллективного изучения социалистического реализма как ведущей системы мировой литературы, классовое содержание которой обладает общечеловеческими измерениями» (стр. 14). Постановка вопроса об «общечеловеческих измерениях» литературы социалистического реализма представляется особо актуальной в свете задач формирования нового современного мышления. Й. Петерка решительно выступает против тех, кто готов исключить из марксистской эстетики и вообще марксистской философии категорию общечеловеческого. Нас не должны сбивать с толку, пишет он, буржуазные и ревизионистские спекуляции на этой категории, ибо в марксистском ее понимании у нее нет ничего общего ни с идеологическим примиренчеством, ни с политической нейтральностью искусства. Именно коммунисты являются наследниками и продолжателями великих гуманистических традиций, имеющих общечеловеческое значение. Й. Петерка тонко показывает, как меняются со временем идеологические акценты в восприятии некоторых сложных произведений прошлого, например романов и пьес Карела Чапека, к которым современная ему марксистская критика относилась негативно. С другой стороны, Й. Петерка предостерегает против недооценки представляющихся сегодня чуть ли не примитивными агитационных произведений прежних времен: «Агитационные и публицистические формы беллетристики великих эпох… всегда являли собой зондаж нового, сырого материала, вели открытый спор о новых, еще не установившихся критериях оценки жизненной проблематики» (стр. 24).

Интересно рассуждает Й. Петерка о разных типах взаимоотношения писателя и читателя, о «стилистической стратегии» социалистического реализма, которая призвана найти оптимальные решения в области формы, соответствующие современному уровню сознания. Марксистская литературная критика преодолела «теорию образцов», но это не означает, что все виды поэтик можно считать одинаково плодотворными и приемлемыми для современного социалистического искусства. Здесь должен соблюл даться принцип строгого отбора и «общественного контроля, осуществляемого литературной критикой, читателем и временем» (стр. 38).

В книге отстаивается «недогматическая сущность» социадиетического реализма: «Широкий диапазон его стилей подтверждает большую точность самой универсальной концепции социалистического реализма как «исторически открытой системы правдивого изображения жизни» (Д. Марков)» (стр. 40). В соответствии с этой концепцией Й. Петерка говорит и о «прочных идейно-политических берегах» социалистической литературы: «Социалистический реализм не отгораживается от всей остальной культуры, но он не регламентируется импульсами извне, главные его источники – национальные корни и социалистическая реальность» (стр. 41). Тезис о многообразии стилей в современном искусстве социалистического реализма, о его «диалектической поэтике» убедительно подтверждается примерами из современной чешской и словацкой литературы, из художественной практики других социалистических стран. Разумеется, и в этой книге, где автор формулирует свою точку зрения на горячие вопросы современной литературной практики и эстетической теории, есть спорные утверждения. Так, Й. Петерка безусловно прав, что социалистическое искусство является самым последовательным выразителем общечеловеческого начала, которое отражается в классовых явлениях. Но вряд ли можно согласиться с тем, как об этом говорится на стр. 35, что «классовая точка зрения» наиболее наглядно обнаруживается именно на материале общечеловеческого характера. Й. Петерка связывает с этим обращение, многих современных социалистических писателей к мифу. Представляется, однако, что причины здесь могут быть и иные. Но показателен уже сам по себе интерес чешского критика к вопросам, споры по которым идут и в современной советской критике.

Й. Петерка опирается в своих книгах на труды основоположников марксистско-ленинской эстетики и марксистских критиков прошлого, на работы современных литературоведов, критиков и писателей как чехословацких, так и из других социалистических стран.

В «Метаморфозах традиции» он ссылается на Д. Лихачева, М. Бахтина, Л. Тимофеева, Г. Поспелова, А. Бушмина, Б. Сучкова, Р. Ваймана, Р. Шёбер и т. д. В книге о теории социалистического реализма – на Д. Маркова, М. Бахтина, Ю. Богданова. И это не просто дань эрудиции. Здесь отразилось характерное для сегодняшнего дня сотрудничество литературоведческой науки стран социализма. Чехословацкий литературовед основывается на достижениях этой науки. А его выводы дают импульсы для размышлений ученым других стран.

 

Цитировать

Шерлаимова, С.А. Социалистический реализм: традиции и теория / С.А. Шерлаимова // Вопросы литературы. - 1987 - №4. - C. 255-260
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке